Без экологического сознания не решить экологические проблемы в странах Центральной Азии

Наравне с мультиэтничностью и многоконфессиональностью, экологичность (натуральность, органика) является неотъемлемой частью странового имиджа Казахстана как части кочевого наследия. Казахстан, как и другие страны Центральной Азии делают упор на сохранности своей природы, уникальности ландшафта и экологичности в целом как привлекательного места для посещения туристами, проживания, размещения пищевых производств и т.д. Однако, понятно, что экологические проблемы в регионе говорят о совсем другой картине – здесь и отходы грязных производств, и устаревшее оборудование и машины, деградация почвы, и также несоблюдение экологических практик населением.

Cтроительный мусор в Алматы, фото сделано авторами 15 сентября 2018г

В последние годы вопросам защиты экологии в Казахстане государство стало уделять особое внимание. В 2013 году была принята концепция перехода страны на “зеленую” экономику, позже был пересмотрен экологический кодекс, в настоящее время спонсируются различные “зеленые” программы, в том числе проекты сбора, переработки мусора и др. Но, несмотря на все эти позитивные начинания, говорить о том, что в широких слоях населения произошел сдвиг в сторону формирования экологического сознания, и говорить о росте вовлеченности большинства населения в защиту экологии пока очень рано.

Экологическая неграмотность

В целом, не считая экологически сознательную часть общества, которая совсем невелика, в нашем обществе наблюдается, можно сказать, катастрофическая экологическая неграмотность. Выражаясь иначе, низкий уровень экологического сознания и вообще отсутствие проэкологического мышления среди подавляющего большинства населения Казахстана – это пока сегодняшняя реальность. Защита экологии звучит, как нечто или отдаленное (“там где-то, на Западе”), или непонятное (занимаются “чудаки”), или как нечто, не имеющее никакого отношения к повседневной жизни (это удел тех – “кому делать нечего”).

Собственное благополучие и здоровье, а также здоровье детей, внуков никак не связывается с экологической обстановкой, и такие ресурсы, как воздух, вода, земля, принимаются как некая данность, которые всегда будут в изобилии и которые не требуют бережного отношения. Природные зоны рассматриваются как места для проведения праздного и безответственного отдыха, а не то, что нужно беречь. Например, только в начале сентября по инициативе предпринимателя Кайрата Кудайбергена в заповедной предгорной зоне Алма-Арасан волонтеры за несколько часов собрали около трех тонн мусора[1]. Популярным стал вышедший в начале октября ролик, где велогонщик Александр Винокуров собирает мусор на Большем Алматинском озере.

Миллионы наших граждан используют неисправные машины, в которых не происходит полного сгорания топлива, а также заливают самое дешевое топливо (выхлопной газ является главной причиной загрязнения больших городов, особенно Алматы), ссылаясь на то, что нет денег, а мотивирующих установок (согласно поведенческой экономике) со стороны государства – на то, чтобы использовать экологическое топливо, например, – пока нет. Многие не только на производстве, но даже работающие в системе здравоохранения не подозревают, как влияет неправильное использование некоторых видов пластика (например, при сжигании выделяющих в воздух канцерогенные соединения диоксина) на нервную, эндокринную, репродуктивную систему. А выброшенные батарейки можно встретить где угодно, хотя всего одна выброшенная батарейка загрязняет тяжелыми металлами 20 квадратных метров земли и 200-400 литров воды![2]

“Экологичный бизнес” – это честный бизнес, построенный на взаимовыгодном и доверительном сотрудничестве с партнерами и клиентами, и обеспечивающий сотрудникам безопасные и комфортные условия труда.

Экологически безответственный бизнес

Отдельно стоит затронуть тему экологичности бизнеса. Следует признать, что и казахстанский бизнес является далеко не экологичным; он ориентирован только на получение прибыли, нередко любой ценой. Понятие “экологичный бизнес” также неизвестно многим, даже экономистам. “Экологичный бизнес” это не только переработка мусора или производство “органик-продуктов”. Прежде всего, “экологичный бизнес” – это честный бизнес, построенный на взаимовыгодном и доверительном сотрудничестве с партнерами и клиентами, и обеспечивающий сотрудникам безопасные и комфортные условия труда. Во-вторых, экологичный бизнес построен на рациональном использовании ресурсов и приносит пользу обществу.[3]Но, к сожалению, казахстанский бизнес, как правило, нерационально использует ресурсы, часто нарушаются принципы честности, открытости и уважения к партнерам, клиентам и своему персоналу. Зачастую предприниматели не принимают во внимание эффект от своей деятельности на здоровье людей и экологию, не соблюдают экологические нормы и стандарты, что происходит как по незнанию и неосознанности, так и порой из-за равнодушия и меркантильности. К слову, если предприниматели учитывали бы экологичность и безопасность переработки отходов завозимой или производимой ими продукции, то многие вопросы, касающиеся экологического загрязнения (например, утилизации мусора) разрешились бы легче и успешнее.

Например, обозревается картина безответственности бизнеса в отношении производимых, завозимых и реализуемых пластиковых изделий без учета внутренних возможностей их дальнейшей переработки (к примеру, в Казахстане пластик маркировки 3, 6, 7, а также полимерные композитные материалы не перерабатываются) и без учета потенциальных рисков для здоровья населения (пластик маркировки 3,6, и 7 выделяет особо токсичные соединения, от которого развитые страны отказываются, хотя в Казахстане его можно встретить в составе одноразовой посуды, детских бутылочек, емкостях для питьевой воды, и т.д.).

Низкий уровень переработки мусора

Представляется важным привести немного статистики по отходам, так как ситуация с мусором остается в числе одной из самых острых вопросов в Казахстане. По данным департамента Управления отходами министерства энергетики, ежегодно в Казахстане производится около 1 миллиарда тонн отходов с учетом промышленных. По состоянию на 2016 год, объем накопленных ТБО (твердые бытовые отходы) составил около 100 миллионов тонн, при ежегодном накоплении в размере 5-6 млн.тонн, отходы вывозятся на полигоны (из которых только 14% имеют разрешительные документы) без сортировки и обезвреживания. Казахстан находится на втором месте среди стран Восточной, Центральной Европы и Центральной Азии по содержанию СОЗ (стойких органических загрязнителей) в составе ТБО.[4]

По имеющимся данным, в Казахстане перерабатывается всего около 2% ТБО[5] (по другим источникам до 7-9%). Т.е. общий уровень переработки, утилизации мусора по стране пока очень низок – данные варьируют от 2 до 9% (но мы склонны думать, что нужно брать наименьший показатель 2%, ввиду того, что некоторые чиновники любят завышать показатели). На свалки попадает около 91-98% ТБО. В среднем по Европе на свалки отправляется 38%[6], в Швеции 4 – 7%[7], в Японии – около 17% отходов.[8]

Специальный отчет The Economist о переработке мусора в развивающихся странах

Все хорошо только на бумаге!

Учитывая сложившуюся неутешительную картину с мусором, правительство предпринимает определенные меры на уровне государственных программ. Например, в рамках стратегии Казахстан-2050, принятой еще в 2013 году, планируется перерабатывать 40% отходов, а недавно внесенные изменения и дополнения в экологический кодекс предусматривают с начала 2019 года запрет захоронения на полигонах пластмассы, полиэтилена, полиэтилентерефталатовой упаковки; макулатуры, картона, стеклянного боя и т.п.[9] Однако напрашивается вопрос – «насколько эффективны будут эти меры на фоне повальной экологической неграмотности?» По всей видимости, чиновники начинают не с того конца. Сначала необходимо наладить, сделать реальным экологическое просвещение, дающее соответствующее проэкологическое сознание (так называемое, «софтвэр»), а потом или хотя бы по ходу строить мусороберерабатывающие заводы. Но для отчетности и легче, и выгодней предоставить данные о построенном заводе (что вторично), чем потрудиться для того, чтобы наладить экологическое просвещение в стране (что первично).

Ситуация с экологией очень созвучна и похожа на ситуацию с защитой прав ребенка или реформой системы образования в стране (но это отдельная тема, здесь затронем только ключевые моменты). К слову, в сфере законодательства многое сделано, принят закон о правах ребенка, ратифицирована Международная конвенция о правах ребенка, создан спец-орган «Омбудсман по защите прав ребенка». И в сфере образования принято много нормативных документов, открывающих путь реформам. Но, к сожалению, права детей в стране как нарушались, так и продолжаются грубо нарушаться – деспотизм в отношении детей никуда не делся, неэмпатийная, даже можно сказать, авторитарно-деспотичная модель воспитания превалирует в казахстанском обществе, о чем говорят неутешительные данные ЮНИСЕФ. Около 75% населения Казахстана поддерживает применение насильственных методов дисциплинирования детей (которые, кстати запрещены и международной конвенцией о правах ребенка, и казахстанским законом о правах ребенка), что говорит о том, что это стало социальной нормой – то есть в обществе наблюдается толерантное отношение к насилию в отношении детей[10]). А реформы образования только поверхностно затронули систему и модели образования, но суть и менталитет системы образования (не считая, элитных школ) как был авторитарным, «негуманным» и зацикленным на количестве, а не качестве, так и остался. Достаточно посмотреть на данные ЮНИСЕФ[11] или просто провести опрос жителей страны, чьи дети учатся в «не-элитных школах»[12].

Формат “стандартного показушного” преподнесения экологической информации сильно устарел и не интересен ученикам

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Отсутствие системы экологического просвещения

Как в вопросах, касающихся прав человека и реформы системы образования, так и вопросах защиты экологии имеется довольно много «передовых» законов, но эти законы просто не работают или, как минимум, не исполняются в полной мере. Подобно тому, как в вопросах прав человека подавляющее большинство чиновников и населения находится вне дискурса и практики защиты прав человека (т.е. они не имеют какого-либо образования в вопросах прав человека), так и в вопросах экологии подавляющее большинство населения и бизнеса находится вне экологического информационного пространства и не имеет какого-либо экологического образования. Одним словом, не хватает информационных ресурсов, курсов, доступных широким слоям населения, но самое главное – нет надлежащей системы экологического просвещения.

Роль школьного образования в формировании экологического сознания в Казахстане пока еще очень низка, хотя школьная программа и включает в себя экологическое образование в виде классных часов по экологическому образованию учащихся 5-11 классов, а также факультативы. Эффект этой программы очень незначителен, так как, откровенно говоря, эти часы никому не интересны и проходят ради галочки. Формат “стандартного показушного” преподнесения экологической информации сильно устарел и не интересен ученикам и, можно сказать, подрывает экологически благополучное развитие страны. Хотя в европейских странах подобная информация преподносится очень эффективно, так как за основу взяты интерактивные, игровые и моделирующие занятия.[13]

Немаловажно и то, что передача знаний должна подкрепляться делами, практикой самого передатчика, т.е. если школы хотят прививать экологическую культуру, то администрация школ и учителя должны сами следовать ей. Но школы, точнее, их администрации и учителя в подавляющем большинстве не “экологичны” и, соответственно, не готовы формировать экологическое мышление у детей. Эко-контейнеры для раздельного сбора мусора, альтернативные источники энергии, и многое другое в школах являются большой редкостью. Во время школьного периода в разы возрастает уровень засоренности прилегающих к школам территорий, т.е. ученики школ элементарно не осведомлены (хотя, они формально проходят уроки экологии!) о том, что не стоит бросать мусор на улице, не говоря о вреде батареек и правилах сортировки отходов.

Экологическая информация и программы должны быть просто изложены, понятны, широко доступны всем слоям населения.

Как начать исправлять ситуацию? Комплексный подход с точки зрения поведенческой теории

Для улучшения ситуации в вопросах экологии, в частности, для роста экологического сознания в обществе, можно прибегнуть к теории «подталкивания» (nudge theory) из поведенческой экономики, чей теоретик Ричард Талер в 2017 году был удостоен Нобелевской премии. Согласно этой теории, люди далеко не рациональны в своих выборах, они чаще ориентируется на сиюминутные желания, не учитывая долгосрочные последствия. Поэтому видится важным «направить, подсказать» в принятии правильного решения среди множества других. Как следствие, теория «наджинга» подразумевает «подталкивание», т.е. косвенное направление людей к правильному выбору, оставляя при этом за ними право самого выбора.

«Подталкивание» людей к правильному выбору или позитивные побуждения будут действенными, если соблюдены следующие принципы: (1) «наджингы» просты и доступны для понимания большинства людей, (2) принято в расчёт влияние социальных норм, или социума в целом, (3) они удобны и легки для претворения в жизнь, (4) они доступно показывают что потери нежелательны, а приобретения важны.

Если подробнее остановиться на принципах эффективного экологического наджинга, то, во-первых, простота и доступность должна характеризовать как саму проэкологическую информацию и правила, необходимые для защиты экологии, так и программы, мероприятия в защиту экологии. Экологическая информация и программы должны быть просто изложены, понятны, широко доступны всем слоям населения. Сложность, недоступность является главным фактором провала многих инициатив и программ. Информация должна распространяться не только через экологические сайты, но и через телевидение, социальные сети, даже через информационные посты (разъяснения и предупреждения), размещенные в общественных местах, общественном транспорте, где у людей есть хорошая возможность ознакомиться с материалом.

Во-вторых, очень важно воспользоваться позитивным влиянием социума, прежде всего, позитивного опыта других. Согласно теории «наджинга», люди склонны обращать внимание на то, что делают другие люди, т.е. позитивные результаты одних могут воодушевить и сподвигнуть других к действию, следовательно, необходимо транслировать позитивный опыт. К примеру, школа или группа школ с высоким уровнем экологичности, например, где практикуется раздельный сбор и передача на переработку мусора и осуществляется разумное потребление ресурсов (воды, света), могут сподвигнуть другие школы последовать их примеру, если их опыт будет должным образом показан другим.

В-третьих, должно быть обеспечены удобство и легкость, т.е. если мы добиваемся раздельного сбора мусора, то соответствующие контейнеры должны быть легкодоступны, а информация на них должна быть максимально ясной.

Синий эко-контейнер больше по размеру обычного контейнера, что должно подталкивать к большему сбору перерабатываемого мусора. Фото http://nudges.org/tag/recycling/

В-четвертых, в экологическом «наджинге» надо показать, что потери являются более нежелательными, чем приобретения. Отсюда, возможно предложить применение дополнительных налогов, штрафов в отношении организаций, деятельность которых загрязняет экологию, нарушаются экологические нормы, стандарты, чтобы подтолкнуть их быть экологически сознательными. Можно применить депозитную систему, которая представляет собой автоматизированные автоматы, принимающие вторичное сырье в виде бутылок, банок, при сдаче которых пользователь получает денежные средства, которые были изначально заложены в цену товара, идущие на утилизацию упаковки. Эта система удобна тем, что процесс сдачи очень прост, такие автоматы устанавливаются в общественных местах (торговые центры) и стимулирует людей экономически.

Автомат по утилизации отходов в Японии

Экологический «наджинг» будет эффективнее производить посредством утвердившихся в обществе институтов (как школы) или людей, имеющих кредит доверия в обществе. Например, велогонщик Александр Винокуров, собирающий мусор на Алматинском озере, яркий пример такого подталкивания. В свою очередь боксер Геннадий Головкин, воспринимаемый национальным героем, мог бы подтолкнуть общество быть более экологичным.

Видится обязательным обучение правам человека в системе образования. Обучение правам человека почти полностью отсутствует в системе среднего и высшего образования так как, именно знание и понимание прав человека ведет к пониманию того, что никто не в праве наносить вред правам, благополучию, здоровью и жизни других людей.

Касательно формирования информационного поля, способного охватывать более широкие слои населения через различные информационные каналы, существует довольно много электронных ресурсов как отечественных, так и зарубежных экологических движений, но в подавляющем большинстве они на русском языке. Тем не менее, на фоне многочисленности экологических НПО, еще нет авторитетных экологических средств массовой информации, способных выступать посредниками в диалоге различных секторов, быть связующими в сфере межсекторального сотрудничества[14].

Горько наблюдать, как потомки кочевников, чьи предки старались жить максимально в ладу с природой, почти полностью абстрагировались от вопросов экологии

Нельзя не остановиться на том, что в Казахстане наблюдается следующий, довольно интересный феномен. По публикациям активистов различных эко-групп, проводимых эко-акциям (как субботникам), а также судя по ходу общественной акции спасения урочища “Кок-жайлау” от строительства курорта заметно, что проблемами экологии больше занимаются русскоязычные граждане.

Данные П. Александрова, эко активиста и создателя проекта Airkaz.org на 19.11.18г. в г.Алматы. На изображении справа приведены показания концентрации микрочастиц РМ 2.5 в воздухе (воздушный загрязнитель, тонкодисперсная пыль размером до 2,5 мкм), который является показателем загрязнения атмосферы. Опасность таких частиц состоит в том, что они из-за незначительных размеров практически беспрепятственно проникают в организм человека. Рекомендованные ВОЗ нормы РМ 2.5: среднегодовой уровень – не более 10 мкг/м3, среднесуточный – не более 25 мкг/м3.

С другой стороны, казахоязычное медийное поле, а также казахоязычная онлайн сфера находятся почти вне проэкологического дискурса (там, как правило, обсуждаются такие же очень важные вопросы, как земельные отношения, в частности, вопрос продажи земли иностранцам, положение казахского языка, социальные вопросы и др.). Горько наблюдать, как потомки кочевников, чьи предки старались жить максимально в ладу с природой (например, не позволяли себе плевков на землю, не говоря о другом виде загрязнения, что считалось оскорблением “матери-Земли” (Жер-ана), колыбели великого прадеда Адам-ата), почти полностью абстрагировались от вопросов экологии и даже могут где-то пренебрегать ими, воспринимая их как “light”-темы. Хотя все, вне зависимости от происхождения, социального статуса, языка и веры, дышат одним воздухом, одинаково страдают от смога и диоксина. Поэтому видится важным привлечение в вопросы экологии особенно казахоязычную часть общества и, конечно же, образовательные учреждения, функционирующие на казахском языке, которые, также в значительной степени находятся вне проэкологического дискурса.

Суммируя вышесказанное, можно утверждать, главной причиной экологической загрязненности в Казахстане видится преобладание в обществе экологической неграмотности как на уровне населения, так и бизнеса. Даже при наличии хороших законов, но при отсутствии экологического сознания ситуация вряд ли может измениться в лучшую сторону. Но не будем сгущать краски, приведем обнадеживающую статистику, согласно проведенному нами опросу среди молодежи Казахстана, примерно две трети готовы участвовать в экологических инициативах при наличии соответствующей инфраструктуры и информационной поддержки.

 

[1] https://www.nur.kz/1751411-almatinskij-millioner-sobral-3-tonny-musora-v-alma-arasane-foto.html

[2] Важность сортировки и переработки мусора, http://rescona.kz/Ecocity/index.html

[3] Экологичный бизнес – что это?, 27.07.2014, http://www.azconsult.ru/ekologichnyj-biznes-chto-eto/

[4] 1 миллиард тонн мусора ежегодно производится в Казахстане, 27.10.2016, https://regnum.ru/news/economy/2198331.html

[5] там же

[6] Организация утилизации и переработки бытовых отходов в Европе, США и Японии http://popecon.ru/otrivki/865-organizacija-utilizacii-i-pererabotki-bytovyh-othodov-v-evrope-ssha-i-japonii.html

[7] Переработка мусора (ТБО) в Швеции, https://ztbo.ru/o-tbo/stati/stranni/pererabotka-musora-tbo-v-shvecii

[8] Trash and Garbage in Japan, 2009, http://factsanddetails.com/japan/cat26/sub162/item869.html

[9] Кодекс Республики Казахстан от 9 января 2007 года № 212-III «Экологический кодекс Республики Казахстан» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 29.06.2018 г.), https://bit.ly/2DMqnpx

[10] По кому стынет ремень?” http://www.exclusive.kz/expertiza/daily/113053/

[11] Preventing Violence in Educational Institutions, UNESCO Bureau in Moscow, 2015, стр.39-40, http://today.kz:8000/news/zhizn/2013-04-11/242470-news/

[12] Например, популярный блогер Рабига Абдикеримова приводит интересные данные, https://www.facebook.com/rabiga.abdikerimova/posts/1339614246139793

[13] Как работает экологическое образование детей в Алматы? 18.07.2018, AUA Group, http://auagroup.kz/vozduh-v-almaty/kak-rabotayet-eco-obrazovaniye-detey-v-almaty.html

[14]Аналитическое экологическое агентство по Центральной Азии «Green Women», http://www.greenwomen.kz/about.htm

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments