Оценка влияния нетарифных барьеров в ЕАЭС: результаты опросов предприятий

После создания Таможенного союза и Единого экономического пространства Беларусь, Казахстан и Россия неоднократно заявляли о необходимости устранения изъятий, ограничений и барьеров во взаимной торговле товарами и услугами. Эта цель зафиксирована в Договоре о Евразийском экономическом союзе. Данный доклад представляет читателю результаты первого этапа исследования, посвященного оценке экономических эффектов отмены в рамках нетарифных барьеров (НТБ) в торговле между государствами-участниками. Доклад содержит результаты опросов и интервью с экспортирующими товары и услуги на рынки Таможенного союза предприятиями и компаниями Беларуси, Казахстана и России. Всего опрошено 530 предприятий. Эти данные позволили выявить структурированное мнение респондентов о нетарифных барьерах, с которыми они сталкиваются при экспорте в каждое из государств-партнеров. Получены количественные оценки нетарифных барьеров в процентах от стоимости экспортируемого товара, что дало возможность оценить издержки предприятий, связанные с каждым из НТБ, а также провести оценку макроэффектов от снятия нетарифных барьеров.

На основе масштабного опроса 530 предприятий Беларуси, Казахстана и России подсчитано, что нетарифные барьеры (НТБ) во взаимной торговле «крадут» 15-30% стоимости экспорта. Белорусские экспортеры оценили нетарифные барьеры в торговле с Россией и Казахстаном на уровне 15% от стоимости своего экспорта, казахстанские — 16% при экспорте в Россию и 29% при экспорте в Беларусь, российские — около 25% в каждую из стран.

При классификации НТБ из списка Евразийской экономической комиссии было выявлено, что наибольшее количество нетарифных мер в ТС/ЕЭП приходится на санитарные и фитосанитарные меры, технические барьеры, меры ценового контроля и меры, влияющие на конкуренцию. Результаты опроса предприятий-экспортеров товаров показали, что одним из основных барьеров, который создает ограничения в торговле в рамках ЕЭП, являются технические барьеры. Среди них наибольшее влияние оказывает необходимость тестирования и сертификации продукции, а также соблюдения производственных стандартов.

Другими барьерами, отмечаемыми респондентами вне зависимости от направления торговли, являются меры ценового контроля, включая дополнительные налоги и сборы в стране назначения (в особенности связанные с уплатой НДС), и меры, влияющие на конкуренцию (институт специмпортера).

Количественная оценка ограничительного влияния НТБ по результатам опроса показала, что самые низкие издержки от нетарифных барьеров характерны для предприятий-экспортеров из Беларуси. Суммарный эффект от всех барьеров с учетом корректировки на выбросы оценивается ими не выше 15% от стоимости экспорта вне зависимости от направления экспорта. Количественные оценки нетарифных барьеров российскими экспортерами при усеченном среднем близки к 25% от стоимости при экспорте как в Казахстан, так и в Беларусь. Наименее однозначно можно трактовать результаты опроса казахстанских экспортеров. Их оценки барьеров варьируются, в зависимости от метода расчета и направления торговли, от 16.3% до 78.9% от стоимости экспорта.

Основным сектором экономики, где издержки от барьеров находятся на высоком уровне вне зависимости от направления торговли, является производство машин и оборудования. Кроме того, с высокими издержками от нетарифного регулирования торговли сталкиваются экспортеры химической продукции (в Беларусь и Россию), продукции деревообработки (в Казахстан и Россию), сельскохозяйственной продукции (в Беларусь), а также электрооборудования, электронного и оптического оборудования (в Казахстан).

Результаты опроса показали, что страны ЕЭП торгуют внутри блока достаточно ограниченным ассортиментом продукции. Ассортимент шире, чем при торговле с третьими странами, поставляют только белорусские предприятия на рынок России. При этом респонденты в большинстве отрицают наличие проблемы сокращения ассортимента вследствие НТБ. Немного острее стоит проблема расширения имеющегося ассортимента, но говорят о ней, в первую очередь, предприятия из Беларуси. Такая ситуация во многом объясняется несопоставимостью размеров экономик стран ЕЭП и большим расстоянием между Беларусью и Казахстаном. Предприятия из Беларуси зачастую рассматривают рынок России как основной из-за небольшого размера внутреннего рынка. Напротив, для предприятий из России рынок Беларуси и, в определенной степени, Казахстана слишком мал, чтобы поставлять туда весь спектр производимой продукции. Для предприятий Казахстана рынок стран ЕЭП также не является доминирующим, в том числе из-за структуры экспортной корзины, географического положения и соседства с Китаем.

В то же время роль барьеров в ограничении ассортимента экспортируемой продукции невелика. Для предприятий из Беларуси основным фактором, ограничивающим ассортимент экспортируемой продукции, является низкая конкурентоспособность. Негативную роль нетарифных барьеров отметили менее 5% респондентов. Для российских предприятий из тех, кому интересен рынок стран ЕЭП, влияние барьеров оказывается достаточно существенным как фактора, приводящего к сокращению ассортимента, а для казахстанских — как фактора, затрудняющего расширение ассортимента. Однако их влияние на ассортимент в среднем не превышает влияния внутренних факторов на самих предприятиях.

Наиболее значимыми барьерами, как и при оценке влияния на стоимость экспорта, являются технические барьеры, ценовое регулирование и меры, влияющие на конкуренцию. При этом многие экспортеры, особенно из России, считают, что более важным барьером зачастую является регуляторная среда в странах ЕЭП в целом, а не действие нетарифных мер.

Как следствие ограниченной роли барьеров и отсутствия интереса в расширении ассортимента, респонденты не ожидают большого эффекта от устранения нетарифных барьеров на ассортимент экспортируемой продукции. Определенного улучшения ситуации ожидают предприятия из Беларуси, предполагая, вероятно, что устранение барьеров повысит конкурентоспособность их продукции на рынках ЕЭП. Также возможный положительный эффект отмечен значительной долей казахстанских предприятий, поставляющих продукцию на российский рынок. При этом они ожидают существенного улучшения возможностей по расширению ассортимента экспортируемой продукции.

Белорусские перевозчики и казахстанские транспортные и логистические компании оценивают доступ на рынок двухсторонних автомобильных грузовых перевозок России как практически свободный Доступ на российский рынок при осуществлении перевозок из третьих стран в Россию и наоборот белорусские транспортные компании оценили как близкий к абсолютно закрытому.

В ходе углубленных интервью, проведенных в Казахстане, респонденты в качестве ограничений и барьеров при осуществлении грузоперевозок в Россию называли бюрократические процедуры, большое количество проверок и штрафов. В то же время все опрошенные казахстанские компании ответили, что в целом не существует барьеров и ограничений при осуществлении международных грузоперевозок в Беларуси (двусторонние, транзит, из/в третьи страны). Согласно оценкам белорусских транспортных компаний, отмена системы разрешений позволит увеличить объем грузооборота за три года в два раза и увеличивать автопарк на 30–40% в год. Респонденты из Казахстана считают, что наличие барьеров и ограничений на рынке России приводит к увеличению стоимости транспортных услуг в среднем на 10–20%. Если бы барьеры и ограничения на территории России были устранены, объем грузоперевозок увеличился бы на 30–35%.

В ходе экспертного опроса руководителей компаний, оказывающих финансовые услуги на рынках ТС/ЕЭП, организации в Беларуси и России оценили условия предоставления финансовых услуг в Казахстане как ограничительные и умеренно ограничительные соответственно. Оценки белорусских респондентов по России и российских по Беларуси соответствовали условиям свободной торговли. Казахстанские организации также в среднем оценили условия предоставления финансовых услуг в Беларуси и России как имеющие минимальные барьеры.

Респонденты Беларуси оценили барьеры, связанные со входом на рынок и с деятельностью как в России, так и в Казахстане, в 10% от издержек. Казахстанские организации полагают, что обе группы барьеров составляют 10% от издержек организации в Беларуси и 15% — в России. Российские организации оценили барьеры в Беларуси в 13% и 15% соответственно, а в Казахстане — в 15% и 10%.

 

На русскомEnglish
Открыть в новом окне
Open in new window
 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments