Джоанна Лиллис о своей книге «Темные тени: внутри тайного мира Казахстана»

Джоанна Лиллис – журналист, живущий в Казахстане и освещающий регион Центральной Азии для изданий, включая The Economist, The Guardian и сайт Eurasianet. До своего приезда в Казахстан она жила в России и Узбекистане в период с 1995 по 2005 годы и работала в BBC Monitoring. Ее книга Dark Shadows. Inside the Secret World of Kazakhstan, подводящая итоги 13-летнего освещения Казахстана в период его турбулентной политической истории, выйдет в конце октября 2018 года в издательстве I.B.Tauris и, несомненно, будет большим событием. В интервью CAAN Джоанна рассказывает о своей книге и о том, каков он – тайный мир Казахстана.

Ваша книга «Темные тени: внутри тайного мира Казахстана» будет опубликована в ближайшие месяцы. Не поделитесь с нами, что находится внутри «Тайного мира Казахстана». Будет ли она переведена на русский язык?

«Темные тени» – это книга о Казахстане и людях, живущих в этой стране. На Западе чаще всего получают информацию о Казахстане или через каналы, спонсируемые правительством в качестве пиара, которые эффективны в продвижении положительной картинки о стране и ее лидере; или через западных журналистов, чаще тех, кто прилетает в страну на короткое время и, озадаченные правительственной картинкой, редко выходят за пределы стереотипов. Конечно, я сама западный репортер, но эта книга базируется на моем 13-летнем освещении Казахстана, где я живу с 2005 года, и предназначена для того, чтобы дать голос людям, которые живут в Казахстане, чьи голоса слишком редко слышны.

В книге есть несколько тем, среди которых есть политика, идентичность и история. Но никакая книга о Казахстане не может быть полной, если не взять за точку отсчета начало траектории, которой политически страна следует уже 27 лет независимости при Нурсултане Назарбаеве, президенте, который у руля уже почти три десятилетия. В книге рассматриваются силы, при помощи которых Назарбаев занял возвышающую роль, которую он занимает сегодня, как властелин Казахстана.

Я также рассматриваю политические методы Астаны – то, как она управляет выборами, которые являются пародией на демократию, поскольку имеют все ее атрибуты, кроме самого существенного элемента: политического выбора. В книге рассказывается о том, как были подавлены СМИ в стране, в том числе есть мрачные истории о насилии и запугивании; как беспощадно подавлялась оппозиция и инакомыслие; как решительно подавлялся мирный протест. Я также рассматриваю и положительное наследие правления Назарбаева, который по-настоящему популярен среди многих людей, считающих его гарантией стабильности и процветания и ценящих его инклюзивное отношение к этническим меньшинствам. С другой стороны, в книге рассматривается сила пропаганды, которая подпитывает эту популярность, то, что критики высмеивают как культ личности.

«Тёмные тени» также отслеживают некоторые невероятные, а иногда и ужасающие события, которые сформировали политическую жизнь в Казахстане с момента обретения независимости, от кровожадных эскапад Рахата Алиева, покойного и опального бывшего зятя Назарбаева, до охоты за Мухтаром Аблязовым, казахстанским олигархом, бежавшим во Францию, который стал “врагом номер один” для режима. Это увлекательный сюжет со своими неожиданными поворотами.

“Темные тени” включают и тему интригующей и сложной идентичности – или идентичностей – Казахстана и его людей. Откуда пришли казахи? Какие силы сформировали идентичность казахов и других народов Казахстана? Как страна стала “плавильным котлом”? Каково наследие царских и советских колониальных эпох? Какие процессы привели к демографическим преобразованиям в Казахстане за последний век, и как меняются сегодня страна с демографической точки зрения? В книге я пытаюсь ответить на эти вопросы и многое другое.

«Тёмные тени» содержат свидетельства очевидцев, переживших травмы, которые формировали увлекательную и загадочную историю Казахстана – особенно в смутные времена сталинской эпохи, оставивших такой драматический отпечаток на настоящем: от голода и репрессий 1930-х годов до депортаций 1940-х годов.

