«Азия ушла от нас непознанной» – обзор российских СМИ за июль

В июле российские СМИ и эксперты обсуждали растущую синофобию в Центральной Азии, интересы и влияние США в регионе, зоны свободной и несвободной торговли, а также современные «среднеазиатские» романы. Казахстанский политолог Султанбек Султангалиев в интервью российской газете рассказал, что в Казахстане зарождается новый “субэтнос” в виде салафитов, а известный эксперт Александр Князев пролил свет на то, что происходит в Туркменистане. 

Регион

Материал доктора политических наук, члена научного совета Института исследований Центральной Азии и Афганистана «Иран–Восток» (Иран), Игоря Панкратенко обсуждает растущую синофобию в Центральной Азии. («НГ», Чем дальше в ШОС – тем больше синофобов? 29.07.2018). Китайская ослоферма в Ошской области и вывоз казахских невест в Пекин — малая толика на слуху у кыргызстанцев и казахстанцев, страшащихся экспансии Китая.

По мнению Панкратенко, эти настроения распространяются по всему региону, причем антикитайские протесты растут пропорционально росту финансовых предложений со стороны Поднебесной. Эксперт считает, что за десять лет «синофобия овладела массами, стала частью общественных настроений» и «превратилась в эффективный инструмент политических игр местных элит. Пока – лишь для внутренних разборок, но именно что – пока». Панкратенко полагает, что растущая синофобия обоснована китайскими методами работы: привлечением исключительно китайского персонала, несоблюдением экологических и санитарных норм, распространённой практикой взяточничества. Власти способны управлять китайским бизнесом, но соблюдение местных правил игры только усиливает антикитайские настроения. Как подчеркивает эксперт, «антикитайские настроения все больше политизируются, распространяются во всех слоях общества, обрастают религиозными и этническими мотивами, становятся общественной модой и стилем. С вполне понятными и просчитываемыми перспективами – синофобия становится одной из движущих сил выступлений против центральной власти. Той самой, что «продает» страну (Кыргызстан, Казахстан, Таджикистан – далее по списку, нужное – подчеркнуть) Китаю». Таким образом, антикитайская карта постоянно разыгрывается местными кланами, которые считают себя обделенными центральной властью. Панкратенко констатирует: «Синофобия становится выгодным бизнесом, а антикитайские настроения – вполне ликвидным товаром. Производство, которого некоторые местные политические элиты уже освоили и как инструмент повышения своего благосостояния активно используют. Не за горами момент, когда они начнут торговать этим товаром и на международном уровне, предлагая его за вполне приемлемую цену любому внешнему игроку.»

По сообщению министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедъярова, страны «прикаспийской пятерки» согласовали проект Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, предусматривающий возможность прокладки трубопроводов по его дну («НГ», Каспий делят на газовые сегменты, 12.07.2018). Подписание договора, проектом которого запрещено присутствие иностранных войск в акватории, состоится в начале августа в Актау в рамках V саммита глав прикаспийских государств, сообщил глава МИД Казахстана Кайрат Абдрахманов.

Однако, как считает доктор политических наук Сергей Жильцов, «Россия заявила о готовности подписать документ, утверждать, что Конвенция по статусу Каспия будет подписана пока преждевременно». Между тем проект соглашения появился на сутки на российском государственном портале правовой информации и затем был удален. Эксперт обращает внимание на статью 14, согласно которой трубопроводы по дну моря могут прокладываться с позволения только тех стран, через чьи сектора они будут проходить. Раздел водоема не предусмотрен, но «делимитация дна и минеральных ресурсов Каспийского моря по секторам будет осуществляться согласно соглашению сопредельных и противоположных государств согласно общепринятым принципам и юридическим нормам». Жильцов полагает что в итоговом документе статья 14 будет изменена. Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев считает, что несмотря на решимость Сторон подписать Конвенцию «нельзя исключать, что в итоге она может оказаться еще более общей и менее конкретной, чем тот вариант проекта, по которому произошла утечка в СМИ.» Он также определяет Транскаспийский газопровод – как сугубо политический проект, «который не имеет под собой ни экономической основы, ни – в обозримой перспективе – ресурсной базы». Относительно недостатка газовых ресурсов у Туркменистана недвусмысленно говорит и Жильцов.

Заседание рабочей группы по безопасности в формате сотрудничества «Центральная Азия – США» («С5+1») состоялось в Ташкенте. («НГ», Центральная Азия – в фокусе интересов США, 23.07.2018). В мероприятии приняли участие представители всех государств Центральной Азии, а также заместитель помощника госсекретаря США по Южной и Центральной Азии Генри Эншер. Основная тема— перспективы урегулирования ситуации в Афганистане. Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев, объясняет лидерство Узбекистана в афганском вопросе прагматичными интересами и прежде всего освоением афганского рынка. Преследуя собственные интересы Ташкент все больше вовлекается в сферу американских геополитических интересов. США в свою очередь курируя несуществующие проекты как TAPI и другие использует последние как инструмент для «манипулирования местными политическими истеблишментами, для которых, в свою очередь, участие в подобных проектах может быть полезным и в рамках демонстрации своей многовекторности для России или КНР, и как образ светлого будущего на фоне текущей собственной малоэффективности – для своих электоратов». Директор негосударственного образовательного учреждения «Билим карвони» Фархад Толипов делает акцент на вопросы безопасности, считая, что залогом любых проектов является решение вопроса об экстремизме и терроризме. По мнению Толипова: «В последнее время получили распространение слухи о том, что после поражения на Ближнем Востоке, в Сирии «Исламское государство» перемещается в Афганистан, где будет продолжать свою активную деятельность. А с территории Афганистана, соответственно, идет угроза дестабилизации региона. Необходимо рассеять такого рода домыслы и спекуляции на эту тему, обсудив проблему в формате «С5+1».       

О том, что не все так просто в отношениях внутри Центральной Азии, напоминает эксперт Александр Князев.

Комментируя «НГ» новость о том, что Таджикистан ограничивает ввоз продовольственной продукции из Узбекистана, несмотря заключенное соглашение о свободной торговле. («НГ», Таджикистан защищается от узбекского импорта, 10.07.2018), он считает, что «ограничения на импорт определенных товаров из Узбекистана – это, видимо, первый звоночек, свидетельствующий о возникающем, в данном случае в Душанбе, понимании того, что декларации о дружбе и прагматический интерес – далеко не всегда совпадающие факторы. Решение Таджикистана – защита своего рынка, как, кстати, и ранее принятое решение узбекской стороны об ограничении импорта бытовой электроники». Эксперт полагает, что Ташкент вступил в следующий этап экономической экспансии, где эйфория и завышенные ожидания начального этапа уступили месту осознание своей уязвимости перед растущими амбициями Ташкента, что в итоге может привести к конфликтам в регионе. Научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Поволжья Института востоковедения РАН Александр Воробьев полагает, что в данной ситуации рано говорить об эскалации политических противоречий «схожие сценарии в более мягкой, а иногда и в более жесткой форме будут проявляться и в торгово-экономических отношениях с другими соседями Узбекистана – Киргизией, Казахстаном, которые в какой-то момент также захотят частично оградить свои рынки от узбекских экспортеров».

Таджикистан

Приговор Хайрулло Мирсаидову – отвратительная карикатура на правосудие и еще один приговор бесчеловечному правящему режиму в Таджикистане

Боевики террористической группировки «Исламское государство» в Таджикистане опасны для российских туристов и России, считает завотделом Средней Азии и Казахстана Института СНГ Андрей Грозин, комментируя нападение на иностранных туристов 29 июля. («Известия», Политолог назвал опасным для России присутствие ИГ в Таджикистане, 31.07.2018).

Говоря о нападавших, Грозин считает: «Вполне возможно, что это могут быть люди, разделяющие ценности и идеологию группировки, сочувствующие, считающие себя бойцами этого всемирного халифата. С другой стороны, не стоит забывать, что силовики во всех центральноазиатских республиках склонны любую активность любых исламистов оценивать в категории мировой террористической сети». Эксперт не исключает вмешательства России в случае обострения ситуации в Таджикистане, напоминая что: «это наш стратегический партнер».

Владимир Медведев, автор романа «Заххок», в беседе с РCМД делится своим видением места Средней Азии в российской литературе и особенностями таджикского мироощущения (РCМД, Азия ушла от нас непознанной: интервью с Владимиром Медведевым, 23.07.2018).

В кратком изложении интервью сводится к следующим тезисам. Интереса у публики к региону нет и никогда не было, с XIX в. место романтического Востока прочно занял Кавказ. Среди исторических исследований и этнографических заметок в русской литературе практически не случилось «среднеазиатского романа» и «Средняя Азия по сей день осталась «землей незнаемой»». Немногочисленные литературные сочинения советского и нынешнего столетий нельзя назвать постколониальными, поскольку не были колониальными связи с национальными окраинами в Советском Союзе и не стоит «переносить термины западного литературоведения и западной политологии на нашу почву». По мнению Медведева, современные «среднеазиатские» романы согласуются с определением ориентализма, отличаясь от трактовки Эдварда Саида — любовью к Востоку. Признаваясь, что своим романом пытался приоткрыть дверцу в мир Азии, писатель считает, что Россию и Таджикистан объединяют языковые и культурные особенности и что «современный Таджикистан как государство мало чем отличается от своих соседей». Однако «в Таджикистане создался очень интересный сплав культурных слоев. С одной стороны, остается сильным влияние СССР, хотя его не стоит преувеличивать. С другой, в Средней Азии советская власть законсервировала полностью разрушенное в России традиционное сознание. Полагаю, просто потому, что для сельских жителей хлопкосеющей республики другое было и не нужно. Это создало немалый контраст между крестьянами и городским населением. Лучшие представители таджикской интеллигенции ни в чем не уступают интеллигенции европейской». Комментируя ситуацию с русским языком в Таджикистане писатель подчеркивает, что поддержка русского языка и культуры зависит от усилий обеих сторон, однако пока «особых усилий в этих направлениях не предпринимают ни в России, ни в Таджикистане».

Большой резонанс приобретает приговор по делу независимого журналиста и создателя сборной команды КВН Таджикистана Хайрулло Мирсаидова («НГ», Критику в Таджикистане приравняли к терроризму, 12.07.2018).

Международные организации и диппредставительства требуют освободить осужденного на 12 лет Мирсаидова за заведомо ложный донос, подделку документов и растрату государственных средств в размере 13,5 тыс. долл. В конце прошлого года журналист обратился с открытым письмом к президенту Таджикистана Эмомали Рахмону, генеральному прокурору Юсуфу Рахмону и председателю Согдийской области Абдурахмону Кодири, в котором утверждал, что глава областного Управления по делам молодежи и спорта Олим Зохидзода требовал взятку в 1000 долл. и провоцировал на нецелевое использование государственных средств. В ответ журналиста заключили под стражу, против него было открыто уголовное дело по нескольким статьям. Адвокаты Мирсаидова заявили, что ни по одному пункту обвинения убедительных доказательств представлено не было. Политолог, эксперт по постсоветскому пространству Аркадий Дубнов считает: «Приговор Хайрулло Мирсаидову – отвратительная карикатура на правосудие и еще один приговор бесчеловечному правящему режиму в Таджикистане. […]Дело Мирсаидова, как это ни трагично, лишь очередное звено в цепи вопиющих по своей жестокости расправ таджикского режима над своими противниками и более того – людьми, сохранившими свое человеческое достоинство». Глава правозащитной организации Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA, Франция) Надежда Атаева добавляет: «Приговор, вынесенный Хайрулло Мирсаидову – это сигнал обществу о том, что критиковать представителя власти очень опасно. Можно получить наказание, соразмерное по тяжести наказанию за терроризм». Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Арлем Дезир призвал власти немедленно освободить Хайрулло Мирсаидова. Посольства Великобритании, Германии, Франции и США в Таджикистане в совместном заявлении призвали власти пересмотреть приговор в отношении Мирсаидова. Председатель Национальной ассоциации независимых СМИ Таджикистана Нуриддин Каршибоев резюмируя происходящее заявил, что несмотря на старания властей связать дело Мирсаидова с экономическим преступлением, исход судебного процесса показал, что оно имеет политическую подоплеку. «Приговором в отношении Мирсаидова суд похоронил надежду людей на борьбу с коррупцией, теперь вряд ли кто-то осмелится заявить о фактах коррупции в стране»

Казахстан

Весь наш патриотизм смыло в эти дни слезами

«Новая газета» обсуждает, как инертность и бездействие полиции провоцируют политический кризис в Казахстане. («Новая Газета», Готэм пал, в нем правит бал всякая нечисть, 24.07.2018). Убийство олимпийского призера Дениса Тена, смертельное нападение на игрока КВН Данияра Алимбаева стали катализаторами, объединив казахстанское общество против министра внутренних дел республики Калмуханбета Касымова.

Как следует из материала, «информацию о требованиях отставки стали давать даже лояльные власти сайты, а сотрудничающие с президентской администрацией эксперты заговорили о необходимости ухода Касымова как о единственном выходе». Но кажется, что власти игнорируют происходящее: министр внутренних дел внезапно уехал в Баку, президент ушел в «краткосрочный отпуск». Cамый важный итог происходящего – «общество начало открыто говорить о том, что в Казахстане все не так хорошо, как об этом вещают местные вычищенные до блеска СМИ. «Весь наш патриотизм смыло в эти дни слезами» — заключает статья.

«Процесс модернизации общественного сознания сопровождается усилением тенденций архаизации общества», – таков вывод Султанбека Султангалиева, политического аналитика, главного редактора информационно-аналитического портала Резонанс.Kz. ( «Урал-Евразия», В Казахстане зарождается новый “субэтнос” – салафиты, 09.07.18). Причины: отсутствие ясной государственной идеологии и «дистанцированность» власти от народа.

По мнению эксперта, «симбиоз» архаики и модерна присущ всем государствам Центральной Азии. Выбирая между движением вперед или назад, выбор делается в пользу архаично-традиционного аспекта в силу его соответствия личным, в том числе материальным, интересам политических групп. Однако отсутствие модернизации может привести к печальным последствиям, вплоть до крушения государства. Власти Казахстана казалось бы предпринимают усилия по модернизации в рамках стратегии «Рухани Жангыру», но ее реализация остается формальной идей для узкого круга, рискующей никогда не стать идеологией масс. Эксперт предостерегает от «побочного эффекта» архаизации – последовательной радикализации общества. Растущее количество сторонников салафизма, которые представляют «новую социальную страту, новую группу людей с совершенно иным мировоззрением, с другими взглядами на жизнь, с другим понятийным аппаратом» доказывают, по мнению Султангалиева, справедливость его предположений. Усиление позиций салафизма в республике может в конечном итоге «расколоть общество и государственность в том числе». Только формирование государственной идеологии, поддерживаемой обществом, могло бы противодействовать дальнейшей радикализации. «Противостоять идеологии может только идеология» – заключает эксперт.

Международный финансовый центр (МФЦ) мог быть в Москве, но открылся в Астане, – рассказывает Олег Буклемишев, директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ. «(Коммерсантъ», Выход из бункера, 27.07.2018).

Россия вынашивала проект МФЦ несколько лет назад, было даже постановление правительства, но отсутствие конкретной работы, помноженное на введение санкций, окончательно поставили крест на идее. Открыв МФЦ, «Казахстан осуществляет коренную институциональную реформу — перейти на принципы английского права в регулировании финансовых операций» и «если инвесторы будут считать, что в этой точке евразийского пространства не только стараются сделать все так, как им удобно, но и выносятся справедливые и обоснованные решения независимыми арбитрами, полдела, можно сказать, сделано». Анализируя проблемы и пороки финансового сектора на всем пост-советском пространстве, который «хоть и выглядит как рыночный, вполне западный, по дизайну остается скорее советским», Буклемишев считает, что Астана взяла на себя смелость признать, что «та модель финансового регулирования, которая существовала и существует в стране, не может сформировать достаточных стимулов к развитию финансового сектора» и исходя из этого сформировала параллельную структуру регулирования в отдельно взятом международном финансовом центре. В заключении, эксперт призывает российские власти обратить внимание на призывы профессионального сообщества и остановить опускание финансового сектора в архаику и под пяту государственного контроля.

Казахстан намерен потеснить Россию на рынке нефтепродуктов в регионе и начать поставки бензина в Киргизию, Узбекистан и Таджикистан («НГ», Казахстан вытесняет Россию из Средней Азии, 03.07.2018).

Казахстан наконец закончил модернизацию трех нефтеперерабатывающих заводов, которые по прогнозам полностью обеспечит внутренний рынок нефтепродуктами, и позволит экспортировать излишки. Но сначала необходимо урегулировать с Москвой соглашение по запрету экспорта бензина из Казахстана и отказаться от импорта российских нефтепродуктов. По мнению эксперта Марата Шибутова, «конфликта интересов в поставках нефтепродуктов на рынки Киргизии, Узбекистана и Таджикистана между Россией и Казахстаном нет. Республике нужно отбить инвестиции, вложенные в модернизацию НПЗ. Поэтому и было принято решение сократить поставки российского бензина, с тем чтобы он не конкурировал с казахстанским». Эксперт считает, что Казахстану стоит обратить внимание на рынок Афганистана, где бензин очень дорогой, и не рассчитывать на поставку больших объемов в Узбекистан и Кыргызстан. Руководитель отдела экономики Института СНГ Аза Мигранян также полагает, что Астана не составит конкуренции Москве по причине ограниченных казахстанских ресурсов и объемов экспорта.

Туркменистан

Для слабых стран уровня Туркмении время и нейтралитета, и многовекторности постепенно заканчивается

Вооруженное столкновение между афганскими террористами и туркменскими пограничниками обсуждается в материале Никиты Мендковича на Regnum.ru (Regnum.ru, Афганские контрабандисты превращаются в террористов, 10.07.2018). Ранее на сайте «Радио Азатлык» сообщалось о длительном бое на афганско-туркменской границе, где погибло 25 туркменских военных.

Как сообщается в материале, официальные СМИ косвенно подтвердили случившееся, распространив детальное опровержение инцидента. Делается вывод, что афганская провинция Бадгис, граничащая с участком на котором произошел конфликт, постепенно переходит под контроль «Талибана». На туркменской территории в Марыйском велаяте Тахта-Базарском районе вооруженные инциденты имели место в 2015, 2016, 2017 годах. Поскольку время происшествий приходится на май-июнь, предполагается что они связаны с уборкой опия сырца и его контрабандой. Исходя из масштабности, численность нападающих в июльской атаке оценивается в 100−200 человек, означая, что наркоконтрабандисты переходят к террору против властей. Автор материала считает, что «Туркменистан превращается в оптимальную для боевиков цель. Причем не только из-за социально-экономических проблем, но и из-за ошибок военных реформ, стратегического планирования и снабжения силовиков. Опыт столкновений 2015−2018 гг показывает существенные недостатки в обороне пограничной полосы, среди которых плохое техническое оснащение, нехватка офицерского и сержантского состава с технической подготовкой». И заключает, что пока на туркменском участке испытывается стратегия «наркотарана», другие страны региона не должны смотреть на происходящее с равнодушием.

В интервью с «CA-IrNews» российский востоковед, политолог и эксперт Александр Князев поделился свои видением ситуации в Туркменистане. (Ресурсов много, а денег нет–все об экономическом кризисе в Туркменистане, 18.07.18).

Говоря о социально-экономическом кризисе, Князев считает, что он имеет системный характер. Уже в конце 2016 г. начались серьезные продовольственные проблемы, тогда состоялась незапланированная встреча президента Туркменистана с президентом России в Сочи, где туркменская сторона просила кредит в 2 млрд. долларов. По неподтвержденным сведениям, кредит был предоставлен в размере около 1 млрд. долларов большей частью в товарной форме. Но это не значит, что у Москвы появились серьезные рычаги влияния на политику Ашхабада, уточняет эксперт. Россия хотела бы контролировать сферу безопасности на туркменском направлении, через своих советников и наблюдателей, координацию деятельности силовых структур и спецслужб, правоохранительных органов, обмен информацией. Но, как отмечает Князев, «в этом вопросе туркменская сторона (под давлением США и Турции) на уступки не идет» и что «важную роль в прозападной (и протурецкой) ориентации играет лично первый вице-премьер и министр иностранных дел Рашид Мередов». На ухудшение экономического состояния страны, по мнению Князева, влияет отсутствие диверсифицированной экономики и условия газовых контрактов с китайскими компаниями, а также нерешенные вопросы по экспорту природного газа в Россию и Иран. Эксперт полагает, что в Туркменистане существуют серьезные протестные настроения в связи с многолетней социально-экономической деградацией. «В последние 2-3 года наиболее беспокойными в этом плане являются Марыйский и Тедженский оазисы, с местной элитой: между марыйскими текинцами и находящимися во власти ахал-текинцами существуют и исторические противоречия. Эти регионы имеют связи и с радикальными группами в сопредельных провинциях Афганистана, есть информация о трафике оружия, прорывах небольших групп боевиков из Афганистана». В этой ситуации нейтралитет «не приносит должного эффекта» из-за слабости туркменского государства перед большим числом внешних интересов и отсутствием правил в современной международной жизни, где все решает право сильного. Подводя итог, Князев заключает «Помимо нейтралитета во внешней политике Туркмении действует и известный принцип «многовекторности», однако для слабых стран уровня Туркмении время и нейтралитета, и многовекторности постепенно заканчивается».

Между тем, кажется, что Россия возобновит закупки туркменского газа. («НГ», “Газпром” может вернуться в Туркменистан, 30.07.2018). Газовые переговоры могут пройти осенью, предположительно в ходе визита российского президента в регион.

Как констатирует материал: «Это политическое решение, поскольку Россия заинтересована в расширении своего присутствия в энергетическом секторе Средней Азии, а Туркменистан – в избавлении от монопольной зависимости Китая, кризиса и наполнении казны живыми деньгами». Как считает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин, для налаживания военно-стратегического сотрудничества с РФ Ашхабаду мешает масса шлагбаумов, в том числе нейтральный статус, который не позволяет стране участвовать в любых военных коалициях, и заключает, что Газпром – «единственный платежеспособный покупатель, который поможет выйти из китайской монополии на экспорт туркменского газа».

Кыргызстан

Как российские эксперты прокомментировали новость о том, что кыргызский премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев предложил кыргызстанцам скинуться и погасить внешний долг республики? («НГ», Киргизия объявила о дефолте, 05.07.2018).

Генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток–Запад» Дмитрий Орлов считает, что предложение кыргызского премьер-министра признает несостоятельность государства отвечать по своим обязательствам, особенно «в условиях полного обнищания населения, массовой безработицы и вынужденной трудовой миграции» в Кыргызстане. Эксперт предполагает, что выплата долга будет производиться в добровольно-принудительном порядке из зарплаты бюджетников и рекомендует изыскивать средства у коррупционеров. Руководитель отдела экономики Института СНГ Аза Мигранян полагает, что вряд ли борьба с коррупцией решит экономические проблемы в стране. «Ситуация в Киргизии в последние три-четыре года имела устойчивую тенденцию к повышению внешней финансовой зависимости, и особенно это связано с получением китайских кредитов, которые легли тяжким бременем на бюджет страны. Кроме того, не были решены вопросы увеличения доходной базы бюджета». По мнению эксперта, ситуация приведет к тому, что финансовые выплаты лягут на плечи бюджетников и бизнес-сообщество. Мигранян обращает внимание на то, что «в отличие от российских кредитов китайские кредиты списываться не будут».

Узбекистан

Строительство АЭС принесет только плюсы — надежные и дешевые поставки электроэнергией, что приведет к росту промышленного производства и качеству жизни в Узбекистане

Ташкент и Кабул обсудили возможности создания режима свободной торговли, привлечения афганских инвестиций в узбекскую экономику и развития приграничного сотрудничества («НГ», Ташкент и Кабул создают зону свободной торговли, 18.07.2018).

Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев полагает, что в рамках своей экспортноориентированной модели экономического развития Ташкент рассматривает Афганистан прагматически: как рынок и транзитное пространство. «Даже вопросы безопасности с афганского направления для Ташкента менее важны, Узбекистан в состоянии обеспечивать (и это действовало десятилетия) режим изоляции на афганском участке своей границы». По мнению Князева, режим свободной торговли будет выгоден узбекской стороне, поскольку «некорректно было бы предполагать, что из Афганистана в рамках этой свободной торговли пойдет главный, пусть и нелегально, товар этой страны – героин». Оценивая узбекско-афганское взаимодействие, эксперт выделяет роль США и считает, что любые процессы в этом направлении будут иметь место, пока они соответствуют интересам США. Американский фактор приобрел ещё большую важность во внешней экономически ориентированной политике Узбекистана. Вовлекая Ташкент в афганскую орбиту, Вашингтон продолжит эксплуатировать экономические интересы. Князев напоминает, что Узбекистан рассматривается как ядро региональной интеграции в реализации известного американского проекта С5+1. Руководитель аналитической группы «Центральная Евразия» (Ташкент) Владимир Парамонов также считает, что отношения между Кабулом и Ташкентом зависят от Вашингтона и полагает, что до создания зоны свободной торговли необходимо оценить ее плюсы и минусы. Эксперт заключает: «Главное, чтобы эта зона не охватила де-факто наиболее мощный сектор афганской экономики – наркопроизводство и соответственно наркоторговлю. Перед принятием решения по созданию зоны свободной торговли с Афганистаном необходимы консультации Ташкента с его ключевыми союзниками и торговыми партнерами».

Российские эксперты считают, что договоренность Узбекистана и России о строительстве совместной атомной электростанции будет иметь значение для всего региона («НГ», Москва меняет энергетическую карту региона, 05.07.2018). Итоговое соглашение о создании двух крупных энергоблоков может быть подписано уже осенью в ходе официального визита президента РФ Владимира Путина в Ташкент.

Как сообщает директор по культурным, научным и образовательным проектам Центра традиционных культур из Москвы Александр Собянин, сегодня речь идет о строительстве нескольких АЭС в регионе. «Об одной или двух атомных станциях в Таджикистане, одной – в Киргизии, двух – в Узбекистане и одной – в Туркмении». Он считает, если Узбекистан первым в регионе построит АЭС, это позволит возобновить вопрос создания единой энергосистемы Средней Азии и России, инициированный еще в 60-е годы прошлого века. Строительство АЭС принесет только плюсы — надежные и дешевые поставки электроэнергией, что приведет к росту промышленного производства и качеству жизни в Узбекистане, считает эксперт. По мнению Собянина, Москва изменит энергетическую карту Центрально-Азиатского региона, тем самым снимая вопрос строительства Рогунской ГЭС. Единственный минус – давление Запада на проект. Как это произошло в Казахстане, где несмотря на согласование и общественные слушания, проект строительства АЭС «Росатомом» так и не состоялся по причине вмешательства французской компании AREVA. Но как говорит Собянин, «в случае с Узбекистаном давление Запада может быть, но не настолько сильным. Узбекская экономика не зависит от мировой конъюнктуры в такой степени, как казахстанская. Поэтому политическое давление на Ташкент невозможно. Предложение французской AREVA вряд ли пройдет».

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments