Обзор книги: Eurasian Integration – The View from Within

book

В начале 2015 года издательство Routledge опубликовало книгу «Eurasian IntegrationThe View from Within» («Евразийская интеграция – взгляд изнутри»). Книга написана международным коллективом авторов под редакцией Петра Дуткевича, профессора Университета Карлтон (Канада) и Ричарда Саква, профессора Кентского Университета (Великобритания).

Книга представляет собой сборник работ ученых , представляющих разнообразные и даже контрастные взгляды на процесс евразийской интеграции и ее место в мире. Работы написаны на экономические, политические, социальные аспекты и аспекты безопасности интеграции в Евразии. В книге обсуждается растущее стратегическое значение региона и исследуется понятие «евразийства». Книга утверждает, что, хотя региональная интеграция является очень популярной идеей в наши дни, предлагая потенциал для экономической выгоды и расширения международного влияния, на практике современные проекты евразийской интеграции неоднозначны и спорны. Тем не менее, много работ, включенных в книгу, придерживаются оптимистичного взгляда на развитие Евразийского экономического союза. Большинство авторов, включая российских, поддерживают новый подход к евразийской интеграции, гарантирующей инклюзивность, прозрачность и открытость процесса, а также полное уважение суверенитета участников. Тем не менее, в отношении России большинство авторов издания считают, что евразийская интеграция является самым амбициозным политическим проектом России со времен распада СССР.

Книга включает в себя статьи таких авторов, как Валерий Бадмаев из Калмыцкого государственного университета, Алексей и Ольга Подберезкины, МГИМО, которые предоставили взгляд на евразийство с точки зрения философии и цивилизационной концепции. Сергей Глазьев, советник президента РФ, высказался по поводу прогресса и достижений Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Казахстанская перспектива описана Булатом Султановым, бывшим директором Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ). Казахстанские исследователи КИСИ – Вячеслав Додонов, Лейла Музапарова и Дария Мухамеджанова — посмотрели на отношения региона Центральной Азии в целом и евразийской интеграционной инициативы. Их мнение дополнено статьей Андрея Казанцева, директора Аналитического центра МГИМО, о перспективах евразийского регионализма в Центральной Азии

Кроме того, другие участники проекта из Беларуси, Украины, ЕС, Китая, Турции обсудили взгляд на проблему с точки зрения их регионов, то есть предоставили «взгляд изнутри», заявленный в названии книги.

Термин евразийство имеет эмоциональную окраску, а не только географическое определение, пишет во введении Петр Дуткевич, цитируя Марлен Ларуэль, которая утверждает, что «евразийство дает возможность русским узнать, что является в них самым важным и почему это важное может быть выражено только через империю».  Евразия долгое время была субъектом геостратегических «больших игр» и теперь, самоорганизуясь изнутри, стремится стать объектом мировой арены.

Ричард Саква ставит вопрос так: евразийская интеграция может потенциально отвлечь Россию от ее фундаментальных задач экономической и политической модернизации. С другой стороны интеграция может вынудить Россию, Казахстан и другие страны осуществить радикальные институциональные реформы, которые повысят их глобальную конкурентоспособность. Но нужно понимать, что Россия, хотя и идентифицирует себя как евразийская держава, отдельная от политической Европы, должна оставаться частью системы европейского порядка.

Цивилизационная роль евразийства обретает новое значение в эпоху глобализации, пишет Бадмаев в статье, анализирующей историческое развитие евразийства. В России глобализация вызвала стремление к самоидентификации, поиску подлинно национального самосознания. Евразийство – сложное идеологическое движение, способное сблизить российское общество лишь частично, но вряд ли может помочь решить исторически глубокие противоречия между двумя оппонирующими силами – сторонниками Запада и Востока.

Подберезкины пишут о современных идеологах неоевразийства. Фигура Александра Дугина вызывает много противоречий, в то время как Нурсултан Назарбаев является первым политиком, заявившем об общности России и Центральной Азии. Для Назарбаева, однако, экономический прагматизм превыше всего. Владимир Путин, возможно считает себя последователем евразийства, но его подход отличается от подхода Назарбаева, в первую очередь, неприятием гегемонии США и отходом от либерализма. Путина мировые СМИ уже называют «новым лидером мирового консерватизма».

Сергей Глазьев аргументирует, что ЕАЭС повторяет контуры, заданные европейской интеграцией, и стремится утвердить такие ценности в союзе, как равноправие и единогласие. Возникший в рамках ВТО, ЕАЭС – это первый пример евразийской интеграции, основанной на международном праве, уважении демократических норм и равенстве между партнерами, пишет он. Союз ориентируется на опыт других стран, но, как это утверждает Глазьев, придерживается «инновационного» процесса и учитывает свою специфику. Глазьев излагает довольно подробно будущую архитектуру ЕАЭС, который в его видении должен быть всеобъемлющим интеграционным институтом. Позитивен пример Беларуси, которая имеет долю ВВП в 5% от всего Таможенного союза, а доля во внешней торговли этой страны в рамках ТС составляет 25%. В следующей статье Глазьев обсуждает роль России в евразийской интеграции и объясняет ее лидерство как не противоречащее принципу равноправия. Для равновесия своей доминирующей роли Россия должна предлагать своим партнерам потенциально «интересные» проекты для сотрудничества. Кроме того, она берет на себя ответственность как главный донор проекта и автор общих стратегических направлений союза. Евразийская интеграция базируется на самых лучших русских традициях: помощь слабому, добровольное участие, взаимное уважение духовных ценностей и культурная идентичность.

Булат Султанов, обсуждая казахстанский вектор евразийской интеграции, упоминает, что параллельно этому Казахстан стремится развивать общее экономическое пространство в Центральной Азии, создание экономического пояса в Центральной Азии, способное снизить риски терроризма, экстремизма и наркотрафика. Султанов также обсуждает другие пути интеграции, какие как Новый Шелковый путь США, Экономический пояс Шелкового пути Китая и нео-оттоманские проекты Турции.

Вячеслав Додонов и другие авторы КИСИ проанализировали евразийскую интеграцию с точки зрения Центральной Азии как перефирии.  Страны Центральной Азии зажаты между двумя интеграционными проектами – России и Китая. У стран есть потенциал вырасти из экономической перефирии, учитывая интерес к региону как важному звену трансконтинентальной торговли. Авторы задерживаются на анализе перспектив центральноазиатской интеграции, перечисляя известные проблемы, но также отмечая наличие перспектив роста взаимных деловых связей, инвестиций и совместных проектов в промышленности.

Андрей Казанцев в статье на тему «Центральная Азия и евразийская интеграция» подробно останавливается на роли внешних держав в регионе – то, что он называет «геополитический плюрализм». Он также анализирует отношения различных сил в российской элите по отношению к ре-интеграции региона Центральной Азии в орбиту России.

Ю Бин (Университет Виттинберга) останавливается на китайской стратегии Экономического пояса Шелкового пути и находит, что пока между Китаем и России нет специфичного связующего звена в том, как эти страну могут совместно сотрудничать в процессах евразийской интеграции. Москва может рассматривать экономическое проникновение Китая в регион Центральной Азии как слишком быстрый и амбициозный процесс.

Федор Лукьянов (журнал «Россия в глобальной политике») дал заключительное слово. В статье «Евразия – бремя ответственности» он пишет, что Евразийский союз не отвергает европейские подходы, но заимствует их и адаптирует на свою почву. Центральная Азия представляет обязательство, а не актив для России. В этом смысле Евразийский союз может ограничиться только одной центральноазиатской страной – Казахстаном.  Пока нет четкого видения, идеологическая атмосфера полна советской ностальгией, что мешает видению Евразийского союза как современного и прогрессивного образования. Для России евразийское пространство необходимо еще и для культурного и психологического комфорта. Но отдаление определенных стран бывшего СССР от России ставит острым вопрос о границах этого пространства.

 

 

 

 

 

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments