Развивающаяся экономика Казахстана: между государством и рынком

В моей книге «Развивающаяся экономика Казахстана: между государством и рынком«, опубликованной в 2014 году издательством Peter Lang Press в рамках серии исследований о быстроразвивающихся рынках, я изучаю тип рыночной экономики Казахстана, которая сложилась в стране с 1991 года. Книга вносит новый вклад в область научной литературы, посвященной экономическому и институциональному развитию Казахстана, других стран с развивающейся экономикой в постсоветской Центральной Азии и стран с переходной экономикой. Книга также вносит важный вклад в область знаний об интервьюировании элит в Казахстане.

RussianEnglish

В моей книге «Развивающаяся экономика Казахстана: между государством и рынком«, опубликованной в 2014 году издательством Peter Lang Press в рамках серии исследований о быстроразвивающихся рынках, я изучаю тип рыночной экономики Казахстана, которая сложилась в стране с 1991 года. Книга вносит новый вклад в область научной литературы, посвященной экономическому и институциональному развитию Казахстана, других стран с развивающейся экономикой в постсоветской Центральной Азии и стран с переходной экономикой. Книга также вносит важный вклад в область знаний об интервьюировании элит в Казахстане.

Книга основана на анализе вторичных и первичных источников. Для сбора первичных данных было проведено 159 глубинных интервью в Казахстане с государственными чиновниками, экспертами, представителями международных организаций, представителями частных отечественных и зарубежных компаний, государственных компаний, а также представителями объединений работодателей и профсоюзов. Одним из важных наблюдений исследования стало то, что отношения с общественностью приобретают все большее значение во внутренней политике и государственном секторе, и государственные служащие становятся все более публичными фигурами, открытыми для проведения интервью в научно-исследовательских целях.

В настоящее время Казахстан считается наиболее успешным рыночным реформатором среди постсоветских стран. С момента обретения независимости в стране проводились либерализация и рыночные реформы. Правительство осуществило политические реформы, включая приватизацию, реформы в финансовой, налоговой и денежно-кредитной политике. Переходный этап развития Казахстана был уникален во многих отношениях. Во-первых, экономика страны была в кризисном положении в начале 1990-х годов, инфляция достигала четырехзначных цифр, уровень безработицы был высоким и будущие экономические перспективы были неопределенными. Тем не менее, после 2000 года Казахстан добился высоких темпов экономического роста, и благосостояние населения значительно улучшилось. Очевидно, что преодолеть тяжелую экономическую ситуацию 1990-х годов стране помогли развитие энергетической отрасли и экспорт энергоресурсов. С другой стороны, следует отметить, что без соответствующих рыночных институтов, отвечающих за разработку экономической политики и улучшение бизнес-климата, управление энергетическими ресурсами вряд ли бы было успешным и устойчивым. Несмотря на зависимость от экспорта энергоресурсов, правительство создало эффективные политические и экономические институты, которые помогли частично избежать воздействия «ресурсного проклятия» и привлечь значительные объемы прямых иностранных инвестиций в экономику страны.

Во-вторых, в отличие от других стран, богатых ресурсами, которые, как правило, ограничивают доступ иностранным инвесторам, Казахстан был открыт для иностранных компаний и инвестиций с самого начала. В частности, страна в значительной степени приватизировала свой энергетический сектор и привлекла иностранный капитал для развития экономики. Кроме того, Казахстан активно изучал опыт других стран в осуществлении экономической политики. Эти меры позволили добиться прогресса в реализации рыночных реформ.

В-третьих, в своей книге я изучаю взаимодействие между государством и частным бизнесом. За годы независимости в Казахстане появилась новая культура взаимодействия между государством и бизнесом, основанная на взаимном диалоге. Были созданы коммуникационные платформы для обмена информацией, обсуждения совместных проектов и решения проблем. Несмотря на существующие трудности в частном секторе, многие вопросы решаются именно благодаря наличию такого диалога.

В своей работе я применил теоретическую модель «разновидностей капитализма» (VoC) к экономике Казахстана. Эта модель, ориентированная на фирмы, имеет свои ограничения, так как она не учитывает активную роль государства в условиях переходного периода и не может объяснить внезапные институциональные изменения и динамику. Основные подсистемы этой модели, такие как межфирменные отношения, финансовая система, корпоративное управление, профессиональное образование и обучение, система социального страхования, а также производственные отношения — все это координируется государством в Казахстане, а не частными фирмами, как это предполагает модель VoC. Поэтому, я дополнил эту модель аналитической моделью «центр-периферия», разработанной в рамках настоящего исследования. Эта модель оказалось более эффективной, так как она учитывает значительную роль государства в экономике, и, таким образом, помогает лучше понять сущность и определить тип рыночной экономики Казахстана.

В книге я описываю, что с точки зрения правил игры экономика представляет собой модель «центр-периферия», в которой «центр» находится в большей степени под управлением государства, состоит из стратегических отраслей и, главным образом, крупных компаний, в то время как «периферия» больше управляется рынком и включает в себя нестратегические отрасли и предприятия малого и среднего бизнеса. В случае с Казахстаном, различия между «центром» и «периферией» особенно интересны, поскольку они отражают общую структуру экономики. Центральная часть является существенной с экономической точки зрения и ее игроки более влиятельны в своих отношениях с государством, чем периферийные игроки. Периферийная часть меньше, но включает в себя большее количество экономических игроков. Тем не менее, из-за высокого уровня неформальной деятельности в периферии, трудно четко определить ее границы и вклад в экономический рост.

Следует отметить, что государство хоть и контролирует центральную часть экономики, при этом оно также стремится развивать и координировать экономику в целом, используя рыночные механизмы в целях привлечения отечественных и иностранных инвесторов и поддержки роста и развития малого и среднего бизнеса. Иллюстрацией этому служит факт создания и успешной деятельности Фонда развития предпринимательства «ДАМУ», направленного на поддержку местных малых и средних предприятий.

При оценке экономического развития Казахстана, например, международными организациями, их анализ часто основывается главным образом на изучении энергетического сектора, который находится под контролем государства. Поэтому ими делаются обобщения по отношению ко всей экономике, и многие считают, что государственное регулирование экономики является чрезмерным во всех отраслях. Результаты моего исследования показывают, что, несмотря на то, что энергетический сектор (относящийся к центру) имеет важное значение для всей экономики, другие отрасли (например, сектор услуг), также играют важную роль, развиваются в рыночной среде с рыночными правилами игры и минимальным государственным регулированием. Однако, в отличие от энергетического сектора, эти отрасли остаются недостаточно изученными экспертами и учеными до сегодняшнего дня. Таким образом, в отличие от многих предыдущих исследований, моя работа показывает, что в стране был найден баланс между государственным и рыночным регулированием экономики. Я считаю это основным успехом в рыночном развитии Казахстана с момента обретения независимости.

Важно отметить, что структура экономики по типу «центр-периферия» позволяет центру, а также периферии, быть самодостаточными. Это наблюдение подтверждается тем фактом, что Казахстан добился высоких темпов экономического роста после 2000 года. Таким образом, несмотря на свою двойственную структуру, экономика может быть охарактеризована как успешная и устойчивая. Тем не менее, чтобы добиться устойчивости в долгосрочной перспективе, страна должна сместить фокус своего развития с нефтегазовых и других природных ресурсов в сторону экономической диверсификации, развития сектора услуг, с конечной целью создания и развития «экономики знаний».

In my book “Kazakhstan’s Emerging Economy: Between State and Market”, published by Peter Lang Press as part of the Emerging Market Studies series in 2014, I study the type of market economy that has evolved in Kazakhstan since 1991. The book makes an innovative contribution to the broader scholarly literature on economic and institutional transition of Kazakhstan, other emerging economies in post-Soviet Central Asia and similar countries in transition. It also makes an important contribution to the body of knowledge on interviewing elites in Kazakhstan.

The book is based on the analysis of secondary and primary sources. For primary data collection 159 semi-structured interviews were conducted in Kazakhstan with public officials, experts, representatives of international organizations, representatives of private domestic companies, foreign enterprises and state-owned companies, and representatives of employer associations and labour unions. One important observation from my study is that public relations increasingly matter within domestic politics and in the public sector and state officials are becoming more and more public figures who are eager to be interviewed for research purposes.

