Thy neighbor – как связаны экономики Казахстана и России?

Угрозы новых американских санкций, усугубленные кризисом турецкой лиры, оказывающим негативное влияние на валюты всех развивающихся рынков, привели к падению российской валюты. К понедельнику 13 августа доллар США достиг уровней двухлетней давности — выше 68 руб. за доллар. Не устоял и казахский тенге – он ослаб до уровня 363 тенге за доллар.

Со времен российского экономического кризиса 1997-98 года казахстанская экономика не раз испытывала последствия шоков в России. Особенно экономике центральноазиатской страны приходится приспосабливаться к последствиям введения санкций против России после событий в Украине. Этот процесс происходит на фоне колебания мировых цен на нефть и замедления темпов мирового экономического роста в 2015-2017 годах, а также экономической интеграции, проводимой в рамках Евразийского экономического союза.

Пока казахстанское правительство проводит валютную политику, следящую за колебаниями российского рубля, стимулирует экспорт местных производителей на рынки России и диверсифицирует источники инвестиций в основном за счет Китая. Тем не менее, эти усилия не устраняют зависимость казахстанской экономики от России.

В первую очередь, воздействие тенденций в российской экономике на экономику Казахстана осуществляется, через торговые каналы, и преимущественно, через импорт товаров, а также посредством изменения курса рубля и его влияния на платежный баланс. Эти и другие экономические взаимодействия между Казахстаном и Россией нам помогли объяснить два эксперта – Жаннур Ашигали, Группа исследований и прогнозирования, АКРА (Россия) и Мурат Темирханов, член правления, Halyk Finance (Казахстан).

Торговля и валюта

Россия и Казахстан имеют тесные торговые отношения. В общем объеме импорт из РФ в Казахстан очень значителен – около 37%. Однако объем экспорта в Россию занимает всего чуть более 8% от всего экспорта Казахстана.

Как взаимосвязаны взаимная торговля и обменный курс и почему тенге следует за российским рублем?

Жаннур Ашигали, Группа исследований и прогнозирования, АКРА (Россия):

Воздействие тенденций в российской экономике на экономику Казахстана осуществляется, прежде всего, через торговый канал, и преимущественно через импорт товаров. Около трети всего импорта Казахстана приходит из РФ, этот уровень остается стабильным. Экспорт в РФ не столь существенен для экономики Казахстана.  Другой канал – валютный рынок, что, конечно, отчасти является в каком-то смысле обратной стороной внешней торговли. Так, падение стоимости рубля подразумевает относительное удешевление российских товаров на рынках Казахстана, что в условиях таможенного союза создает дополнительное давление на тенге. Дополнительное – потому что, как правило, российский рубль получает сигнал к ослаблению в условиях низкой внешней конъюнктуры, которая аналогично действует и в отношении тенге.

На текущий момент национальные валюты обеих стран находятся в режиме свободного курсоопределения, то есть, справедливо говорить о прямых интервенциях центральных банков лишь в случаях чрезмерно высокой волатильности. При этом, речь может заходить о плавном сдвиге коридоров колебаний, что должно соответствовать динамике реальных эффективных курсов, но это более затяжной и сглаженный процесс.

Более весомый канал воздействия – импорт инфляции, что, опять же, связано с торговой зависимостью Казахстана от РФ. При росте цен на товары и некоторые виды услуг в РФ, на сегментах рынка, где конкурентная позиция российских товаров слишком высока относительно возможностей отечественных производителей или товаров из других стран (например, КНР), эта тенденция ведет к переливу роста цен в РК.  При этом данный перелив имеет место в любом случае, так как рынок реагирует сравнительно медленно, а импорт инфляции получает сигнал быстро.

Мурат Темирханов, член правления, Halyk Finance  

Инвестиции из России в Казахстан сравнительно небольшие и с макроэкономической точки зрения основное влияние на нашу экономику идет через изменение курса рубля и платежный баланс.

Россия и Казахстан являются участниками ЕАЭС и имеют тесные торговые отношения. В общем объеме импорт из РФ в Казахстан очень значителен – около 37%. Однако объем экспорта в Россию занимает всего чуть более 8% от всего экспорта Казахстана. Укрепление тенге относительно рубля будет приводить к увеличению импорта и снижению экспорта в Россию и наоборот. Мы все помним ситуацию, когда в конце 2014 цена на нефть начала падать и ЦБР отпустил рубль в свободное плавание. В результате российская валюта, вслед за нефтью, начала стремительно девальвировать относительно доллара. В свою очередь наш Нацбанк продолжал фиксировать курс тенге/доллар, из-за чего наша валюта очень сильно укрепилась относительно рубля. Так в августе 2014 курс тенге к рублю был выше 5, а в январе 2015 он упал до меньше чем 3. Поэтому российские товары внезапно подешевели для нас почти в два раза.

В результате, в то время очень резко вырос официальный и неофициальный (когда население напрямую покупало товары в России) импорт от нашего соседа. При резко возросшем спросе на валюту Нацбанк тратил миллиарды и миллиарды долларов валютных резервов страны для фиксации курса тенге/доллар. Такая очень негативная ситуация исправилась только после перехода тенге на свободное плавание. Постепенно курс тенге к рублю снова стал выше 5, что является вполне комфортным уровнем для торговых отношений между Россией и Казахстаном.

Что касается санкций против России, которые могут привести к резкому ослаблению рубля к доллару, то, по сравнению с концом 2014 года, сейчас ситуация совсем другая – и рубль, и тенге находятся в свободном плавании. Если в результате следующих санкций резко обесценится рубль относительно доллара, то в этом случае тенге тоже обесценится к доллару, но в гораздо меньших масштабах. Казахстан не подпадет под санкции и у нас нет фундаментальных предпосылок для аналогичного уровня ослабления по сравнению с рублем.

В результате санкций и резкого ослабления рубля к доллару, курс тенге/рубль может упасть ниже 5, но однозначно он вряд ли когда упадет ниже 4, поскольку оба курса плавают, а это само собой будет выравнивать дисбалансы в торговле между нами. То есть, такого катастрофического положения вещей как было в конце 2014 и в 2015 году больше никогда не будет.

В связи с этим, я считаю, что возможные новые санкции окажут на нас значительное, но довольно ограниченное влияние. Я думаю, наши Нацбанк и правительство без громадных затрат смогут справиться с последствиями самых максимальных санкций против России. не будет тех громадных затрат, что были в конце 2014 и в 2015 годах. Тогда сам глава государства подтвердил, что Нацбанк для поддержки курса сжег 28 млрд долларов из валютных резервов страны. Сейчас, когда рубль и тенге плавают, чтобы погасить панику на рынке Нацбанку нужно потратить в десятки раз меньшую сумму.

Ослабление рубля относительно тенге приведет к увеличению импорта и снижению экспорта в Россию, что только усилит торговый дисбаланс между нашими странами. Однако, с другой стороны, некоторое ослабления тенге к доллару (вслед за рублем), будет благоприятно сказываться на экспорт в остальной мир (91,6% от всего экспорта). В целом, я не ожидаю очень сильного давления на платежный баланс в результате резкого ослабления рубля из-за новых санкций.

Финансы и инвестиции

В Казахстане давно и успешно работают российские банки. Cбербанк, Альфа-банк и Банк ВТБ совокупно имеют примерную долю в 9% от активов банковского рынка Казахстана.

Могут ли российские банки повлиять на финансовый рынок  Казахстана, например, ограничить кредитование и к чему это может привести? Инвестирует ли казахстанский Национальный фонд в ценные бумаги российского рынка?

Жаннур Ашигали:

Присутствующие на казахском рынке российские банки – это крупнейший банк РФ и еще несколько банков разного уровня капитализации. Помимо Сбербанка, прочие финансовые институты не подвержены значительным рискам в связи с действующими санкциями. Сценарий, когда весь финансовый сектор РФ будет под воздействием общестрановых санкций, например, при отключении канала swift для институтов из РФ, наверное, единственный, при котором кредитование будет значительно ограничено единовременно.

Безусловно, на площадках фондового рынка игроки из Казахстана частично завязаны на российские активы, но не в той степени, чтобы можно было говорить о существенном потенциале воздействия на макроэкономику страны. Что касается Национального фонда РК, то политика его управления подразумевает относительную консервативность вложений, то есть, даже если НФ РК держит бумаги российских компаний, то лишь очень ограниченно и, скорее всего, соответствующие риски в достаточной мере хеджируются.

Мурат Темирханов

Серьезное опасение у российских властей вызывает возможность ужесточения санкций против крупнейших российских банков, в первую очередь Сбербанка и ВТБ. Запрет на корреспондентские счета в США или внесение в список SDN – это очень жесткая мера, которая делает практически невозможными международные операции в банках под санкциями. Такие санкции однозначно приведут к очень к очень серьезным последствиям для финансового рынка России и рубль относительно доллара обязательно обвалится. Мы уже с вами обсуждали, что произойдет в Казахстане в результате резкого ослабления рубля, однако здесь есть другая сторона проблемы.

Под полные санкции могут попасть дочерние российские банки, работающие в Казахстане. Они занимают значительную долю в активах всей банковской системы и их проблемы в определённой степени могут перевестись на другие банки и платежную систему.

В случае, если дочерние российские банки тоже попадут под санкции, то ожидается, что США (как в случае санкций от 6 апреля), даст определенный срок, чтобы завершить операции по действующим контрактам. Мы считаем, что за этот срок Нацбанк совместно Центральным Банком России смогут решить эту проблему так, чтобы сохранить устойчивость нашей банковской системы и платежных систем.

С точки зрения кредитования экономики, я не вижу больших проблем. Сейчас в банковской системе существует большая избыточная ликвидность и банки готовы кредитовать, но нет необходимого спроса. Если российские банки не смогут кредитовать из-за санкций, то другие банки с удовольствием заменят их на рынке.

Бизнес-связи

С появлением Евразийского экономического союза бизнес-связи между двумя странами значительно усилились. Согласно докладу Евразийского банка развития, после трех лет падения в 2013-2015 гг. взаимные ПИИ (прямые иностранные инвестиции) стран Евразийского экономического союза выросли на 15.9% – до 26.8 млрд долларов США, и крупнейшими экспортерами капитала в ЕАЭС стали российские компании – на них пришлось свыше 78% экспорта ПИИ. На втором месте – Казахстан (13.5%), на третьем – Беларусь (7.8%).

Крупнейшие инвестиционные пары в базе данных мониторинга взаимных инвестиций СНГ в конце 2016 года

Как важны эти зарождающиеся бизнес-связи? Смогли ли казахстанские компании закрепиться на российском рынке в условиях ЕАЭС?

Жаннур Ашигали

Говоря о возможности конкурировать на российском потребительском рынке, скорее речь может идти о среднем и крупном бизнесе Казахстана, чем о малом бизнесе, продукция которого, как правило, не выходит на международно-региональные уровни.

В целом, на текущий момент существенных шоков для экономики Казахстана от российских кризисов мы не наблюдаем. Это не означает, что нет перелива шоковых тенденций, но в целом экономика Казахстана достаточно устойчива. К примеру, слабая экономическая динамика в Казахстане сменилась на уверенный рост в 2017-2018 годах, в то время как в РФ рост довольно сдержанный (около 1,5% по прогнозам АКРА в 2018 году).

Мурат Темирханов

Всего 8% экспорта из Казахстана идет в Россию. Доля экспорта МСБ в Россию совсем незначительная. Скорее всего, одномоментно довольно сильно пострадают сырьевые экспортёры в Россию. Например, сейчас резко прекратится экспорт глинозёма для «Русал», а там довольно значительные объемы. Однако, цены на алюминий сильно подскочили, и со временем наши экспортеры смогут с выгодой продать это сырье другим контрпартнёрам Также правительству возможно надо будет оказать ограниченную помощь некоторым компаниям. При ослаблении рубля относительно тенге могут пострадать отечественные компании, производящие продукцию аналогичную импортируемой из России. Однако, ожидается, что эффект от ослабления рубля относительно тенге, вызванный максимальными санкциями, будет временным и курс тенге/рубль восстановится в течении одного-два года.

Другой сосед

Участие Китая в экономике Казахстана стабильно и с 2016 года возросло – растут внешнеторговый оборот и инвестиции.

Возможно ли, что со временем у Казахстана появится не менее рискованная чувствительность к экономическим колебаниям в Китае? Или она уже проявляется?

Жаннур Ашигали:

По мере усиления торговых и финансовых отношений с Китаем некоторая форма зависимости может появиться. При этом на некоторых стадиях развития это может означать и положительное воздействие на экономику РК. Так, китайская экономика, активно развиваясь, обладая огромным промышленно-технологическим потенциалом может усилить внешний спрос на продукцию из Казахстана, стимулировать развитие новых отраслей в РК, в целом подтянуть экономический рост и диверсификацию.

Безусловно, наиболее оптимальное решение было бы диверсифицировать торговые отношения географически и по товарным номенклатурам, расширять линейку производственно-промышленных отраслей в стране, стимулировать сокращение предельных издержек локального производства через создание конкурентных условий на инфраструктурных сегментах рынка (пути и сообщения, информация и связь, электроэнергетика, ГСМ и так далее). Нужно понимать, что традиционного коммерческого кредитования может быть недостаточно, так как коммерческие банки как правило не идут на финансирование крупных и долгосрочных инфраструктурных проектов, и для этих целей используются банки развития и различные формы ГЧП.

Потенциальным подспорьем может стать активизация экономической активности в Центральной Азии (Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан) на фоне усиления торговой и инфраструктурной интеграции в регионе. Это может уменьшить зависимость от крупных экономик КНР и РФ, открыть новые рынки сбыта, в перспективе усилить потребительскую способность, и соответственно, долгосрочный спрос.

Мурат Темирханов

Сейчас доля Китая составляет примерно 12% нашего экспорта и 16% – импорт. Экспорт в Китай – это в основном сырьевые товары, а для них все равно в какую страну идти, лишь бы мировые цены не падали. Импорт уже достаточно существенный, однако если Китай чихнет, то заболеет весь мир, и мы не будем исключением.

 

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments

Казахстан, Центральная Азия, Россия: о вечной дружбе и новых конфигурациях. Интервью с Аскаром Нуршей - Central Asia Analytical Network Central Asia Analytical Network
2018-09-09 23:00:47
[…] […]