CSIS: Центральная Азия и восстановление связей внутри Евразии. Рекомендации американской политике в регионе

Рекомендации американской политике в регионе

(краткое содержание доклада)

В январе 2014 года Программа по России и Евразии CSIS начала новую Инициативу Евразия. Огромный евразийский континент, простирающийся на запад от Китая до Восточной Европы, на север до Арктики и на юг до Индийского океана, вмещает в себя не только одни из мощных и динамичных стран мира, но и задает некоторые из самых неразрешимых мировых проблем. Ученые и аналитики привыкли изучать Евразию через ее регионы — Европу, бывший Советский Союз, Восточную Азию, Южную Азию и Юго-Восточную Азию, но не взаимодействие между ними. Наша Инициатива Евразия сфокусирована в том, чтобы изучить эти взаимодействий, при этом анализируя и понимая Евразию в комплексе.

Сегодня такой фокус на Евразии актуален как никогда, после исчезновения Шелкового пути пятьсот лет назад. За последние два десятилетия Евразия начала медленно восстанавливать взаимодействие изнутри, с появлением новых торговых отношений и транзитных инфраструктур, а также интеграцией России, Китая и Индии в мировую экономику. В процессе восстановления взаимосвязей центр экономического динамизма в Евразии, и в мире в целом, все более и более смещается на Восток. Влияние этих изменений потенциально огромно, но малоизучено из-за нашей склонности к ограничению анализа на одной стране или регионе в более широкой Евразии.

Отчеты базируются на интервью, проведенных в каждой стране Центральной Азии весной, летом, и осенью 2014 года, включая беседы с правительственными чиновниками, экспертами, представителями частного сектора и международных организаций, и целью этих интервью было понять, как элита Центральной Азии воспринимает изменения в сфере экономики и безопасности вокруг них. Мы стремились выяснить, как страны определяют свои национальные интересы после завершения войны в Афганистане и что они ожидают от США.

Этот отчет и другие публикации серии отражают результаты этих интервью, наряду с анализом данных и вторичных источников, чтобы предоставить широкий обзор того, как Центральная Азия видит мир. Мы должны подчеркнуть, что цель этих отчетов — в описании внешнеэкономической политики и политики безопасности пяти государств Центральной Азии. Эти отчеты не стремятся решать внутриполитические вопросы, права человека, и многие другие вопросы, не потому, что они не важны, а потому, что главный интерес данного проекта лежит в анализе стратегических последствий от восстановления внутренних связей в Евразии, что означает интерес в том, как взаимодействуют эти страны с внешним миром. Конечно, внутренние вопросы часто оказывают влияние на внешние связи. Например, одним из основных препятствий для иностранных инвестиций в Центральной Азии является коррупция в сочетании с неэффективной нормативной базой и бюрократическими институтами. Отчеты анализировали эти явления, но лишь в той степени, в какой они влияют на взаимодействие государств Центральной Азии с внешним миром.

Рекомендации для Соединенных Штатов

Мы считаем, что в политике США в Центральной Азии есть много позитивных аспектов, которые могут быть построены и укреплены путем осуществления следующих рекомендаций. Хотя нереалистично ожидать того, что Вашингтон станет доминирующим игроком в регионе, из наших исследований и поездок в Центральную Азию мы вынесли убеждение, что с помощью более целенаправленной стратегии, учитывающей наши сравнительные преимущества и ожидания самого региона, США, совместно с партнерами, могут способствовать региональному процветанию и стабильности.

1) Создать ответственную за Евразию позицию высокого уровня в Совете национальной безопасности

Правительство США, как и большинство аналитиков, по-прежнему фокусируется на отдельных регионах Евразии, не воспринимая регион в целом как Евразию и не признавая влияние сил, все теснее связывающих Евразию. Чтобы преодолеть это в различных изолированных кабинетах агентств, потребуется время, вместо этого есть более быстрое решение, если Белый дом создаст дирекцию по Евразии в Совете национальной безопасности, в то же время поддерживая существующие региональные дирекции. Старший директор по Евразии будет ответственен за продвижение интересов США на евразийском континенте, с особым акцентом на содействии торговле и экономическом сотрудничестве.

2) Сместить фокус политики США на продвижение торговли и инвестиций

Все страны Центральной Азии хотели бы, чтобы США сосредоточили больше усилий на продвижении торговых и инвестиционных связей. Хотя объем торговли и инвестиций США в регион будет оставаться сравнительно ограниченным, Соединенные Штаты имеют несколько сравнительных преимуществ, особенно привлекательных для государств Центральной Азии, в том числе инновационное лидерство, технологии и управление. С точки зрения США, больший акцент на экономической дипломатии создаст платформу для более глубокого вовлечения и по другим вопросам. Акцент на экономической дипломатии также создает возможность сосредоточиться на управлении и верховенстве закона, вопросах, которые сдерживали развитие в Центральной Азии и остаются препятствием для более глубокой региональной интеграции. Для США будет, например, довольно просто увеличить количество торговых делегаций в Центральную Азию и разработать недорогие программы по тренингу региональных предпринимателей без урона существующим инициативам США в регионе.

3) Усиление содержания нового Шелкового пути

Элиты Центральной Азии по понятным причинам скептически относятся к заявлениям США о новом Шелковом пути, особенно, когда ресурсы не соответствуют риторике. Слишком многое в этой инициативе США о новом Шелковом пути до сих пор было связано с Афганистаном. Тогда, как для Афганистана есть ясные преимущества от любого улучшения условий торговли в регионе, Афганистан остается слишком далекой страной с высокими политическими рисками для того, чтобы быть краеугольным камнем любой стратегии по развитию торговли и транзита в Евразии. Вместо этого Соединенные Штаты должны стремиться использовать свои сравнительные преимущества для продвижения возрождающихся взаимосвязей в регионе, не обязательно увязывая их на Афганистан. Эти сравнительные преимущества, в частности, лежат в развитии «мягкой инфраструктуры» для упрощения пересечения границ, таможенного оформления, и т.п., а также деятельности частных компаний.

По мере возможности Соединенные Штаты должны рассмотреть возможность сотрудничества по таким инициативам не только с самими государствами Центральной Азии, но и с основными региональными державами. Экономический пояс Шелкового пути Китая, содержащий значительные ресурсы для развития инфраструктуры и других инвестиций, в частности, создает потенциал для новых совместных инициатив и снижает конкуренцию в регионе между амбициями Вашингтона и Пекина. Как Соединенные Штаты, так и Китай стремятся к расширению торговли и транзита в Евразии, от Юго-Восточной Азии до Европы. Вашингтон и Пекин имеют дополняющие преимущества в продвижении этого расширения и обе страны, скорее всего, могут достигнуть своих целей, если они смогут наладить совместное сотрудничество. Соединенные Штаты также должны быть готовы продолжать сотрудничество с Россией в регионе по мере того, как Москва будет открыта для более широкого участия США.

4) Поднять уровень и диверсифицировать визиты на высоком уровне в Центральную Азию

Элиты и официальные лица из Центральной Азии уже давно сетуют на редкие визиты американских правительственных чиновников высокого уровня в регион. Учитывая важность сотрудничества на высоком уровне для продвижения инициатив в этой части мира, американская дипломатия, экономическая и иная, извлекла бы выгоду от более активной вовлеченности высокопоставленных американских чиновников. Идеальным вариантом был бы президентский визит в Центральную Азию впервые за историю более чем двух десятилетий независимости Центральной Азии. В то время как визиты министра обороны неоднократно осуществлялись в разгар войны в Афганистане, акцент сегодня нужно делать на визитах различных учреждений, включая Государственный департамент, министерства торговли и энергетики, торгового представителя США и других. Полезными будут более частые делегации Конгресса. Такие визиты будут означать, что Вашингтон по-прежнему признает важность Центральной Азии даже после сокращения численности союзных войск из Афганистана.

5) Взаимодействие с Центральной Азии на ее условиях

Центральноазиатские лидеры по понятным причинам обеспокоены тем, что США рассматривают этот регион в первую очередь или исключительно через призму своих отношений с такими крупными региональными державами, как Россия и Китай. Хотя отношения с этими державами играют немаловажную роль в политике США в регионе, отношения Вашингтона с государствами Центральной Азии должны в большей мере учитывать их интерес по более широкому кругу вопросов. Прежде всего, жители Центральной Азии не хотят оказаться в позиции, где им придется выбирать между отношениями с США, с одной стороны, и отношениями с Россией или Китаем, с другой (для Центральной Азии соседи будут всегда приоритетными в любом случае). Поэтому Соединенные Штаты не должны воспринимать отношения с Центральной Азией через игру с нулевой суммой, и искать подходы, признающие выбранный Центральной Азии многовекторной подход. Особенно полезно было бы разработать программы и инициативы, открытые для конструктивного участия других крупных держав, не только России и Китая, но и Турции, Европейского Союза, Индии и других. Опять же, инициативы, направленные на содействие развитию торговли и взаимосвязей в Евразии, являются наиболее подходящими для такого многостороннего сотрудничества. Разработка решений последствий сокращения численности союзных войск из Афганистана является еще одной областью, где Соединенные Штаты могут сделать больше для стимулирования многостороннего сотрудничества, учитывая общий интерес между Соединенными Штатами, Центральной Азией и крупными региональными державами в борьбе с терроризмом, по борьбе с наркотиками, а также предотвращению распространения экстремистских идей.

6) Поощрение внутрирегионального сотрудничества

Расширение внутрирегиональных торговых связей в последние годы свидетельствует о том, что государства Центральной Азии в определенной мере начинают отходить от постколониального акцента на суверенитете, чтобы сосредоточиться на прагматической стороне экономического сотрудничества. Американская помощь должна быть направлена ​​на ускорение и поддержку этого процесса, особенно в вопросах, где страны проявляют определенную восприимчивость к многосторонним инициативам. Одной из таких сфер может быть продовольственная безопасность, в широком смысле, включающая такие сопутствующие проблемы, как управление водными ресурсами, внедрение новых технологий, таких как умные электросети, а также внедрение энергоэффективности. Учитывая поддержку США в создании региональных электросетей, усилия по повышению эффективности и реформы в энергетическом секторе будут хорошо сочетаться с тем, что Соединенные Штаты уже делают в регионе. Проекты в этой сфере могут также стать основой для косвенного решения одного из самых больших препятствий к многостороннему сотрудничеству в Центральной Азии: водного вопроса.

Еще одна сфера для возможного многостороннего сотрудничества — это общественное здравоохранение и мониторинг состояния здоровья. Даже если некоторые правительства в регионе по-прежнему чувствительны к обмену данными в сфере общественного здравоохранения, трансграничный характер этих проблем требует многостороннего подхода, где поддержка США будет много значить. Учитывая чувствительность таких проблем, как, например, ВИЧ/СПИД, лучше начать с таких вопросов, как неинфекционные заболевания, где Соединенные Штаты могут содействовать улучшению ведения и обмена информацией, внедрения передовых практик, в том числе в сотрудничестве с американскими больницами и учебными заведениями.

7) Увеличение исследований на базе университетов, обменных программ и бизнес-тренингов

Расширение академического обмена по широкому спектру сфер является одним из наиболее важных способов, через который Соединенные Штаты могут поддерживать развитие и внутрирегиональное сотрудничество. В своей речи в Джорджтаунском университете 31 марта 2015 года заместитель помощника госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Ричард Хогланд отметил, что за последние 23 лет «свыше 24000 граждан стран Центральной Азии участвовали в программах по обмену, спонсируемых Госдепартаментом». Такие программы являются эффективным способом содействия развитию человеческого капитала в Центральной Азии и базируются на одном из ключевых сравнительных преимуществ Соединенных Штатов для создания долговременных связей с нынешней и будущей элитами Центральной Азии.

Center for Strategic and International Studies (CSIS) Publication

Central Asia in a Reconnecting Eurasia U.S. Policy Interests and Recommendations

 

[/su_tab]

[/su_tab] [/su_tabs]

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments