The National Interest: Russia and America: Stumbling to War

1024px-Tu-160_(12956971034)

Краткий перевод статьи:

Смогут ли ответные меры США на действия России в Украине спровоцировать конфронтацию и американо-российскую войну? Такая возможность представляется почти невероятной. Но всегда, когда что-то кажется “немыслимым”, нужно помнить, что это невозможно не потому, что невозможно в принципе, а потому что это представляется таковым в нашем воображении.

США недооценили ситуацию в Ираке, Ливии и Сирии. Но Россия отличается от этих стран тем, что обладает ядерным арсеналом, способным «стереть США с карты мира».  Если кто-то считает ядерное оружие неактуальным в международной политике, то чиновники и генералы в Москве имеют другое мнение. Россия продолжает считать себя великой державой и против того, чтобы с ней обращались, как объектом политики других государств. Путин принимает решения практически единолично, но ему трудно держать баланс в элите. В основном, элиты и население поощряют Путина к эскалации конфликта и настроены против того, чтобы пойти на уступки. Президент России должен показать, что страдания его страны были не зря. Уступки могут серьезно повредить тщательно культивируемый образ Путина.

Среди консультантов Путина все чаще раздается мнение, что восстановление западно-российского сотрудничества безнадежно, потому что США и западные лидеры не пойдут навстречу минимальным требованиям России. Нет никаких сомнений в том, что потенциальное членство Украины в НАТО – важнейшая «красная линия» для русских. Одной их причин почему Москва хочет, чтобы Донецк и Луганск вернулись под контроль Украины со значительной степенью автономии, является стремление Кремля повысить значение пророссийского населения в украинской политике: как части электората на украинских выборах и противников вступления Украины в НАТО.

На любое оружие, которое США может предоставить Киеву, Россия в состоянии ответить адекватным вооружением. Она может поставить это оружие автомобильным, железнодорожным, морским и воздушным путем, через дыры в границе, в то время как Соединенные Штаты находятся слишком далеко. Россия уже продемонстрировала, что российские военные готовы не только консультировать сепаратистов, но и бороться вместе с ними, убивать и умирать. США способны выиграть сражение, но могут оказаться не в состоянии выиграть войну, как это было во Вьетнаме или Ираке.

Европа является ключевым регионом, подверженным конфликту. Санкции ЕС должны истечь в июле. Если Европейский союз присоединится к Соединенным Штатам в наложении дополнительных экономических санкций на Россию, таких, как отключение от SWIFT, у Путина появится соблазн остановить все сотрудничество с Западом и мобилизовать население против новой и «апокалиптической» угрозы для России. Воинственная политика России означает конец сотрудничества по многим проектам, в том числе по стабилизации Афганистана. В этом случае, Россия окажет давление на государства Центральной Азии, чтобы те сократили свое сотрудничество в области безопасности с Соединенными Штатами, а также использует политические разногласия в афганской правящей коалиции, чтобы поддержать остатки Северного альянса.

Латвия, Эстония и Литва образуют «ахиллесову пяту» НАТО. Эти страны находятся под защитой статьи 5, по которой Соединенные Штаты несут однозначную и безусловную ответственность в защите стран Прибалтики. Спросите американцев, готовы ли они рискнуть потерять Чикаго, Нью-Йорк и Вашингтон, чтобы защитить Ригу, Таллинн и Вильнюс.

Союзники – это самое слабое место Путина. Россия не имеет ни одного союзника, который поддержит Москву в войне. Но не стоит надеяться, что Москва будет изолирована полностью. Китай, конечно, вряд ли присоединится к России в ее конфронтации с Соединенными Штатами и Европой из-за Украины. Китай не готов рисковать своими существенными экономическими интересами на Западе ради реваншистских амбиций Москвы. Но Пекин не может оставаться равнодушным к возможности политического, экономического или (особенно) военного поражения России от Западного альянса. Многие в Пекине опасаются, что Китай вполне может стать следующей мишенью.

Американцам не мешало бы вспомнить последовательность событий, которая привела к нападению Японии на США в Перл-Харборе и вступлению Америки во Вторую мировую войну. В 1941 году Соединенные Штаты ввели почти полное эмбарго на поставки нефти в Японию, чтобы наказать агрессора. К сожалению, Вашингтон сильно недооценил реакцию Японии. Всего за несколько дней до Перл-Харбора специальный посланник Сабуро Курусу заявил, что «японский народ считает, что экономические меры – это гораздо более эффективное оружие войны, чем военные действия», они вынуждают начать борьбу, а не поддаваться давлению.

На российском ток-шоу, посвященном Украине внук бывшего советского министра иностранных дел Вячеслава Молотова, депутат Госдумы Вячеслав Никонов заявил: “наше дело правое и мы победим” и был встречен громом аплодисментов. То же самое заявление сделал его дед, после того как Гитлер напал на СССР в 1941 году. Как сказал в начале девятнадцатого века философ Жозеф де Местр: «Никто не способен желать чего-либо так страстно, как русский. Если бы нам удалось запереть русское желание в крепость, то эта крепость скоро бы взорвалась». Русский национализм сегодня является этой взрывной силой.

Президент Джон Ф. Кеннеди дал ценный совет американцам, исходя из своего опыта конфронтации с СССР на грани ядерной войны: «прежде всего, защищая свои собственные жизненно важные интересы, ядерные державы должны предотвращать такие конфронтации, которые ставят противника перед выбором между унизительным отступлением и ядерной войной»

 

Graham Allison is director of the Harvard Kennedy School’s Belfer Center for Science and International Affairs and a former assistant secretary of defense for policy and plans. Dimitri K. Simes, The National Interest’s publisher, is president of the Center for the National Interest.

Image: Wikimedia Commons/Rob Schleiffert

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments