Китай, США и Россия – что происходит? (обзор СМИ)

Торговая война между США и Китаем становится реальностью. Жесткая пошлинная политика Белого Дома в отношении китайских товаров толкает Китай к перестройке своего экспорта под другие рынки, включая российский и, что немаловажно, африканский рынок. Может ли это означать усиление влияния и позиций Китайской Народной Республики в России, Африке и Центральной Азии?

Китай «открывает» Африку

Китай предоставит Африке 60 миллиардов долларов в качестве финансовой помощи в целях инвестирования в финансовые институты и предприятия, об этом заявил председатель КНР Си Цзинпьин, выступая на церемонии открытия саммита Форума сотрудничества “Китай-Африка”. Как будут распределены эти деньги? Из 60 миллиардов долларов 15 миллиардов будут предоставлены в качестве безвозмездной помощи, беспроцентных займов и льготных кредитов. Также китайская сторона собирается создать кредитный фонд объемом 20 миллиардов долларов, специальный фонд кредитования проектов развития объемом 10 миллиардов долларов и специальный фонд финансирования импортной торговли Африки объемом 5 миллиардов долларов.

Более того правительство Китая взяло на себя обязательство освободить наименее развитые государства, бедные страны с высоким уровнем задолженности, развивающиеся страны, не имеющие выхода к морю, и малые островные развивающиеся страны, имеющие дипломатические отношения с Китаем, от уплаты межправительственных беспроцентных кредитов и ссудной задолженности, невыплаченных по сроку на конец 2018 года.

Китайское издание “Caixin Global” опубликовало статью под заголовком “Торговая война создала возможности для китайско-африканских отношений”. Гайд Мур, из-под пера которого вышла статья, пишет, что после первого Китайско-африканского форума сотрудничества в 2000 году, Китай из незначительного игрока на африканском рынке превратился в крупнейшего торгового партнера континента, в 2009 году оставив позади Соединенные Штаты. Автор привел очень важную статистику, согласно которой товарооборот между двумя крупными регионами вырос с 10,5 миллиардов в 2000 до 200 миллиардов в 2018 году. Китай двинулся в сторону Африки с намерением найти для себя новые рынки взамен американских. Следует подчеркнуть, что руководство США ввело пошлины в размере 25 % на ввозимые из Китая товары. Под “удар” попали 279 наименований китайской продукции общей стоимостью 16 миллиардов долларов.

Рассматривая вопрос экономической экспансии Китая на африканском континенте, автор статьи “Почему миллиарды, которые Китай вливает в Африку, могут не принести пользу” в издании “South China Morning Star” Ричард Харрис не так уж оптимистичен в отношении возможностей, которые Пекин намерен заполучить на африканском рынке. Харрис вспоминает свою недавнюю поездку в Ботсвану – страну с одним из самых высоких показателей безработицы. Автор описывает свой разговор с водителем, который жаловался ему на качество китайской продукции. Так, водитель в минуты откровения сказал Харрису, что по сравнению со старой одеждой, которая была направлена в Ботсвану в качестве помощи бедным зимбабвийцам, новая китайская одежда оказалась просто “тряпьем”. Ведь она буквально “разваливалась” после первой же чистки. Автор приводит интересную статистику, составленную Китайско-африканской Исследовательской инициативой Университета Джона Хопкинса. Так, согласно вычислениям указанной организации, Китай продолжает оставаться главным кредитором, с 2000 года успев вложить в Африку порядка 136 млрд. долларов США.

Еще одно издание The EpochTimes расследовало вопрос о том, с какой целью Китай выделил средства для одной отдельно взятой страны континента – Кении. Автор статьи Фрэнк Фэнг приводит статистику, опубликованную  в крупнейшей независимой газете Кении “Daily Nation”. Так, согласно данной публикации, 26 процентов кенийских респондентов видят в Китае угрозу развитию Кении, в то время как другие 38 процентов опрошенных считают, что китайско-кенийские связи ведут к потере многими кенийцами своих рабочих мест. Еще 25 процентов тех, мнение которых было опрошено “Daily Nation”, заявили, что экономика их собственной страны очень серьезно пострадает после наплыва в Кению дешевых товаров китайского производства. А еще 8 процентов кенийцев сказали, что китайское влияние приведет к росту коррупции в африканской стране.

Китай и США: торговый профицит не сокращается

В статье “Торговая война: профицит Китая вырос на 10 процентов до 31 миллиарда долларов США, поскольку Дональд Трамп поднял ставку” в издании «South China Morning Star» автор Джун Мэй говорит, что “излишек, который заставил президента США вести торговую войну, растет в пользу Китая, поскольку Трамп повторяет угрозу введения тарифов на китайские товары дополнительно на  200 млрд долларов США”. В августе торговый профицит Китая с США, расширившись на 10 процентов, составил 31 млрд. долларов. Согласно базе данных Главного таможенного управления Китая, китайский экспорт в США в августе вырос на 6,9 процентов, составив 44,38 млрд. долларов. Что же касается импорта из США, то он упал до 0,9 процентов, составив 13,3 млрд. долларов. В целом же профицит китайской экономики вырос до 10 процентов, составив 31,08 млрд. дол. США.

Так, как же случилось, что введение дополнительных тарифов на ввозимые из Китая товары привели к обратному процессу? Оказывается, это стало результатом дополнительных покупок американских импортеров с целью предотвратить экономические срывы, случившиеся в прошлом.

В статье Кеннета Рапозы “Обновление Торговой войны: Китайская торговля сопротивляется тарифам Трампа” в издании “Forbes” указывается, что торговая война между Трампом и Си Цзиньпинем не нанесла ущерба по экономике Китая, связанной с торговлей. Внешняя торговля Китая выросла на 12,5% в июле, а в августе – на 12,9%.

В статье “Bloomberg” под заголовком “Заката имперской политики Китая не произойдет” автор Анжани Триведи указывает, что “предприятия государственного сектора китайской экономики снова вернулись в дело… к неудовольствию частных компаний”. Автор статьи прогнозирует, что экономика Китая вновь будет больше управляться государством, что не делает будущее китайской экономики лучше. Государство увеличивает налоговую нагрзуку на частный сектор, а производственные сектора уже показывают резкий спад.

На сайте East Asia Forum опубликована статья под заголовком “Парадоксальная роль Центральной Азии во внешней политике Китая”. Автор статьи Себастьян Пейруз пишет, что в 2013 году Председатель КНР Си Цзиньпинь объявил в Казахстане о начале инициативы “Пояс и путь”, определив главные долговременные стратегические, экономические цели, а также программу региональной безопасности в Центральной Азии. Китай заявляет о прочности своих интересов в регионе на обозримое будущее. Как замечает Пейруз, Центральная Азия занимает одну из ключевых позиций во внешней политике КНР. В случае изменения такой ситуации китайские инвестиции, и как следствие, его политика “Пояс и путь”, а также собственная стабильность и экономическое развитие за рубежом окажутся в большой опасности.

Пародоксальным является то, что Центральная Азия остается и маргинальной для китайской внешней политики в целом, и фундаментальной для внутренней стабильности Китая и будущего развития его глобальной экономической политики.

Японское издание «The Asian review» также не осталось в стороне от важных политико-экономических процессов, протекающих в Центральной Азии. В статье, опубликованной на сайте издания в связи с темой, указывается, что Китай имеет свои интересы во всех центральноазиатских республиках. Автор статьи Южи Фурукава приходит к выводу, что последующей целью Китая является подобраться и заменить в вопросе поставок газа в Украину Россию. Пожалуй, самым парадоксальным является тот факт, что Китай намерен “пересесть” на российский газ, а потом по выгодной для себя цене продавать его Украине и дальше Европе.

Китай и Россия: открытая дружба или тайное соперничество?

В издании «China Daily» под авторством Ху Венхона опубликована статья “Россия и Центральная Азия получат прибыль от проекта “Один пояс, один путь”. Венхон, заглядывая вглубь истории, указывает, что древний Великий шелковый путь в свое время соединял Китай с Центральной Азией и Россией, а также с Европой. В 21 же веке центральноазиатские страны завязали еще более тесные экономические и торговые связи с Китаем. Особенно прилагает усилия Казахстан и благодаря координации между странами был активизирован Экономический пояс Шелкового пути и стратегия развития Казахстана, а также подписано более 100 соглашений о сотрудничестве с Китаем. Одним из главных пунктов, на который данное издание указывает, является утверждение в западных СМИ того, что Китай и Россия вступили в серьезное соперничество в Центральной Азии. Статья отмахивается от такого утверждения и пишет, что стороны понимают, что больше выгоды они смогут получить от совместных координированных действий и проектов в регионе, нежели от соперничества.

CNBC взяло интервью у бывшего руководителя Народного банка Китая Чжоу Сяочуаня. По мнению эксперта, на фоне тарифов, применяемых США в отношении Поднебесной, начнется улучшение двусторонних отношений Народной Республики с Россией. На Восточном Экономическом Форуме во Владивостоке во вторник эксперт заявил о том, что с точки зрения экономического развития и для перспективы развития финансового сектора “мы заинтересованы в нормальных отношениях с США”. Но в то же время, по причине огромного пакета новых тарифов, применяемых правительством США в отношении китайских товаров, что было реализовано по инициативе президента Трампа, руководство КНР вынуждено искать другие рынки сбыта своей продукции и “диверсифицировать нашу торговлю и торговые взаимоотношения”, подчеркнул он. Как пишет издание, в минувший вторник было объявлено о том, что совместная российско-китайская бизнес-группа рассматривает 73 совместных инвестиционных проекта, совокупно оцениваемых в более чем 100 миллиардов долларов. Группой, курирующей потенциальные миллиардные инвестиций, является российско-китайский бизнес-консультативный комитет, который провел на этой неделе ежегодное заседание на форуме Владивостока.

Авторитетное издание “The Guardian” пишет о том, что за последние 31 месяц китайский фондовый рынок достиг своего минимума. На фоне происходящего Председатель КНР Ху Цзиньпинь и Президент России Путин объединяются против США, причем происходит это как в экономическом отношении, так и военном.

Россия и Китай — «не союзники, но в ответ на давление со стороны США они сигнализируют о том, что они не рассматривают друг друга как угрозу».

Вот, например, авторитетное издание «The Economist» пишет о совместных российско-китайских военных учениях «Восток -2018». Издание утверждает, что эти учения вызывают тревогу у Запада. В статье указывается, что Россия на протяжении долгого времени, опасаясь вторжения со стороны Китая, вынуждена была постоянно держать войска в Южной Сибири. Военные учения, проводимые в этом году, оказались самыми масштабными. Пожалуй, главным пунктом статьи является смелое утверждение, связанное с тем, что Россия и Китай так никогда и не смогут стать надежными и крепкими союзниками. В то же время их партнерство является плохой новостью для либеральных демократов во всем мире.

Продолжая тему военных учений, любопытная статья была опубликована во влиятельном американском издании Politico (перевод Иносми). Автор статьи Уэсли Морган пишет, что мало кто усматривает в совместных военных учениях признаки настоящего альянса между Россией и Китаем. Однако, по словам бывших правительственных чиновников и экспертов по России, эти учения стали скорее проявлением поверхностного партнерства, основанного на расчете, чем свидетельством укрепляющегося альянса, направленного против США. Российские проправительственные СМИ всячески расхваливали эти учения, называя их самыми масштабными за последние несколько десятилетий, рассказывая том, что в них приняли участие 300 тысяч военнослужащих, которые отрабатывали защиту от атак с моря и воздуха и применяли уроки, полученные в Сирии. В этих учениях также приняли участие около 3 тысяч китайских военнослужащих. Однако эксперты по российским вооруженным силам советуют не принимать озвученные Москвой официальные цифры, касающиеся числа задействованных военнослужащих, за чистую монету.

Военные учения, проводимые на российском Дальнем Востоке, не подлежат контролю со стороны международных военных наблюдателей, которые могли бы проверить цифры, озвученные Москвой, как сказал Майкл Кофман (Michael Kofman), старший научный сотрудник в Центре военно-морского анализа, специализирующийся на российских вооруженных силах. По его словам, это значит, что «российская армия может преувеличить число военнослужащих, задействованных в учениях «Восток», чего она не может сделать в случае с другими учениями».

По словам Кофмана, Россия и Китай — «не союзники, но в ответ на давление со стороны США они сигнализируют о том, что они не рассматривают друг друга как угрозу». «В стратегии национальной обороны США обе эти страны названы стратегическими соперниками США».

Вооруженные силы США обратились к России с требованием раскрыть больше информации касательно этих учений.

Между тем для китайцев «Восток-2018» — это «возможность получить от россиян уроки по мобилизации и переброске сил, в которых китайцам еще очень далеко до совершенства», как сказал генерал-майор в отставке Билл Хикс (Bill Hix), который до весны этого года помогал контролировать попытки армии США провести модернизацию с прицелом на возможный конфликт с крупной державой и который пристально следит за переменами в российской армии.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments

Как воспринимают Китай в Центральной Азии? Беседа с антропологом - Central Asia Analytical Network Central Asia Analytical Network
2018-09-19 22:30:40
[…] Китай, США и Россия – что происходит? (обзор СМИ); […]