Люди, прожившие в условиях разрушительного воздействия на окружающую среду, оказанном на страну в результате бездумного использования земель в Советском Союзе, все – во имя великих прожектов Москвы, также рассказывают свои истории. Это жители Семипалатинска, где жертвы ядерных испытаний остались калеками и инвалидами на всю жизнь; и Аральского моря, зоны экологического бедствия, иссохшего из-за того, что вода моря была когда-то высосана для орошения сухих пустынь для выращивания хлопка. Некоторые из этих историй хорошо известны, но, надеюсь, «Темные тени» предоставляет людям, живущим с этим темным наследием, возможность высказаться, объяснить, что для них значит.

Книга также содержит эклектические рассказы, иллюстрирующие огромное разнообразие этой прекрасной страны и жизни ее людей: от русских старообрядцев, живущих в отдаленных горных деревнях, но сохраняющих верность своей пятисотлетней вражде к православной церкви, до эксцентричного атеиста, которого посадили за решетку и подвергали принудительному психиатрическому лечению во время его битвы с государством за свои принципы; от фермера, разводящего страусов в южных степях, до жителей села на огромных просторах севера, которые просто спят не переставая.

В целом, я надеюсь, что «Темные тени» позволят услышать голос народа Казахстана, а аудитория на Западе узнает что-то о том, как они живут.

Но на этом этапе перевод книги на русский язык не запланирован.

Казахстан – это страна, сложная и захватывающая, разнообразная и ослепительная, красивая и где-то разрушенная, полная ярких и мужественных людей, которые разделяют ее тревожное и смутное прошлое и смело строят ее настоящее и будущее.

Как журналист, который в течение долгих лет освещал Центральную Азию, особенно Казахстан, как бы вы описали Казахстан в одном предложении? Предположим, вас спросили на вашей родине, в Англии: «так что это за страна»?

Трудно суммировать страну в одном предложении, но если попытаться, я бы сказала так: Казахстан – это страна, сложная и захватывающая, разнообразная и ослепительная, красивая и где-то разрушенная, полная ярких и мужественных людей, которые разделяют ее тревожное и смутное прошлое и смело строят ее настоящее и будущее.

В последние годы Казахстан подвергся критике за нарушения прав человека и давление на прессу. Страна следует примеру своих соседей в регионе?

В Казахстане наблюдается серьезное ухудшение в ситуации с правами человека, и я считаю, что за последние 13 лет, который я прожила здесь, тренд был неизменно нисходящий. Режим безудержно злоупотребляет политическими и гражданскими свободами. За четверть века после независимости страна никогда не проводила свободные и честные выборы, а выборы превратились в фарс, проводимый просто для того, чтобы укрепить режим, а не дать народу Казахстана возможность политическое волеизъявление. Назарбаев в последний раз переизбирался с 98% голосов, что отражает не уровень его популярности – хотя, как я уже говорила, он действительно популярен – но тот факт, что против него нет никакой оппозиции, а также тот факт, что власти не допускают альтернативных точек зрения.

Фото Джоанны Лиллис

Оппозиционные партии были ликвидированы властями, их закрывали через суды, преследовали и сажали лидеров оппозиции, а в таких условиях политическая оппозиция просто не может функционировать. Независимые средства массовой информации испытывают огромное давление и вытесняются за обочину, и власти придерживаются политики абсолютной нетерпимости к мирному протесту. Это неоднократно демонстрировалось в последние годы: массовыми арестами в ходе протестов против земельной реформы в 2016 году, а также недавними арестами демонстрантов, вышедшими на протест по призыву ссыльного олигарха и назарбаевского врага Мухтара Аблязова. Непереносимость инакомыслия со стороны правительства достигла абсурдных пределов, и, судя по всему, Астана просто отказывается терпеть любого, кто выражает точку зрения, отличающуюся от ее точки зрения. Это фактически приравнивает общественный протест к предательству, и два раза в последние годы протесты были поданы как попытки свергнуть Назарбаева: в 2011 году, когда забастовка нефтяников трагически закончилась, когда силы безопасности открыли живой огонь по толпе, а также в 2016 году в ходе земельных протестов, которые были поданы как результат попытки гнусного, хотя и довольно странного переворота. В обоих случаях людей сажали в тюрьму по весьма сомнительным обвинениям.

Это фактически приравнивает общественный протест к предательству

Вы говорите, что Астана следует примеру соседей, но, честно говоря, по моему мнению, Казахстан подает пример сам, когда речь идет о нарушениях прав человека. Как иллюстрируют «Тёмные тени», власти придумали всевозможные способы блокирования инакомыслия, от арестов одиноких демонстрантов, выходящих на одиночный протест, до арестов людей, выражающих несогласие в Интернете. Это еще одна причина, по которой я посчитала важным дать людям голос в этой книге: потому что Астана подавляет несогласные голоса и стремится создать впечатление, что Казахстан – страна, в которой есть только одно мнение – официальное. Естественно, как и в любой стране, это не так: у людей разные мнения, и они должны иметь право выражать их, если они делают это мирно.

Согласно описанию вашей книги, вы считаете, что в стране процветает коррупция. Каково ваше отношение к коррупции и кланам? Политика в Казахстане все еще формируется кланами или более разнообразными патрональными сетями?

Коррупция поедает ткань государства. Высокоуровневая коррупция процветает, как иллюстрируют регулярные громкие уголовные дела, но взяточничество также охватывает государственное управление на всех уровнях: образование, здравоохранение, государственную службу, систему уголовного правосудия. В «Тёмных тенях» много примеров коррупции, но я рассматриваю ее конкретно через одну историю, показывающую, как коррупция создает гнилое ядро в государстве.

Это одна из самых страшных историй, которые я когда-либо освещала в Казахстане: случай массового заражения детей с ВИЧ в шымкентских больницах в 2006 году, вызванного коррупцией и небрежностью в системе здравоохранения. Это очень мощный пример того, как низкоуровневая повсеместная коррупция, которую некоторые в Казахстане наблюдают, просто пожимая плечами, что дескать это факт жизни, который просто надо принять, потому что избавиться от нее невозможно, оказывает разрушительное воздействие на жизнь человека. В книге также приводятся примеры коррупции, создающей угрозы национальной безопасности, а также человеческой жизни, искажая систему уголовного правосудия, где, а это уже официально признано, поскольку было много показательных судебных процессов, полиция и прокуроры берут взятки, чтобы влиять на решение дел, а судьи берут деньги, чтобы вынести благоприятный приговор.

В книге я также изучаю часто избирательный характер борьбы с коррупцией, которая зачастую становится политическим инструментом, позволяющим вести внутриэлитную войну.

Политика в Казахстане – это шоу одного актера

Вопрос о том, как формируется казахстанская политика, о другом. Здесь, безусловно, есть мощные элитные группы, которые формируют политические процессы, но в настоящее время существует одна возвышающаяся фигура, которая формирует политическую жизнь: Нурсултан Назарбаев. Это интересный период для Казахстана, потому что, несомненно, идет подготовка к неизбежной смене президента, но этот процесс непрозрачен, и мы еще не знаем, когда он произойдет и чем обернется. На данный момент политика в Казахстане – это шоу одного актера.

Однако согласны ли вы с тем, что с момента обретения независимости уровень жизни в стране исключительно увеличился? Казахстан живет лучше, чем соседи, государство богаче, а экономические показатели выше, чем в других странах, иностранные компании не обходят его, мигранты из Центральной Азии прибывают в поисках работы и т. д. Или можно было достичь более впечатляющего экономического прогресса для страны и народа?

Да, с момента обретения независимости уровень жизни значительно возрос, как и следовало ожидать, поскольку в 1991 году Казахстан, как и любая другая постсоветская страна, находился в тяжелом экономическом положении. Народ Казахстана, как правило, имеет более высокий уровень жизни, чем во многих соседних странах, но это в значительной степени благодаря нефти. Казахстан выиграл экономическую лотерею в этом отношении.

Я бы добавила, что, хотя Назарбаев и его правительства многое сделали для повышения уровня жизни, они не использовали нефтяное богатство своей страны так же мудро, как могли бы. Если бы они потратили меньше на “ярмарку тщеславия”, в том числе на город Астану, и больше на базовые удобства – например, снабжение водой и газом сел – то люди бы жили намного лучше, чем сейчас. В стране есть огромные и растущие разломы между богатыми и бедными городами и селами, и эту проблему также необходимо решать.

Более того, все чиновники, от Назарбаева и ниже, в течение многих лет говорили о диверсификации экономики, о сокращении зависимости от нефти и газа, но все усилия были вялыми и неровными – отчасти потому, что механизм государства вялый и неэффективный – и не смогли снизить зависимость от сырьевых доходов.

Мой ответ на ваш вопрос: можно ли было достичь более впечатляющего экономического прогресса для страны и народа: да, безусловно, все могло бы быть лучше, если бы экономикой управляли лучше, предпринимая более эффективные усилия по диверсификации и искоренению коррупции.

О мигрантах. Более жесткие миграционные правила в России приводят к депортации мигрантов из Центральной Азии, вынуждая их перемещаться в Казахстан в качестве альтернативного назначения. И правительство Казахстана также задумалось об изменениях в миграционной политике. Может ли рост числа мигрантов спровоцировать ксенофобию против них, как та, которую мы видим в Казахстане против китайцев из-за их браков с казахскими женщинами?

Страх перед мигрантами распространен во многих странах. В Казахстане есть некоторое недовольство в отношении трудовых мигрантов из соседних центральноазиатских государств, которые занимаются черным трудом, а также в отношении экспатов в энергетическом секторе (включая жителей стран Запада, Турции, Китая и Индии). Конечно, рост мигрантов может привести к большей ксенофобии, но пока не было особенного всплеска прибывающих трудовых мигрантов в Казахстан, что могло бы спровоцировать ее, а правительство осознает необходимость управления миграционными процессами, чтобы сдерживать потенциальное недовольство.

Но верно то, что негатив в отношении китайцев в Казахстане усиливается, потому что люди боятся расширения такого многолюдного и могущественного соседа. Однако Казахстан, безусловно, не является ксенофобной страной и обычно приветствует иностранцев, и я не вижу, чтобы эта ситуация поменялась. Напротив, во многих отношениях он стал более открытым для иностранцев, введя безвизовую политику для многих стран, что очень приветствуется и действительно является позитивным шагом, предпринятым правительством.

Какие новые тенденции вы наблюдаете в стране? Рост национализма и снижение влияния русского языка и русифицированных местных жителей? Рост религиозной молодежи? Даже образованные казахи, обучившиеся на Западе, часто придерживаются традиционных взглядов, что женщине лучше выйти замуж в молодости, сидеть дома и быть хорошей женой для мужчины-кормильца.

Важнейшей тенденцией является то, что казахскоязычное население стало более требовательным, настаивая на том, например, что казахский язык должен быть более широко использован в общественной жизни, где русский продолжает доминировать спустя 27 лет после обретения независимости. Конечно, в среде некоторых казахскоязычных есть мнение, что, хотя Назарбаев пошел на многие уступки, чтобы предотвратить дискриминацию меньшинств в Казахстане, и за это он заслуженно получает похвалу в стране и за рубежом, мало было сделано в течение более четверти столетия независимости, чтобы исправить наследие дискриминации в отношении казахов, которая, несомненно, существовала в Советском Союзе. Эта проблема подробно рассматривается в «Тёмных тенях», особенно в главе, посвященной протестам Желтоксан («декабрьские события») 1986 года.

Об этом и обо всех других проблемах, которые мы обсуждали, можно узнать, прочтя «Тёмные тени», когда книга выйдет этой осенью!

Спасибо за интервью!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments

Танцы на песке (фотографии) - Central Asia Analytical Network Central Asia Analytical Network
2018-09-18 11:33:23
[…] Лиллис – журналист, живущий в Казахстане и освещающий регион Центральной Азии в изданиях The […]