Currently, Kazakhstan is considered as the most successful market reformer among the post-Soviet countries. Since independence, the country has pursued liberalization and market reforms. The government has implemented policy reforms that included privatization, fiscal, tax and monetary policies. The transition path of Kazakhstan has been unique in many respects. First, the economy was in crisis in the early 1990s, inflation reached four-digit figures, unemployment rates were high, and future economic prospects were uncertain. However, after 2000 Kazakhstan has achieved high economic growth and the economic well-being of the population has improved. True, the development and export of energy resources helped the country to recover from the economic collapse of the 1990s. On the other hand, we should bear in mind that, without appropriate market-oriented institutions responsible for economic policy-making and improving the business climate, the management of energy resources would hardly have proven successful and sustainable. Despite dependence on the export of energy resources, the government has established effective political and economic institutions which helped to partly avoid the impacts of the ‘resource curse’ and attract significant foreign direct investment.

Second, unlike other resource-rich countries which usually restrict access to foreign investors, Kazakhstan has been open to foreign companies and investment from the very beginning. In particular, it largely privatized its energy sector and attracted foreign capital for developing the economy. Moreover, Kazakhstan has actively learned from experiences of other countries in implementing economic policies. These measures helped to achieve progress in implementing market reforms.

Third, in the book I focus on the interaction between the state and private business. Over the years of independence new culture of state–business interaction based on mutual dialogue has emerged in Kazakhstan. Communication platforms were established where two parties exchange information, discuss joint projects and solve problems. Despite existing difficulties in the private sector, many issues are solved due to this dialogue.

The Varieties of Capitalism (VoC) approach has been applied to Kazakhstan’s economy. However, this firm-centred approach has its limits as it fails to acknowledge the active role of the state in the transition context and cannot explain sudden institutional change and dynamics. Key dimensions of the VoC approach such as inter-firm relations, the financial system, corporate governance, vocational education and training, the social security system as well as industrial relations – all are coordinated by the state and not by private firms as the VoC approach suggests. Therefore, I complemented the VoC approach by a ‘core–periphery’ analytical framework elaborated within the present study. The latter proved useful in accounting for the significant role of the state in the economy, and thus, enabled a better understanding of the essence of Kazakhstan’s market-oriented economy.

From the point of view of rules of the game the economy of Kazakhstan represents a ‘core–periphery’ model, in which the ‘core’ part is more state-led and consists of strategic industries and mainly big companies, whereas the ‘periphery’ part is more market-oriented and includes non-strategic industries and small and medium-sized companies. In the case of Kazakhstan, the ‘core–periphery’ distinction is especially interesting as it reflects the broader structure of the economy. The core part is substantial in economic terms and core actors are more influential in their relations with the state than periphery players. The periphery part is smaller but involves a greater number of economic players. However, due to the higher level of informal activities in the periphery, it is difficult to identify clearly its real contribution to economic output. Even though, the state controls the core part of the economy, it also seeks to steer and coordinate the entire economy by utilising market mechanisms in order to attract domestic and foreign investors and help small- and medium-sized (SME) businesses grow and develop. The establishment of the DAMU Fund aimed at supporting local SMEs is illustrative of the latter.

When Kazakhstan’s economic development is evaluated, for instance, by international organizations, their analysis is often based mainly on the analysis of the energy sector which is controlled by the state. Then, generalizations are made with respect to the entire economy, and, therefore, many consider that state regulation of the economy as excessive. My results demonstrate that despite the fact that the energy sector (belonging to the core) is important for the entire economy, other industries (e.g. services) play also an important role and develop within the market-oriented environment with market rules of the game and minimal state regulation. However, unlike the energy sector these industries have been under-researched by experts and scholars until today. Therefore, in contrast to many previous studies, this work shows that a balance between state and market regulation of the economy has been found. This I see as the main success in the market-oriented development of Kazakhstan since independence.

The ‘core-periphery’ structure of the economy allows the core as well as the periphery to be self-sustainable. This observation is supported by the fact that Kazakhstan has achieved high economic growth since 2000. Thus, despite its dual structure, the economy can be characterized as successful and sustainable. However, for the economy to remain sustainable in the long run, the country needs to move away from oil and gas and other natural resources toward economic diversification where a service-oriented and knowledge-based economy would be the ultimate goal.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments