Русский мир зайдет в тыл Тюркскому миру. Обзор российских СМИ за сентябрь

От западных санкций страдает не только российская экономика, но и страны, у которых Россия является главным экономическим партнером. Тюркский мир так и не затмил русский – и даже “прежняя идеология пантюркизма, подаваемая как альтернатива пророссийским настроениям, стала пропитываться русским духом”. Таджикская оппозиция в Европе объединяется. Какое место занимает Казахстан во внешней политике Китая, если проанализировать биографии китайских дипломатов?

Читать предыдущий обзор: «Эмоциональная дубинка пещерного национализма». 

Регион

По инициативе российской стороны ЕАЭС может ввести экономические меры против третьих стран (В ЕАЭС обсуждают создание механизма коллективных ответных мер, 14.09.2018). Как сообщила министр по торговле ЕЭК Вероника Никишина, практически каждая страна ЕАЭС сталкивается с ситуацией, когда ее «дискриминируют вне правовых точек». Премьер-министры России, Армении, Казахстана, Белоруссии и Кыргызстана дали поручение проработать вопрос о том, чтобы в случае ущемления экономических интересов одной из участниц Союза ответные меры вводили все страны ЕАЭС, а не только та, что понесла ущерб. Как сообщает источник, близкий к ЕЭК, речь идет о совместном увеличении пошлин на товары той страны, которая ущемила интересы одной из участниц ЕАЭС. По мнению научного сотрудника Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Евгения Гущина, ввести ответные меры в рамках ЕАЭС будет сложно и долго. Для повышения пошлин потребуется согласование. Наиболее сложно договариваться будет с Казахстаном и Белоруссией. Эксперт Всероссийской академии внешней торговли Татьяна Флегонтова полагает, что переговоры по этому вопросу осложнятся личными интересами остальных стран ЕАЭС. Ответные меры вводятся прежде всего с учетом интересов бизнеса страны.

Regnum обсуждает шестой саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ) на Иссык-Куле (Regnum, Русский дух и Тюркский мир, 03.09.2018). Тема саммита – «Сотрудничество в области национальных видов спорта и молодежной политики» -объединила президентов Казахстана Нурсултана Назарбаева, Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова, Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, Азербайджана Ильхама Алиева. Почетные гости – президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан. ССТГ был создан  в 2009 г. по инициативе Назарбаева для поддержки тюркской модели общественно-политического развития, расширения внутритюркских экономических и культурных связей, более глобально – появления тюркского объединения подобно Европейскому союзу.

Так, пишет Regnum, в противопоставлении Русскому миру обозначился Тюркский мир, где лидерство отводилось Турции. Центральноазиатские государства получали финансовую, экономическую и, благодаря Гюлену, культурно-пропагандистскую поддержку. Cоветская идентичность была подорвана. Сегодня, по мнению экспертов, ресурс тюркской этнической идентичности, «почти полностью исчерпан», что связано с процессами в Турции и вокруг нее. Взамен дискредитированной идеологии Гюлена не появилась другая. Анкара и Москва стали развивать торгово-экономическое военно-техническое сотрудничество. О чем турецкий эксперт сказал, «мало кто ожидал, что Русский мир через Анкару зайдет в тыл Тюркскому миру, прежняя идеология пантюркизма, подаваемая как альтернатива пророссийским настроениям, стала пропитываться русским духом». Тем временем, бакинский эксперт Джейхун Наджаров комментирует, «каких-то контуров широкой интеграции тюркских стран в сфере политики, создания общего рынка, единого алфавита и прочих ожиданий начала 1990-х годов не обрисовано» и «проблема в том, что тюркские государства от Балкан до Тибета придерживаются разных геополитических ориентиров развития и состоят в разных блоках». Действительно, хотя глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявляет, что Турция «считает членство в ЕС своим главным приоритетом», присутствие на саммите премьер-министра Венгрии демонстрирует, что Будапешт относится к числу евроскептиков и свое будущее связывает не с Европой.

Также читайте: Игры кочевников – новый бренд региона

«Урал-Евразия» обращает внимание на сокращение студентов из Центральной Азии в российских вузах, которое происходит на фоне сокращения русских школ (На постсоветском пространстве сокращается количество русских школ, 23.09.2018). Заместитель заведующего кафедрой международных отношений и интеграционных процессов Факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова Елена Худоренко рассказала в интервью о гуманитарно-образовательном аспекте в развитии евразийской интеграции и обеспечении устойчивости Евразийского экономического союза. Худоренко убеждена, что у ЕАЭС не может быть будущего без актуализации гуманитарного измерения, и отмечает тревожную тенденцию: «Уровень поддержки евразийской интеграции в большинстве стран-участниц Евразийского экономического союза снижается уже четвертый год подряд». Эксперт опирается на доклад Евразийского банка развития «Интеграционный барометр ЕАБР – 2017», согласно которому уровень позитивного отношения к ЕАЭС снижается практически во всех государствах-участниках. Существенно падение популярности «евразийского проекта» в Казахстане. По мнению Худоренко, интеграция должна опираться не только на экономику, но и образование, науку, культуру. У государств-членов ЕАЭС есть для этого стратегические преимущества: двусторонние образовательные программы, обмены и стажировки студентов и профессорско-преподавательского состава. Плюс — порядка 20 млн. русских и русскоязычных граждан в государствах ЕАЭС. Среди минусов — сокращение русских школ, что влечет сокращение числа владеющих русским языком и снижение числа студентов российских вузов из государств СНГ, прежде всего из Казахстана. Основные причины: отток русскоязычного населения, законодательные акты, ослабляющие влияние русского языка, наконец, перевод казахского алфавита с кириллицы на латиницу. Ослабление позиций русского языка ставит вопрос о формировании единой, в рамках ЕАЭС, образовательной, гуманитарной и информационной политики. Худоренко призывает развивать доступные возможности сотрудничества в отсутствие структур, отвечающих за формирование единого образовательного, гуманитарного и информационного пространства ЕАЭС.

Эксперт клуба «Валдай» Тимофей Бородачев рассуждает о перспективах в противостоянии России и Запада в регионе (Россия в Центральной Евразии: как сохранить безопасность в условиях «стратегической фривольности» Запада, 27.09.2018). Обращая внимание на предстоящий визит президента России в Душанбе в конце сентября, затем в Ташкент в октябре, автор объясняет активность российского лидера тем, что «в современных условиях Россия, очевидно, не может пренебрегать ни одним многосторонним форматом или государством, находящимися на непосредственном периметре её безопасности».

Рахмон и Путин в Душанбе. Сентябрь 2018 г. Фото: Пресс-служба президента РТ

Далее автор задается вопросом о сути и форме долгосрочной российской стратегии в регионе. «Стратегическая цель партнёров России и Китая на Западе состоит в том, чтобы любой ценой сформировать у стран региона восприятие себя в качестве самостоятельной и изолированной от своих великих соседей на севере и востоке геополитической общности», долгое время центральноазиатские лидеры противостояли этим устремлениям, но в современной ситуации Россия и Китай должны серьёзно отнестись к таким усилиям. Растущее экономическое и политическое влияние Китая в регионе не представляет проблемы для России. Однако, активность КНР дает возможности для обвинений Китая в «неоколониализме с китайской спецификой» […] и страх попасть под китайское влияние в Центральной Азии гораздо выше опасений по части якобы существующих имперских амбиций России».

Балансируя между двумя державами, государства региона стремятся к сотрудничеству с третьими игроками. Но «внерегиональные игроки не могут предложить странам Центральной Азии в той или иной форме ассоциировать себя с уже сложившимися интеграционными объединениями. Это и хорошо, и плохо». Хорошо, поскольку исключает проблему жёсткого выбора. Плохо, поскольку интересы Европы и США в Центральной Азии фокусируются исключительно на энергетических ресурсах, их не заботят вопросы внутрирегиональной безопасности. Последнее обстоятельство может направить политику Запада на ограничение развития для России и Китая в регионе. В случае кризиса, основная нагрузка и особенно в вопросе приёма беженцев ляжет на Россию. «Стратегическая  фривольность» Запада может стать источником провокаций. В частности, направить радикальные силы в регион. Россия и Китай заинтересованы в стабильности политических режимов и систем в Центральной Азии, но пока не выработали общее видение вопроса. Альтернативой могут стать укрепление и институционализация существующих многосторонних площадок, а также привлечение Дели в российско-китайский тандем. Это позволит расширить возможности выбора для стран региона, при отсутствии любой угрозы России и Китаю. Бородачев считает, что пришло время «говорить не об узкой группе государств, тем или иным образом вычленяемых из общего континентального пространства, а о Центральной Евразии – регионе, органично инкорпорированном в формирующееся более широкое сообщество равных». Автор резюмирует, что долгосрочная стратегия России в Центральной Евразии могла бы ориентироваться на укрепление многосторонних институтов с участием России, Индии, Китая  и малых и средних стран. Основным институтом является— Евразийский экономический союз, который позволяет  реализовать 4 свободы передвижения – товаров, капиталов, услуг и рабочей силы.

Между странами Центральной Азии тает лед

Узбекистан

На конференции «Центральная Азия в системе международных транспортных коридоров» в Ташкенте президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев призвал укреплять транспортные связи с соседями, и проложить несколько новых железных дорог, которые изменят логистическую карту Евразии. (Узбекистан хочет поставить транзит на рельсы, Коммерсант, 20.09.2018). Президент лично не присутствовал на конференции, его обращение зачитал узбекский премьер Абдулла Арипов, отметив, что между странами Центральной Азии тает лед, и в регионе «создана новая политическая атмосфера». Среди негативных факторов остаются высокая стоимость перевозки и продолжительные таможенные процедуры. Для их решения «целесообразно создать региональный совет по транспортным коммуникациям стран Центральной Азии», считает президент Мирзиёев.

Узбекские планы по развитию сети железных дорог отвечают интересам «Российских железных дорог» (РЖД). Глава РЖД Олег Белозеров отметил в материале “Коммерсанта”, что планируемая железная дорога Китай—Киргизия—Узбекистан не представляет угрозу российским интересам. «Мы считаем, что все коридоры будут взаимодополнять друг друга. Коридор Китай—Киргизия—Узбекистан даст дополнительную работу и РЖД». Министр транспорта Кыргызстана Жамшитбек Калилов добавил, что кыргызские власти также намерены построить железнодорожную магистраль, соединяющую Бишкек и Ош. Еще один масштабный проект железнодорожный путь из Узбекистана до афганского Герата. Осложнение ситуации в Афганистане препятствует его реализации. По словам сотрудника Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Станислава Притчина, «если посмотреть на внешнеторговую статистику, Афганистан — одно из немногих государств для Узбекистана, с которым у того есть положительное сальдо торговли. И для Ташкента строительство железной дороги — очень важный проект в плане торговых перспектив и стабилизации севера Афганистана. Можно сказать, что все зависящие от Узбекистана вопросы, касающиеся соседней страны, решаются успешно».

Укрепление личной власти президента на фоне противостояния между Генпрокуратурой и СГБ анализирует Рафаэль Саттаров (Видимость люстрации. Зачем власти Узбекистана начали массовые чистки силовиков, Карнеги, 28.09.2018). Отставка Рустама Иноятова и переименование Службы национальной безопасности в Службу государственной безопасности предварили серию кадровых чисток внутри силовой структуры. В июне Военный суд Узбекистана вынес приговор группе бывших руководителей Бухарского областного управления СГБ. Почти все получили длительные сроки тюремного заключения. По обвинению в вымогательстве, злоупотреблении полномочиями и получении взяток арестован бывший генеральный прокурор Рашид Кадыров. За один день задержаны в общей сложности 25 человек – действующие и бывшие сотрудники спецслужб, прокуратуры и налоговой инспекции. Аресты и увольнения среди руководящего состава СНБ-СГБ, сотрудников прокуратуры и налоговой инспекции продолжаются. Те, кого чистки не затронули спешат поменять место работы. Силовики Сурхандарьинской области сделали состояние на незаконном транзите наркотиков из Афганистана. Арестованный в посягательстве на конституционный строй и организации контрабанды наркотиков генерал Шухрат Гулямов начал карьеру именно там. Также арестован старший следователь СНБ Узбекистана подполковник Нодирбек Туракулов, его подозревают в создании ОПГ, крышевавшей международную наркоторговлю. Подполковник пользовался полным доверием глав СНБ,  регулярной уплатой мзды и уголовным преследованием независимых журналистов и критиков режима. Следствие по делу подполковника Туракулова и генерала Гулямова выявили детали, как силовики курировали перевозку наркотиков и участвовали в ней.

Причины масштабных чисток силовиков могут быть разные. Имиджевая— спецслужба Узбекистана подрывает репутацию реформаторского образа президента. Пример— дело журналиста Бобомурода Абдуллаева и учителя Хаетхана Насреддинова, которых обвинили в организации государственного переворота на деньги оппозиционера Мухаммада Салиха. Другая причина—экономическая. Социально-экономические реформы требуют средств, которые могут быть получены через конфискацию имущества арестованных. Возможно, это главная цель происходящего, тем более что власти не скрывают, что арестованные выйдут на свободу, если возместят нанесенный государству ущерб. Наконец, аресты объясняются борьбой старых и новых родственных кланов. Туракулов приходится родственником бывшему генпрокурору Рашиду Кадырову. «Чистки усиливает и желание нынешних руководителей Узбекистана избавиться от тех, кто при Каримове собирал против них компромат или осуществлял репрессии», считает Саттаров. Расправы грозят всем, кто демонстрирует лояльность бывшему председателю СНБ Иноятову. Возможность исламистской угрозы не позволяет полного ослабления СГБ. Но «Мирзиёев и его окружение не хотят, чтобы структуры госбезопасности оставались «государством в государстве», как при Каримове. Власти не боятся ослабления доверия людей к государству. Информация об арестах поступает дозированно и постфактум; политически пассивное население Узбекистана считает все делается правильно; Мирзиёев, делает ставку на Генеральную прокуратуру, которая превращается в главный контролирующий орган страны. В этой ситуации СГБ попытается доказать президенту что их еще рано списывать со счетов. Материал заключает: «Похоже, Мирзиёев взял за образец поздний СССР с его аппаратной борьбой двух ключевых силовых ведомств – КГБ во главе с Андроповым и МВД под управлением Щелокова. И в этой борьбе укрепление личной власти президента явно имеет приоритет над интересами общества».

Таджикистан

Национальный альянс Таджикистана создан в Варшаве. Сентябрь 2018 г. Фото: Форум свободомыслящих Таджикистана

Оппозиционные партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), «Конгресс свободомыслящих Таджикистана», «Реформа и развитие Таджикистана» и «Конгресс мигрантов Центральной Азии» объединились в Варшаве в Национальный альянс Таджикистана (НАТ). (В центре Европы создан Национальный альянс Таджикистана, НГ, 10.09.2018). Лидер ПИВТ Мухиддин Кабири заявил: «Двери коалиции открыты и для других политических групп». Он отметил, что участники коалиции считают, Таджикистан должен быть светским, демократическим и правовым государством. «У нас есть опыт Объединенной таджикской оппозиции, когда в 90-е годы политические светские партии взаимодействовали с исламской довольно успешно. Этот опыт нам пригодится. Если разногласия и возникнут, то это будет техническое решение каких-то вопросов». Тем временем, замминистра иностранных дел Таджикистана Низомиддин Зохиди обвинил ПИВТ в терактах на территории страны и заявил, что «участие ПИВТ в терактах на территории страны документально доказано». Официальный Душанбе уже предупредил о возможности закрытия миссии ОБСЕ в республике, если в мероприятии примут участие представители ПИВТ. Таджикские власти отказались от участия в конференции ОБСЕ в прошлом году, в этом году в Варшаву прибыла внушительная делегация. Замдиректора Центра стратегических исследований при президенте Республики Таджикистан Сайфулло Сафаров заявил: «Мы примем участие в совещании. Лично я намерен выступить по ситуации с национальными и религиозными меньшинствами, расскажу о движениях и партиях в нашей стране».

Политолог Аркадий Дубнов полагает, что образование НАТ – «свидетельство крайней степени разочарования значительной части таджиков характером правящего на их родине режима – тоталитарного и, по существу, семейного. Поэтому можно говорить, что в Таджикистане есть только одна политическая партия – семья. Если так, а серьезный аналитик вряд ли сможет оспорить это тривиальное заключение, то в члены только что объявленного оппозиционного альянса режиму Рахмона можно было бы записать всех таджиков, не имеющих отношения к его семье или не считающих саму свою жизнь результатом благодеяний президента». Однако, по мнению эксперта, НАТ не может стать такой «широкообъединительной структурой». «Создание альянса выглядит не более чем попыткой нескольких таджикских диссидентов, вынужденно проживающих вдали от родины, поддержать ПИВТ и ее лидера Мухиддина Кабири, подвергающихся травле в Таджикистане. Мотивы власти в Душанбе при этом понятны: они стремятся показать «городу и миру», что только режим Рахмона может защитить страну от разгула исламского экстремизма. Думаю, что в такой ситуации лидеры альянса должны настоятельно подчеркивать, что их целью является построение светского демократического Таджикистана, где не будет места пропаганде радикальных исламистских идей».

Министерство культуры Таджикистана опубликовало «Инструкцию рекомендуемой одежды» для женщин и девушек страны. (В Таджикистане ношение национального платья становится обязательным, НГ, 05.09.2018). В инструкции 11 частей и 6 разделов, в которых представлены фотографии национальных видов одежды, связанные с сезоном года, природными и климатическими особенностями. Ведомство не рекомендует надевать черные платья, черные платки, сатры и хиджабы, полуоткрытые европейские платья, мини-юбки, декольте, топики, тонкие прозрачные платья, а также не носить в общественных местах галоши, домашнюю обувь, домашнюю и облегающую одежду.

«Известия» рассказывают истории детей-инвалидов, появившихся на свет из-за традиции родственных браков, существующих несмотря на запрет (Кровная смесь: власти Таджикистана против родственных браков, Известия, 08.09.2018). Родственные браки в Таджикистане особенно распространены в сельских и горных районах севера страны, где выбор будущих супругов невелик из-за малонаселенности. Все жители одного кишлака являются родственниками. Родственные браки возможны в бедных и богатых семьях, состоятельные таджики таким образом сохраняют достаток в семье. Родители выдают дочерей замуж за родственника, чтобы уберечь от возможного насилия. Как объясняет таджикский журналист Хиромон Бакозода:  «Всё берет начало от проблем, связанных с домашним насилием, с патриархатом. В сельских регионах Таджикистана, к сожалению, существовали такие обряды, когда бедных детей еще в период их младенчества родители скрепляли «моральными узами». Оба молодых человека растут с психологической нагрузкой, потому что их будущее уже предрешено». Каждых год в Таджикистане рождается более 200 тыс. детей, из которых 2,5 тыс. — инвалиды. 50–60% таких девочек и мальчиков — плод близкородственных союзов. В 2016 году в Таджикистане вступил в силу законодательный запрет близкородственных союзов. Загсы должны обращаться в местные советы, для уточнения кем приходятся друг другу жених и невеста. Тем временем проблема сохраняется и по словам президента страны Эмомали Рахмон, в Таджикистане проживает 26 тыс. несовершеннолетних инвалидов.

Надежды на скорое улучшение ситуации после прихода к власти нового президента схожи с желанием тяжелобольного пациента выздороветь на следующий день после смены лечащего врача

Кыргызстан

Перспективы роста напряженности и необоснованную критику в адрес правительства Кыргызстана обсуждает Григорий Михайлов в Regnum (Президенту Киргизии достанется за грехи его предшественников, Regnum, 24.09.2018). Дефицит средств в кыргызском бюджете — явление не новое. Относительно прошлого года ВВП страны упал на 0,3%, объемы промышленного производства –  на 9%, но нельзя говорить об экономическом кризисе. Эти данные настойчиво используются для критики правительства и президента. Хотя Сооронбай Жээнбеков стал президентом в октябре 2017 г., полноту власти он обрел лишь в апреле 2018 г. Нельзя ожидать быстрых улучшений в стране, экономика которой больна. «С момента получения независимости Киргизии ее экономика никогда не была относительно здорова. За 20 с лишним лет дефекты и недостатки приобрели хронический характер. В такой ситуации надежды на скорое улучшение ситуации после прихода к власти нового президента схожи с желанием тяжелобольного пациента выздороветь на следующий день после смены лечащего врача». Хотя Сооронбай Жээнбеков и его команда смогли взять в свои руки управление страной, избежав острого политического противостояния, правительство занимает не самые лучшие позиции. Основной минус – власти так не предоставили населению понимание, куда движется страна.

Сооронбай Жээнбеков. Фото: kremlin.ru

Конец года обещает быть насыщенным, медиакампания по дискредитации главы государства уже началась, под вопросом, что сможет поставить себе в заслугу правительство. Экономика и политические преследования оппонентов – основные направления критики в адрес президента. Жээнбекова могут обвинить в исламизации страны, в клановости и непотизме, любые договоренности с Китаем или Россией будут интерпретироваться как предлог для обвинений в «продаже родины» и «предательстве национальных интересов». Другая чувствительная тема— золотой рудник Кумтор. Казалось бы, ситуацию вокруг рудника удалось решить и руководство страны договорилось с инвесторами. Соглашение с канадской Centerra Gold было подписано в сентябре прошлого года, но так и не вступило в силу, поскольку предваряющие соглашение условия еще не выполнены Кыргызстаном и сроки их выполнения, в очередной раз продлены. Непонятно, когда новые власти решат затянувшийся спор. Что само по себе сводит на нет перспективы развития страны и отпугивает потенциальных инвесторов.

Казахстан

Кто представляет Китай в Казахстане, а кто Казахстан в Китае? Марат Шибутов продолжает изучать дипломатические биографии (Regnum, КНР в Казахстане: в чем основные отличия китайских послов от российских? 04.08.2018). Казахстан в Китае представляли: с 1992 по 1995 год — Мурат Ауэзов; с 1995 по 2001 год — Куаныш Султанов; с 2001 по 2007 год — Жаныбек Карибжанов; с 2007 по 2011 год — Икрам Адырбеков; с 2011 по 2014 год — Нурлан Ермекбаев; с 2015 года — Шахрат Нурышев. За 26 лет, на каждого посла приходится примерно по четыре года. «Долгожители» Куаныш Султанов и Жаныбек Карибжанов прослужили по шесть лет. Меньше всех – Мурат Ауэзов. Средний возраст дипломатов – примерно 50 лет. Если в хронологическом порядке: 49 лет, 50 лет, 53 года, 57 лет, 49 лет, 42 года. Опыт работы в МИДе имели Нурышев, Ермекбаев и Адырбеков. Наибольший стаж работы на момент вступления в должность был у Икрама Адырбекова (10 лет) и Шахрата Нурышева (19 лет). Опыт работы в Китае имели Шахрат Нурышев и Нурлан Ермекбаев. Мурат Ауэзов получил образование по специальности «китайская филология». По роду деятельности Мурат Ауэзов является общественным и культурным деятелем, Куаныш Султанов и Жаныбек Карибжанов — политические управленцы, Икрам Адырбеков — хозяйственник и дипломат, Нурлан Ермекбаев — политический управленец с уклоном во внешнюю политику и внешнюю торговлю. Шахрат Нурышев— единственный кадровый дипломат и китаевед. До назначения в Китай: Ауэзов — вице-президент общественного движения, Султанов — заместитель премьер-министра, Карибжанов — заместитель премьер-министра, Адырбеков — аким (губернатор) области, Ермекбаев — помощник президента, Нурышев — посол по особым поручениям. По возвращении экс-послы работают в различных сферах: культурная и общественная деятельность, депутат Сената и Мажилиса, аким области и затем вице-спикер Мажилиса, депутат Сената, секретарь Совета безопасности. То, что Казахстан в Китае представляли политические «тяжеловесы», показывает, что Китай является приоритетным направлением внешней политики, наряду с США и Россией. Назначение Шахрата Нурышева отчасти изменяет традиции, но у Нурышева огромный опыт и прекрасное знание Китая.

Послы Китая. С августа 2018 послом Китая является Чжан Сяо. Родился в 1964 г. После окончания факультета русского языка Пекинского университета иностранных языков в 1987 поступил на работу в МИД КНР. В 1989—1990 гг. стажировался в Ленинградском государственном педагогическом институте им. А. И. Герцена. За прошедшие 30 лет работал в посольствах Китая на Украине и в Белоруссии, в генеральном консульстве КНР в Санкт-Петербурге. В 2011—2013 был чрезвычайным и полномочным послом Китая в Узбекистане. С 2014 г. работал советником-посланником посольства КНР в России. 11 послов Китая проработали в среднем по 2,5 года. Далее в хронологическом порядке возраст на момент вступления в должность — 51 год, 44 года, 44 года, 58 лет, 56 лет, 50 лет, 55 лет, 50 лет, 51 год, 54 года. В среднем — 51 год. Большинство послов Китая в Казахстане –  кадровые дипломаты, которые длительное время специализировались на постсоветских странах и имеют соответствующий опыт работы. Они часто сменяются, что снижает развитие прочных связей внутри страны пребывания, но в рамках китайской дипломатии, когда ставка делается на работу с официальными государственными структурами и в основном через официальные контакты, это не является проблемой. Для многих работа в Казахстане становится ступенью к дальнейшей высокой карьере, что предполагает большое значении Казахстана. Кадровая политика китайского МИД  отражает стратегию внешней политики государства, где приоритет отдается великим державам и соседям.

Что бывает, когда нет доверия во взаимоотношениях между государством и гражданином? (Взаимное недоверие государства и общества в Казахстане: путь в XIX век?, Regnum, 11.09.2018). Государство создает системы для контроля населения и самих контролирующих. Эффективность этих мер с учетом потраченных ресурсов сомнительна. Гражданин уходит в «тень», скрывает свои доходы, имущество, меньше контактирует с государством и выстраивает собственные экономические схемы. Он не сообщает в органы о подозрительных людях, занимается саботажем, бойкотирует все правительственные инициативы и уходит во «внутреннюю эмиграцию», а иногда и во внешнюю, покидая страну. От взаимного недоверия проигрывают обе стороны. Особенно страдает гражданин при распределении социальных льгот. Пенсионеры – наиболее политически активные граждане. Они понимают, что государство — бюрократическая машина, которая обязана на все реагировать и будет работать, если ее заставить; знают, какие государственные органы отреагируют на обращение и примут меры; умеют писать официальные жалобы; ходят на личные приемы к чиновникам и депутатам; умеют находить посредников или союзников, через партии, профсоюзы, ветеранские организации и т. д.; обращаются в контролирующие органы, такие как прокуратура, если на обращение не ответили. Молодежь не владеет этими навыками и не готова их перенимать, тотально устраняясь от личного участия в общественно-политической жизни. Пассивность молодежи в политике и во взаимодействии с государством обсуждается далее. «В Казахстане люди до 35 лет в политике ведут себя как собака из эксперимента про выученную беспомощность: ее не бьют током, но она все равно боится. Они не хотят никоим образом взаимодействовать с государством и откровенно его боятся. Эти люди выросли в новое время, без тотальной цензуры и контроля, но свободы в них гораздо меньше, чем в пенсионерах, которые активную часть жизни прожили при СССР».

Страна возвратится в XIX век, когда основная масса населения Казахстана контактировала с администрацией Российской империи только через писарей

Материал приводит многочисленные причины: деполитизация — слова «политика» избегают. Политику оставляют властям, хотя в стране созданы условия для участия граждан в политических процессах; отсутствие массовых политических организаций; отсутствие крупных по численности трудовых коллективов; деурбанизация — городское пространство в стране уменьшается, сокращается доля потомственных горожан, влияя на политическую культуру; формальное образование — c 9 по 11 классы школьники занимаются заучиванием ответов на тесты единого национального тестирования, низкий уровень преподавания в вузах; отсутствие навыка понимания больших текстов – люди меньше читают; преобладание развлекательного тренда в СМИ; инфантилизация. Таким образом, следующее поколение предоставит политически беспомощных граждан среднего возраста и старше. С уходом людей, чья зрелость пришлась на СССР, пострадают практически все сферы. Материал заключает, что страна возвратится в XIX век, «когда основная масса населения Казахстана контактировала с администрацией Российской империи только через писарей и выучившихся в специальных школах людей. Сейчас намечается схожий тренд: знание, как правильно выстраивать коммуникации с государством, становится уделом избранных, которые будут этим пользоваться и брать за это деньги. Элита за счет этих знаний будет становиться все более замкнутой, а социальные лифты вообще отключатся, потому что большинство людей даже не будет знать, где те располагаются». Отчуждение государства и общества может привести к усилению роли военных и спецслужб, сползанию к уровню проблемных стран.

“Новая Газета” анализирует девальвацию казахстанского тенге (Девальвация по-соседски? 08.09.2018?). Аналитики считают, что «тенге тянут на дно антироссийские санкции». Министр национальной экономики Тимур Сулейменов считает, что казахское правительство  «переводит страну в режим противостояния санкциям Запада в отношении России». Экономист Петр Своик уверен, что ожидаема поддержка из бюджетных денег или денег Нацфонда. Тем временем, население ожидает 400 тенге за доллар. Директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев считает, что «такой сценарий закладывался на самом «верху», и  «хотя бюджет на будущий год переверстан из расчета в 350 тенге за доллар, он устарел еще до принятия. В ноябре, когда против России может быть введен второй пакет санкций, которые называют самыми серьезными, для Казахстана наступит своя «красная зона», когда курс тенге может упасть еще». Об инфляции предупреждает и глава Нацбанка Данияр Акишев. Сырьевая, по сути, казахстанская экономика реагирует на все крупные мировые события, а «США, Россия и Китай – три слона, которых мало интересует, что чувствует рядом мышь»- метафоризирует Досым Сатпаев. Именно привязка к рублю приносит основные проблемы. Хотя национал-патриотическая часть общества не против «дерублизации», на официальном уровне этот вопрос не будет открыт, считает Сатпаев. «Из-за географического расположения и 7500 километров общей границы деваться некуда – приходится продолжать плакать, но есть кактус.»

Туркменистан

В условиях экономического и продовольственного кризиса власти пересматривают экономическую политику, а эксперты обращают внимание на то, что в стране де-факто произошла смена государственного строя (Бердымухамедов прибрал к рукам Туркменистан, НГ, 26.09.2018). За отменой льгот для населения на бесплатное использование электроэнергии, газа, воды и соли, начнется перераспределение сельскохозяйственных земель в пользу преуспевающих хозяйств. Новый подход призван обеспечить экономию ресурсов, по заявлению туркменского лидера. Политолог, эксперт по странам СНГ Аркадий Дубнов полагает, что правительство признало наличие жесткого экономического и продовольственного кризиса. «В сегодняшней ситуации власть видит выход приблизительно такой же, какой обнаружили для себя большевики в начале 20-х годов прошлого века, когда Ленин объявил о новой экономической политике (НЭП), которая позволила за счет развития частного предпринимательства и возрождения рыночных отношений восстановить народное хозяйство».

Наряду с отменой льгот президент Гурбангулы Бердымухамедов стал напрямую руководить не только правительством, но и парламентом. Восстановлен Халк Маслахаты (Народный совет), упраздненный в 2008 г. В новый состав Совета вошли парламент, председатель Верховного суда, члены кабинета министров, генпрокурор, председатели областей, районов, городских и сельских советов, представители СМИ и даже Совета старейшин. Теперь вся власть сосредоточена в руках президента. «В Туркменистане, как и в некоторых соседних странах, приближается время транзита власти. Подготовка к транзиту власти довольно наглядна. Сердар Бердымухамедов, сын президента, последовательно выдвигается на руководящие посты, сейчас он занимает пост замминистра иностранных дел. В отдельных случаях он представляет главу государства на разного рода международных саммитах. Это означает, что для Гурбангулы Бердымухамедова, очевидно, самым надежным способом утверждения передачи власти своему сыну, без всяких возможностей сопротивления или обсуждения такой формы транзита власти, станет решение Халк Маслахаты, которое молчаливо и так же безупречно утвердит его, как происходит смена времени года с весны на лето, которую отменить невозможно», – комментирует Дубнов. Туркменский эксперт Сердар Айтаков в своем блоге на Радио «Азатлык» написал, что с принятием закона «О Халк Маслахаты», в Туркменистане произошла смена государственного строя. «У нас окончательно установился тоталитаризм. Меру ответственности за это пусть каждый отмерит себе сам, в том числе и депутаты Халк Маслахаты, которые отныне являются соучастниками и фигурантами мероприятия с сомнительной легитимностью».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments