Аральское море – можно ли исправить крупнейшую экологическую катастрофу мира?

В конце 1980-х Аральское море прославилось в мировой прессе как «крупнейшая экологическая катастрофа мира». В настоящее время ситуация в этом регионе частично изменилась. Возведение Кокаральской плотины в бывшем проливе Берга, окончательно – и в биологическом, и в географическом смыслах – разделило некогда единое море на Малый Арал в устье Сырдарьи, и на высохший Южный (Большой) Арал, подпитываемый когда-то Амударьей. Водная связь между ними появляется только периодически, во время сбросов воды с северного моря на юг, в сторону образовавшейся на ныне оголенном Аральском дне соляной пустыни – Аралкума.

Иллюстрация: Marat Kuhn

Сегодня Аральское море, хотя и далеко от восстановления, дает возможности рыболовства для жителей прибережных районов и тем самым обеспечивает их заработок. На это повлиял казахско-датский проект «Сохраним Аральское море» в начале 90-х годов прошлого века, который был направлен на возрождение и развитие рыболовства в данном районе.

Неожиданный успех

В рамках проекта были проведены тестовые уловы единственной в то время рыбы Аральского моря – камбалы глосса (Platichthys flesus Linneaus), апробированы возможные орудия лова рыбы и возможность безопасного использования простых весельных шлюпок в водоеме. Стоит отметить, что согласно замыслу, проект был направлен именно на морское рыболовство, где были сосредоточены основные рыбные запасы камбалы. Согласно сделанным нами совместно с Аральским исследовательским институтом рыбного хозяйства в 1998 году расчетам, рыбозапасы только в Малом Арале составляли до 20-25 тысяч тонн и неизмеримо большие запасы этой рыбы существовали в Большом Аральском море (Годовой отчет КазНИИРХ, Аральский филиал, 1998, а также Таиров М., Таирова Ж., Ермаханов З. «Рыбный промысел камбалы глосса в Аральском море»//Вестник сельскохозяйственной науки Казахстана, 2004, №1, стр.57-65).

Вода Малого Арала уходящая на юг, в Аралкум

Большую часть времени актив рыбаков и волонтеров был занят пропагандой создания рыболовецких бригад-кооперативов согласно новым, необычным по тем временам административным законам. В трех аулах – Тастубек, Агеспе и Акбасты (бывшие знаменитые рыбколхозы) западного побережья Малого Арала установлены накопительные холодильники контейнерного типа на автономном питании. И все это в условиях отсутствия электроэнергии и нормальных транспортных дорог. Такая инициатива местных жителей позволила избежать полного забвения товарного рыболовства и остановила весьма популярные идеи переселения населения в другие районы, что было весьма вероятно в тех условиях. Еще большее влияние все это оказало в социальном отношении – в городе Аральске была создана самостоятельная НПО «Арал тенизи», полностью состоящая из местных жителей, подготовленные англоязычные переводчики оказывали помощь в поисках грантов. НПО «Арал тенизи» стала площадкой объединения всех рыбацких коллективов и одним из признанных центров экологических инициатив с более тысячи индивидуальных членов, включая в себя все организации, имеющие отношение к рыболовству и природопользованию региона.

Именно сообщество аральских рыбаков составляет реальный экологический и энергичный «живой щит» Арала.

Спасение и возрождение Аральского моря представляется нами в «экономической реабилитации и востребованности» водоема как полноправного субъекта экономики Казахстана. И, в первую очередь, в реабилитации моря, как исторически сложившегося рыбопромыслового региона. Из этого положения логично вытекает следствие, что социальный слой аральских рыбаков, как основных природопользователей и естественных экологических защитников моря, должен не только сохраниться, но и стабильно развиваться, пусть даже в непростых кризисных условиях. Сегодня очевидно, что именно сообщество аральских рыбаков составляет реальный экологический и энергичный «живой щит» Арала.

По объёму воды, и по экономической значимости Малый Арал является единственным наследником некогда Великого Арала и сейчас переживает пору возрождения. Новая бетонная и современная Кокаральская плотина в бывшем проливе Берга, отделяющая две части бывшего Арала, вступила в строй в 2006 году и знаменует собой точку коренного перелома в кризисной ситуации, сложившейся в регионе. Вся вода Сырдарьи теперь пополняет Малый Арал, а избыточные воды сбрасываются на юг – в печально известный солончак Аралкум. За прошедшее время с 2006 года произошло обессоливание водоема до прежних 6-10 промилле и вновь появились места нереста рыб, «скатившихся» с устья Сыра. Происходит существенная корректировка ихтиофауны моря – вместо единственной в 90-х годах промысловой рыбы камбалы-глосса (интродуцированной в 1970-х из Азовского моря), водоем вновь заселили сазан, судак, вобла, лещ и другие аборигенные виды рыб.

Кокаральская плотина

Но самое важное – вновь возродилось рыболовство. Только за две последние поездки по побережью Арала в 2016-2017 гг., мы увидели поразительные перемены. Жители Приаралья получили не только водопровод и электричество, но и газ. Аулы в дельте Сырдарьи обновились новыми домами и, даже, коттеджами. Разительные перемены произошли в социальной жизни. Вследствие строительства Кокаральской плотины значительно улучшилась инфраструктура дорог, и в первую очередь, транспортные производственные дороги. Все это привело к подъёму локальной экономики и, в частности, рыбного хозяйства региона. В настоящее время только в Аральском районе насчитывается 16 малых рыбоперерабатывающих заводов и предприятий, оснащенных новым оборудованием. Итоговая годовая цифра улова рыб достигла 7 тысяч тонн (Годовой отчет КазНИИРХ, Аральский филиал, 2016). В сравнении с 30 тонн камбалы, выловленной невероятными совместными усилиями рыбаков и добровольцев нашего проекта во время пилотного лова рыбы в 1996 году, контраст – знаменательный (тогда и этого мизерного количества улова стало достаточно, чтобы практически «развалить» инфраструктуру заброшенного и единственного тогда завода «Аралрыбпром»).

Проблемы остаются

Насколько возможен дальнейший рост рыболовства в этом и так экологически и биологически истощенном регионе?  Какие изменения необходимо произвести в рыбном хозяйстве, чтобы в современных условиях Арал продолжал оставаться регионом (в настоящее время единственным в Казахстане), где наблюдается устойчивый и последовательный рост добычи рыбы? Не грозит ли излишний лов рыбы новым витком экономического кризиса и повторным выпадением рыболовства и моря из экономики страны?

Как уже отмечалось, только в Аральском районе в настоящий момент действуют не менее 16 малых рыбоперерабатывающих заводов. Судя по местным районным сводкам государственного контроля, общая расчетная производственная мощность только 9 рыбозаводов составляет примерно 20 тысяч тонн переработки рыбной продукции. Заводы задействованы, в лучшем случае только на треть имеющихся мощностей (а зачастую и того меньше). Следует отметить, что весь годовой биологически обоснованный улов рыбы во всем Аральском море составляет не более 7 тысяч тонн рыбы. Налицо присутствие так называемых «избыточных мощностей» производства. Эти избыточные мощности неумолимо приведут (и уже приводят) к неконтролируемому росту рыбного промысла. Ситуация усугубляется еще и сезонностью рыболовства, что мешает развитию профессионального рыболовства, поскольку стимулирует только вылов рыбы и, как правило, не мотивирует к обеспечению экологичности рыболовства или к пополнению рыбозапасов моря. Отметим также, что основным коммерческим товаром является производство экспортируемого в европейские страны мороженного филе судака (казахское название – тiстi), поставляемого на Запад за валюту. Второй по значению рыбный товар – сазан – реализуется внутри страны и на рынках уже догнал по цене мясо. Эти причины лежат в основе неконтролируемого и нелегального лова рыбы. По нашим приблизительным оценкам, браконьерский улов («черный рынок рыбопродукции») составляет как минимум 50% от разрешенного улова. С учетом того, что в рыночной экономике остановить погоню за прибылью – весьма непросто (если не сказать, невозможно, учитывая существующий в Казахстане мораторий на проверку деятельности малого и среднего бизнеса), то надвигающиеся проблемы, по крайней мере, для рыбозапасов судака и сазана, очевидны.

Продукция Аральских рыбозаводов

Государственный контроль за выловом рыбы возложен на рыбную инспекцию и на хозяев рыбных участков («Природопользователей»). Весь штат рыбной инспекции Аральского района при территории почти 70 тысяч кв. километров составляет около 10 человек и поэтому основным ориентиром учета добычи рыбы являются контролируемые ими журналы сдачи рыбаками улова на берегу в приемные пункты и сводки объёмов приемки сырья перерабатывающими предприятиями. Понятно, что сложившееся положение с мониторингом рыбных запасов не может удовлетворить ни дальнейшее развитие рыболовства в регионе, ни запросы «экономической прозрачности» улова, ни тем более контроль и регулирование биоресурсов Арала. Отдельным и весьма сложным вопросом является производственная деятельность природопользователей – тех заводов и предприятий, которые выполняют требования, предъявляемые государством к владельцам рыбных участков озера.

Аральское море в настоящее время разделено на 18 рыбоучастков, владельцы, которых несут основное финансовое бремя за надлежащее содержание своих долей водоема – мелиоративные и рекреационные (включая зарыбление) работы, оплату исследовательских и мониторинговых научных исследований, содержание собственных рыболовецких бригад, оплату налогов на биоресурсы и т.д. Понятно, что в условиях «неконтролируемого, черного рыболовства» Природопользователи несут неоправданные затраты. В свою очередь, рыбаки, низведенные до уровня наемных работников, также зачастую не удовлетворены закупочными ценами на улов разительно отличающихся от рыночных цен. Наши контакты со всеми слоями населения, вовлеченными в рыболовство, показали, что абсолютное их большинство желает изменения сложившегося положения, считает многие положения и нормы регулирования рыбного хозяйства на Арале изжившими себя и не оправдывающими стремительные изменения в этой отрасли экономики.

Что делать?

Нами предложено широко обсудить несколько моделей контроля за рыболовством, принятых в европейских (в основном, скандинавских) странах. Например, согласно датским правилам, центральным звеном регуляции улова рыбы являются портовые рыбные биржи, а не Природопользователи. Рыбаки, имеющие государственную лицензию на вылов, заинтересованы в сдаче улова в порт, поскольку биржи даже в случае провала «рыбных торгов» гарантируют минимальную, оговоренную ранее с рыбаками цену. Оплату биржевики производят сразу как наличными деньгами, так и поставками ГСМ, услугами холодильника и т.д. Понятно, что в условиях Арала такая схема работы должна быть существенно изменена – в отличие от Дании, рыбный лов в Аральском море является сезонным, а не круглогодичным и пока рано ожидать аналогичный высокий профессионализм «биржевиков». Однако, данная система существенно упрощает общую схему рыболовства, делает ее более ясной и, что весьма существенно, отменяя промежуточные этапы между рыбаком и покупателем рыбы, одновременно вовлекает в процесс мониторинга моря гораздо большее количество населения.

Мощным подспорьем в деле контроля и открытости (прозрачности) торговли рыбой может явиться также компьютеризация и видеосъёмка («цифровизация») всех стадий работы. Это уже возможно в Малом Арале, на первых порах с использованием обычного смартфона, поскольку мобильная связь доступна почти по всему побережью моря. В свою очередь, местными управленцами должны быть упорядочены юридическая база биржевых закупок и гарантируемых цен, транспортировка улова и другие производственные аспекты.

Согласно нашим рекомендациям, например, можно также предусмотреть вовлеченность местного, прибрежного населения в вопросы контроля над биоресурсами моря – достаточно разрешить местным, аульским акиматом квотировать лов части рыбных ресурсов и местная администрация будет более активно, чем ныне, заинтересована в сохранности рыбных ресурсов. Это, в свою очередь, поможет сосредоточиться рыбной инспекции на своей основной цели – собственно, контроле вылова рыбы и применяемых орудий лова непосредственно в море. Следует подчеркнуть, что планомерное внедрение таких изменений постепенно сведет роль нынешних «владельцев моря» – природопользователей, просто к участию в производстве и торговле рыбной продукцией. В свою очередь, рыбаки потеряют статус «просто наемных работников» и получат известную свободу в предпринимательстве. Определенная доля от прибыли рыбохозяйственной деятельности, в первую очередь от доходов бирж и рыбаков, может быть сконцентрирована и целенаправленно использована на поддержание биоресурсов водоема. Такое централизованное финансирование на основе «бассейнового принципа» устранит противоречия отдельных «участковых» интересов и послужит интересам сохранности всей акватории Арала, позволит проводить более независимые от экономических интересов научные исследования и прогнозирования экологической ситуации в целом.

И наконец, возвращаясь к вопросу об «избыточных производственных мощностях» рыбоперерабатывающих предприятий и заводов. Естественными решениями этой важнейшей проблемы, на наш взгляд, могут явиться:

1) развитие аквакультуры – прудовых рыбоводных хозяйств, как поставщиков рыбного сырья для производства. Несмотря на известный скепсис наших европейских коллег о качестве культивируемой рыбы и связанных с рыбными фермами экологическими последствиями, можно со всей ответственностью полагать, что это пока актуальный и необходимый этап в деле развития аральского рыболовства.

2) увеличение ассортимента выпуска «попутной» рыбной продукции – производство рыбной муки, кормов для животноводства и т.д., что потребует известного перепрофилирования доли технологических процессов предприятий, но и, одновременно, позволит увеличить нагрузку на простаивающие мощности. Это также будет способствовать исчезновению вынужденной сезонности рыболовства в Арале и повышению профессионализма в рыболовстве.

3) и, наконец, организация долговременных поставок рыбного сырья из соседних стран для их переработки на аральских заводах (включая их глубокую переработку – выпуск консервов, пресервов и других полуфабрикатов), дело, которое, надо отметить, эффективно использовалась ранее в советской практике для развития рыбной промышленности Казахстана.

Переработка аральской рыбы

Безусловно, постановка таких перспектив потребует тщательного анализа, особенно в части финансирования, возможно, предоставления льготных кредитов в агропромышленных банках. Однако, оглядываясь на пройденный только за последние тридцать лет сложный путь аральского рыболовства, можно с уверенностью полагать, что эти трудные вопросы весьма актуальны и, самое главное, вполне разрешимы. Поэтапное и продуманное внедрение этих или других одобренных сообществом рыбаков изменений в вопросы мониторинга и регуляции рыбохозяйственных проблем Арала позволит этому региону стать не только примером, но и новатором страны в деле решения экологических проблем и закрепить звание лидера в природоохранной деятельности. Не следует также игнорировать грядущие перемены в связи с реализацией второй фазы регулирования дельты Сырдарьи и Арала – масштабного проекта, позволяющего не только превратить акваторию моря в «каскад» из двух водоемов, но и существенно развить прибрежную производственную инфраструктуру и подключить к промысловому рыболовству новые места моря. Все это в совокупности, безусловно, изменит морские течения и водные температурные режимы и, тем самым, кардинально изменит всю систему нынешнего рыболовства.

Фотографии предоставлены автором материала, Таировым Махамбетом

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments