“Между русским штыком и китайским юанем”: обзор российских СМИ за май

Что попало в фокус российских СМИ, освещающих регион Центральной Азии?

В России спокойно отреагировали на прошедший недавно визит в США узбекского президента Мирзиёева, с пониманием отнесясь к “многовекторности” стран региона. Также Москва особенно не переживает насчет конкуренции за сферы влияния в регионе с Китаем, одобряя принцип «китайский банкир – русский полицейский» или «китайский юань – русский штык». Москве выгодна интенсификация сотрудничества между центральноазиатскими партнерами с США, поскольку позволит наладить «соединительные мосты» между Москвой и Вашингтоном, а также “помешает КНР проводить в регионе гегемонистскую политику”. Российские газеты пишут, что Туркменистан диверсифицирует экспорт газа, а Таджикистан озабочен, с одной стороны, увеличением количества религиозных людей, а с другой стороны, открывает исламский университет для них. Тревожно в России отнеслись к перспективе превращения Казахстана в офшор “на границе России в пространстве ОДКБ, Таможенного союза, ШОС и ЕАЭС под юрисдикцией Британской Короны, потенциально способный затянуть в себя российский бизнес, экономику и финансы”.

Между русским штыком и китайским юанем

Материал Nakanune.ru Саммит ШОС в Циндао: каким видят его перспективы в России и Центральной Азии с говорящим подзаголовком «ЕАЭС в течение нескольких лет грозит превратиться просто в составную часть ШОС» спрашивает экспертов из всех стран Центральной Азии и России, как они видят перспективы ШОС. С точки зрения России, все страны-члены ШОС, участвуют в реализации Инициативы «Пояс и Путь» (ИПП). ШОС поэтому может и должен стать не только коллективной платформой для обсуждения и реализации ИПП, но и важным поставщиком услуг безопасности для проектов и инициатив в зоне ИПП. Главный научный сотрудник Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений Института Дальнего Востока РАН Владимир Петровский отмечает, что именно в рамках ШОС возможна интеграция между российской и китайской внешнеполитическими инициативами. Казахстанский политический аналитик Султанбек Султангалиев считает, что популярность ЕАЭС в последнее время снижается и вызывает негатив у населения, тогда как Шанхайская организация сотрудничества не имеет подобного негатива. Директор центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев (Узбекистан) обращает внимание на то, что ШОС интересен для Узбекистана тем, “что это не та интеграционная структура, где превалирует, например, только Россия (как в ОДКБ или ЕАЭС). В ШОС существует взаимный баланс между Россией и Китаем и другими странам, которые гораздо меньше по экономике и потенциалу. Многие вопросы проще решать, когда есть две стороны, уравновешивающие друг друга в рамках ШОС“.

Материал Виктории Панфиловой, обозревателя “Независимой газеты” специально для “Вестника Кавказа”, «Китай подсадил Центральную Азию на “финансовую иглу” говорится, что Пекин приложит все усилия, чтобы саммит в Циндао приобрел статус события исторического. Член научного совета Института исследований Центральной Азии и Афганистана “Иран-Восток” Игорь Панкратенко в интервью говорит, что и в Бишкеке, и в Астане, и в Ташкенте, и Душанбе вопрос о сопряжении с инициативой “Пояс и Путь” полностью решен, естественно, положительно для Пекина: «Наступает самое интересное – торг об условиях, на которых будет происходить это сопряжение».

Материал подводит финансовые итоги саммита для стран ЦА. Несмотря на огромные долги, Бишкек не отказался от очередной китайской помощи, получив 600 млн юаней (около 94 млн дол.) в виде гранта и финансирование в рамках предоставления безвозмездной финансовой помощи в размере 450 млн юаней (более 70 млн дол.). Льготный кредит в размере 727 млн дол. на реализацию инфраструктурного проекта получил и Казахстан. Нурсултан Назарбаев и Си Цзиньпин также подписали соглашение о создании совместного казахстанско-китайского фонда Eurasian Nurly (Bright) Investment Fund размером до 500 млн долларов. Не остался без финансового “подарка” и президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Китай выделяет Таджикистану так называемые “дешевые” кредиты на льготных условиях на продолжительные сроки – от 20 и более лет. Директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев сказал “Вестнику Кавказа”, что страны Центральной Азии, в том числе Казахстан, постепенно “подсаживаются на китайскую иглу кредитования“.

В ходе саммита Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин совершили поездку на новейшем поезде «Фусин» из Пекина в китайский город Тяньцзинь. Расстояние в 120 километров состав преодолел за полчаса, развив скорость в 300 километров в час. На машине этот же путь занял бы полтора часа.

Интернет-портал KZ.Expert публикует в двух частях интервью с заведующим отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андреем Грозиным. В первой части, озаглавленной «Игры на узбекском поле» эксперт говорит, что в России спокойно отнеслись к прошедшему недавно визиту в США узбекского президента Мирзиёева. «Какого-то возбуждения особенного по поводу заявлений, прозвучавших в США, нет», – считает Грозин. Он также считает, что в США, возможно, пытаются выстроить новую  стратегию в отношении региона на основе его предоставляемых логистических преимущества в транзите военного груза в Афганистан, и Ташкенту в этой связи американцы будут отводить одно из ключевых мест. «В России прекрасно понимают многовекторность центральноазиатских режимов», говорит эксперт, и так как все формальные, ранее достигнутые соглашения с Россией по расширению сотрудничества не нарушались Узбекистаном, ей особенно и беспокоиться не о чем. При этом эксперт прогнозирует массовую приватизацию в экономике Узбекистана, участвовать в которой будут как транснациональные компании, так и отдельные олигархи. Во второй части «Между русским штыком и китайским юанем» Грозин говорит, что сферы влияния в регионе Россия и Китай, скорее всего, поделили по принципу «китайский банкир – русский полицейский» или «китайский юань – русский штык». Он также считает, что в России нет антагонизма по поводу расширения китайского экономического влияния в регионе, так как и интересы России в экономиках региона ограничены: «Китайцы отжимают все больше лакомых кусков на центральноазиатском рынке сырья. Но у кого? У западных партнеров, а не российских компаний».

Узбекистан

В мае «Независимая газета» и «Коммерсант» обсуждали первый официальный визит в США президента Узбекистана (“США обещают Узбекистану инвестиции в экономику и армию”, “Узбекистан открылся Америке“).  В фокусе главный вопрос – сумеет ли Ташкент удержать баланс, лавируя между США и Россией? Слова пресс-секретаря узбекского президента Комила Алламжонова о том, что «Президенты Трамп и Мирзиёев возобновят двустороннее стратегическое партнерство между Соединенными Штатами и Узбекистаном. Стороны намерены обсудить прогресс Узбекистана в осуществлении важных реформ, расширении торговли и инвестиций, и в решении проблем региональной безопасности, включая стабилизацию ситуации в Афганистане», особо подчеркивают военный аспект узбекско-американских отношений, в частности роль Узбекистана в афганском урегулировании.

Интенсификация контактов с США сопровождается ростом взаимодействия с Россией и странами Центральной Азии.  Об этом председатель Международного пресс-клуба, член официальной делегации Узбекистана в США доктор Шерзодхон Кудратходжаев: «… визит президента в Вашингтон вовсе не означает отход от тесного и взаимовыгодного сотрудничества с Россией или странами Центральной Азии. Внешнеполитические приоритеты Узбекистана остаются неизменными. В частности, Центральная Азия является главным направлением внешней политики страны. Безопасность Узбекистана – это безопасность всей Центральной Азии, равно как и безопасность Центральной Азии – это безопасность Узбекистана. Тем более исключено, что Узбекистан рассматривает возможность вступления в НАТО – руководство страны неизменно придерживается четкой внеблоковой позиции».

Упомянута узбекская программа по индустриальному развитию страны, в которой участвуют Россия и Китай. С этими странами Ташкент подписал инвестиционные соглашения на 16 и 20 млрд долл., соответственно. Директор негосударственного научно-образовательного учреждения «Билим карвони» («Караван знаний») Фарход Толипов высказался что «США с первых дней независимости Узбекистана не скупились на инвестиции. С приходом нового президента резонно ожидать, что отношениям США и Узбекистана будет дан новый импульс».

Освещая аналогичную тему, Коммерсантъ обращает внимание на то, что визит президента Узбекистана проходит «на фоне сближения Вашингтона с другим ключевым игроком на постсоветском пространстве — Казахстаном». Ранее в США с официальным визитом побывал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Активизация отношений между Вашингтоном, Ташкентом и Астаной объясняется ухудшением обстановки в Афганистане и становится вызовом активностям России и Китая. Конфликт США с Пакистаном рискует привести к остановке транзита грузов для операции США и НАТО в Афганистане и в этом случае страны Центральной Азии становятся незаменимыми. Казахстан уже предоставил свои порты на Каспийском море – Актау и Курык для альтернативного маршрута по материальному обеспечению контингента в Афганистане.

Также читайте: Российские СМИ об использовании казахстанских портов американцами

Как комментируют эксперты:

«Еще полгода назад Центральная Азия выглядела забытым регионом для США. Однако с тех пор ситуация резко изменилась»,— разъясняет директор проекта по азиатской безопасности ПИР-Центра Вадим Козюлин. По его словам, новым общим делом для США и бывших советских республик становится создание еще одного транзитного пути в Афганистан. «Это маршрут – недешевый и технически сложный, но ставший возможным после того, как Казахстан, к удивлению своих соседей, открыл США доступ к своим портам».

Гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов считает, что активность американской политики в Центральной Азии кроме «создания дополнительного пути афганского транзита преследует еще одну, далеко идущую цель. Это игра не только против России, но и против Китая». По его мнению, «действия США можно считать реакцией на расширение Шанхайской организации сотрудничества, которая пытается выйти за рамки региона».

Директор узбекского негосударственного исследовательского учреждения «Билим карвони» Фарход Толипов смещает акцент: «Лучший способ играть в большую игру — это в нее не играть. Сближение Ташкента и Вашингтона — это не балансирование между великими державами, а проявление независимой внешней политики, к которой стремятся не только Узбекистан, но и другие среднеазиатские государства».

Директор консалтинговой компании «Группа оценки рисков» Досым Сатпаев добавляет: «Узбекистан перестает видеть в России прежнего игрока: сказываются и фактор санкций, и общая нестабильность российской экономики. Кроме того, Ташкент беспокоит, что Россия отдает предпочтение геополитическим соображениям, а не экономическому прагматизму. Такие же настроения и в Казахстане».

Представитель госструктур РФ считает, что визит узбекского президента полезен для восстановления отношений с Вашингтоном. По его словам, говоря об угрозе терроризма, США «пытаются под шумок создавать проблемы России, Китаю и Ирану», а «в экономическом плане американский инвестор еще долго будет присматриваться к Центральной Азии. В отличие от российских и китайских компаний, ему требуются почти стерильные условия и высокий платежеспособный спрос, с которыми в регионе есть проблемы. Более того, развивая экономическое сотрудничество с Узбекистаном, США рассчитывают на уступки в военной сфере и области безопасности, что лишь усилит уязвимость партнеров США. Узбекская дипломатия не настолько наивна, чтобы не видеть этих рисков».

Также читайте: Западные СМИ о визите президента Узбекистана в США
Если кто-то и хочет поставлять в Узбекистан вооружения, пусть делает это исходя из принципа безвозмездной помощи или по очень льготным ценам. Именно так делали американцы и китайцы, когда поставляли Узбекистану вооружения и военную технику
Продолжая тему, обсуждается вопрос узбекского вооружения (“США и Китай вытесняют Россию с узбекского рынка вооружений“). Министр обороны РФ Сергей Шойгу в Ташкенте встречался 22 мая с узбекским президентом Шавкатом Мирзеевым и министром обороны Адбусаломом Азизовым. Предложение Шойгу «увеличить не на проценты, а в разы» подготовку в РФ узбекских военных специалистов и готовность «рассмотреть и варианты направления преподавателей сюда» отражает намерение Москвы нарастить военное и военно-техническое сотрудничество (ВТС) с Узбекистаном. Российско-узбекская программа ВТС пока находится в стадии подготовки. Ее обсуждение намечено на август 2018 года к Международному военно-техническому форуму «Армия-2018», одновременно предлагается провести заседание межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству. Реакция Ташкента еще неизвестна. Сегодня российско-узбекское военное сотрудничество ограничивается подготовкой военных кадров. В прошлом году в Узбекистане прошло первое за последние 10 лет совместное тактическое учение; в этом году узбекские офицеры и военачальники посещали российские части и соединения, перенимая боевой опыт; узбекские делегации активно работали на 7-й Московской конференции по безопасности, готовятся к участию в Армейских международных играх. Касательно вопросов вооружения новое руководство Узбекистана готовится не к закупкам вооружения, но к организации его производства при участии РФ на своей территории. «Если кто-то и хочет поставлять в Узбекистан вооружения, пусть делает это исходя из принципа безвозмездной помощи или по очень льготным ценам. Именно так делали американцы и китайцы, когда поставляли Узбекистану вооружения и военную технику (ВВТ)», – заявляет источник в военно-дипломатических кругах.

Тем временем во время недавнего визита Шавката Мирзиёева в Вашингтон, Узбекистан заключил с США пятилетний План военного сотрудничества, согласно которому Ташкент получит новые вооружения. В прошлые годы США поставили Узбекистану боевое вооружение на безвозмездной основе. Военную помощь Узбекистану осуществляет и Китай, который также  безвозмездно поставлял в страну военное вооружение и технику. Более того, между Пекином и Ташкентом уже заключено соглашение об обучении узбекских курсантов в КНР. Известно, что Китай поставил в Узбекистан свои зенитные ракетные системы (ЗРС) FD-2000 (аналог российских С-300). Военный эксперт Владимир Попов считает, что китайские зенитные установки FD-2000 были закуплены, поскольку они значительно дешевле российских С-300. Комментируя конкуренцию в сфере ВТС эксперт отмечает, что Китай и США могут демпинговать, осуществляя продажу и предоставление ВВТ Узбекистану и другим малоразвитым странам. Он считает, что для реализации российских интересов Москве следует пойти на ценовые уступки, политические шаги, а также долгосрочные совместные проекты в сфере оборонно-промышленного комплекса, дабы привязать экономику Узбекистана и других стран СНГ к российской. Однако Попов не уверен в долгосрочном успехе таких мер.

Туркменистан

На IX Международном газовом конгрессе (TGC-2018), который состоялся 23–24 мая в городе Туркменбаши, актуализировалась тема Трансадриатического газопровода (“Ашхабад подтягивают к Трансадриатическому газопроводу“). Запуск Трансадриатического трубопровода (TANAP) ожидается 19 июня. В рамках проекта по дну Каспия будет отстроена Транскаспийская газовая магистраль. По мнению экспертов, данный проект обретет реальность с подписанием Конвенции по статусу Каспия, что может произойти в Астане на юбилейном V саммите глав каспийских государств, запланированном на конец лета – начало осени.

С прекращением поставок в Россию Ашхабад выразил готовность экспортировать газ в Европу, для чего построен газопровод «Восток–Запад», соединяющий крупные месторождения Южной Йолотани с побережьем Каспия. Как заявил председатель госконцерна «Туркменгаз» Мырат Арчаев: «Проект Транскаспийского газопровода мощностью от 10 до 30 млрд куб. м. газа в год предполагает прокладку трубопровода по дну Каспийского моря от туркменского берега до Баку, где он будет присоединен к системе трубопроводов Южный газовый коридор. Это позволит туркменскому газу достигнуть Европы через Трансадриатический (TANAP) и Трансанатолийский (TAP) трубопроводы».

До недавнего времени строительство трубопровода встречало противодействие со стороны России и Ирана. Сегодня ситуация изменилась. По мнению руководителя клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгара Велизаде: «На фоне заявлений главы МИД РФ Сергея Лаврова о том, что страны каспийской пятерки близки к согласованию основного текста конвенции по Каспию, можно сделать вывод, что в документе нашли отражение спорные вопросы по делимитации дна водоема и прокладки транзитных трубопроводов. Этот вопрос был вынесен в отдельную составляющую переговорного процесса и, видимо, решен. Строительство TANAP завершается, открытие намечено на 19 июня. Вопрос транзитного газопровода найдет свое решение в конвенции. У Туркменистана в этом случае будут развязаны руки».

Поскольку конвенция предписывает признание суверенитета, исключительных прав и юрисдикции всех государств-участников, после подписания документа Ашхабад будет договариваться только с Баку и Тегераном. Эксперт также отметил заинтересованность Астаны «В Казахстане нет таких богатых газовых месторождений, как, скажем в Туркменистане. Но если будет решен вопрос со строительством Транскаспийского трубопровода, Казахстан может проявить заинтересованность к прокладке не только газопровода по дну Каспия – даже небольшие объемы экспорта газа в данном направлении важны для Астаны хотя бы в плане имиджевой составляющей, но и нефтепровода с перспективой присоединения к трубопроводу Баку–Тбилиси–Джейхан».

Таджикистан

“НГ” рассказывает, что помощник генсека ООН по правам человека Эндрю Гилмор позитивно оценил законодательные изменения в сфере прав человека в Таджикистане: «Власти Таджикистана добились прогресса в борьбе с пытками, но только на законодательном уровне, а в реальности такая практика в таджикских тюрьмах и следственных изоляторах пока не искоренена» (Доклад представителя ООН раскритиковали в Таджикистане).

Заявление встретило разную оценку экспертов. Председатель Национальной ассоциации независимых средств массовой информации Таджикистана (НАНСМИТ) Нуриддин Каршибоев отметил, что хотя вопросы пыток обсуждаются в Таджикистане более открыто и действует «Коалиция гражданского общества против пыток», «есть проблемы во взаимоотношениях правоохранительных органов с организациями гражданского общества, которым необходимо предоставить больше возможности для работы. О чем, собственно, и сказал американский дипломат». Он отметил ужесточения в сфере СМИ, в отношении запрещенных сайтов и их посещения. «За последние полгода 140 человек были осуждены именно за нарушения в сфере Интернета». Каршибоев считает: «Подобные ужесточения, с одной стороны, максимально сужают пространство для терроризма, но с другой – ограничивают доступ к информации. Для того чтобы журналисту работать в сфере безопасности, ему нужно повысить уровень своих правовых знаний и профессиональные навыки». Правозащитники обращают внимание на деградирование ситуации с правами человека: более 150 политических активистов несправедливо заключены в тюрьму; родственники диссидентов, подвергаются прессингу властей; как минимум 20 журналистов покинули страну, опасаясь судебного преследования.

Доктор юридических наук, лидер Социал-демократической партии Таджикистана Рахматилло Зоиров не видит подвижек в позитивную сторону в вопросе о пытках или с соблюдением прав человека. «Институт омбудсмена в Таджикистане и его аппарат существуют формально. СИЗО и тюрьмы в Таджикистане сегодня просто вне критики, так как адвокатов и правозащитников в стране нет. Те, что остались, под полным контролем». Председатель исполкома «Форума свободомыслящих Таджикистана» Алим Шерзамонов добавляет: «Законы Таджикистана заимствованы у самых прогрессивных демократических стран. Пытки в Таджикистане, если их доказать, караются достаточно сурово. Но дело не в законах. Дело в личном вмешательстве президента страны в судебные процессы. Думаю, что само участие таких международных организаций, как ООН, в «пиар-реабилитации» режима Душанбе, практически покончившего с инакомыслием, неприемлемо».

Участие таких международных организаций, как ООН, в «пиар-реабилитации» режима Душанбе, практически покончившего с инакомыслием, неприемлемоАлим Шерзамонов

Еще одна больная тема страны— ситуация с правами ЛГБТ. Приводя свидетельства представителей ЛГБТ-сообщества, «Новая газета» подробно описывает негативное отношение таджикского социума и позицию таджикских властей (“Страх, унижения и неофициальные списки“). Как показывает отчет неправительственной организации «Международное партнерство по правам человека» (International Partnership for Human Rights) за 2017 год, милицейский беспредел объясняется негласной инструкцией относительно противодействия “распространению гомосексуализма».  Издание констатирует, что ситуация с притеснениями ЛГБТ в Таджикистане характерна и для других государств Центральной Азии.

В тоже время в Душанбе решили отстроить Исламский институт имени Абу Ханифа (“В Таджикистане приступили к строительству Исламского института”). По словам Эмомали Рахмона, строительство инициировано для возвращения на родину граждан Таджикистана, обучающихся в религиозных учебных заведениях с экстремистской направленностью.

Казахстан

В блоге Zavtra.ru в мае состоялось обсуждение геополитических перспектив Казахстана из нескольких частей (“Астана: центр геополитической борьбы за новый мировой порядок“). В первой части, обсуждая качество российского информационного потока, анализируются последствия создания международного финансового центра «Астана», призванного стать «региональным хабом в сфере исламского финансирования, private-banking и перестрахования». Конституционный закон «О международном финансовом центре «Астана» (МФЦА)» был принят Сенатом в ноябре 2015 г. МФЦА начал с приватизации ключевых казахстанских компаний и размещения исламских ценных бумаг, инвесторы на 50 лет освобождены от налогов, получают на два года бесплатные офисы класса «А», безвизовый режим на пять лет, а их интересы защищают иностранные судьи на основе англосаксонского права. Замглавы Нацбанка Казахстана Нурлан Кусаинов отмечает что «Если российские компании будут регистрироваться в МФЦА и становиться его резидентами, они перестанут быть российскими». Делается вывод, что «на границе России в пространстве ОДКБ, Таможенного союза, ШОС и ЕАЭС под юрисдикцией Британской Короны создается офшор, потенциально способный затянуть в себя российский бизнес, экономику и финансы. А западные санкции только способствуют и направляют этот процесс, причем, чем дальше, тем сильнее».

Regnum обсуждает инициативы верхней палаты парламента: одобренный  законопроект «О Совете безопасности», согласно которому за действующим президентом закрепляется право пожизненно возглавлять этот орган, и приняла на рассмотрение законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстана по вопросам выборов». Политологи Андрей Чеботарев и Антон Морозов, считают, что изменение роли Совета безопасности представляют вариант транзита власти. Согласно изменениям, Совет станет конституционным органом с полномочиями правительства, президента и парламента. Более того, Совет будет стоять над всеми вышеозначенными структурами, управляя национальной безопасностью, обороной, внешней политикой, контролируя основные государственные стратегии. Что касается поправок о выборах, их внесение еще более укрепит контроль на местах.

Кыргызстан

Арестами представителей СДПК запомнился этот месяц (“В Киргизии жалуются на травлю сторонников экс-президента“). В ответ на официальном вебсайте партии озвучено следующее заявление: «В последние месяцы мы наблюдаем искусственное навязывание обществу негативных оценок деятельности лиц, которых связывают с экс-президентом Киргизии и лидером Социал-демократической партии Алмазбеком Атамбаевым, а также избирательный подход силовиков в расследовании некоторых уголовных дел». Обвинения в адрес партийцев выдвинуты в рамках расследования уголовного дела о коррупции при модернизации ТЭЦ Бишкека.

Во внешнеполитической сфере стало известно, что Госдума ратифицировала договор между Россией и Киргизией о развитии военно-технического сотрудничества, подписанный в Москве 20 июня 2017 года. Документ определяет порядок осуществления сторонами взаимных поставок продукции военного назначения. Замдиректора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России Владимир Дрожжов заявил: «Заявки на оказание помощи поступают ежегодно, поставки оказываем в зависимости от потребности. Суммы ежегодно разнятся».

В республике также готовы открыть вторую российскую военную базу: «Борьба с терроризмом, экстремизмом и наркотрафиком требует высокой межгосударственной координации», – заявил президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков (“Президент Киргизии не против открытия второй российской военной базы“).

Регион

На заседании секретарей Совбезов стран—членов ОДКБ в Астане 24 мая участники договорились поставить «совместный заслон» на пути террористов, распространяющих свои идеи и вербующих сторонников в интернете (“Террористов соберут в один список“).

Основные вопросы заседания связаны с проблемой терроризма. Секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев подчеркнул рост проявлений терроризма в странах, граничащих с государствами—членами ОДКБ.  Особенно это касается Афганистана. Опираясь на статистику, Патрушев заявил, что общая численность боевиков в стране составляет порядка 15–20 тыс., из них до 7 тыс.— в приграничных с Таджикистаном провинциях. По его словам, увеличивается риск проникновения боевиков в страны ОДКБ, поставок оружия, «активизации вербовки молодежи в ряды экстремистов». Констатируя, что влияние террористических организаций объясняется умелым использованием современных информационных технологий, участники одобрили план мероприятий по развитию скоординированной информполитики. Документ состоит из двух частей, в первой речь идет мерах реагирования на пропаганду терроризма, экстремизма и ксенофобии, а также попытки дестабилизации стран ОДКБ. Вторая часть предусматривает «формирование образа ОДКБ «как единой, серьезной, солидной и многосторонней организации». Также предложено создание единого списка террористических организаций на территории стран ОДКБ. Как заметил секретарь киргизского Совета безопасности Дамир Сагынбаев. «Нужно, чтобы мы открывали этот список и видели, что, например, на территории Кыргызстана или на территории России появилась террористическая организация или наблюдается какая-то экстремистская деятельность».

Итоги Международного экономического форума от 24-26 мая навели на размышления о трансформации взаимоотношений между “центрами силы” и переделе их “зон влияния”. (“Табло. Российско-китайская ловушка для США“). Прогнозы: активность США в Центральной Азии усилится, что может спровоцировать несколько возможных сценариев: проамериканские “цветные революции”, при участии исламского фактора и возможно территории Афганистана, в нескольких или во всех государствах региона; силовой контроль КНР над Новым шёлковым путем; российско-китайскую “ловушку” для США при участии Астаны и Ташкента, которая «поставит крест на претензиях “вашингтонского обкома” сохранить своё глобальное доминирование в противостоянии с российско-китайским стратегическим союзом».

В материале Валдайского клуба анализируется новая американская стратегия одновременного противодействия России и Китаю (“Новая евразийская стратегия США и роль Центральной Азии“).  Автор статьи приходит к выводу, что на фоне противостояния трех держав в Центральной Азии и Афганистане, Москве выгодна интенсификация сотрудничества между центральноазиатскими партнерами с США, поскольку позволит наладить «соединительные мосты» между Москвой и Вашингтоном. Кроме того, партнерские отношения стран региона с США «во-первых, снижают и без того небольшую вероятность российско-китайского соперничества в Центральной Азии и мешают КНР проводить в регионе гегемонистскую политику. Во-вторых, России стратегически не выгодна консолидация Большой Евразии (в составе России, Китая, стран ЕАЭС и ШОС, а также Ирана) на антиамериканской основе. Подобная консолидация скорее сработала бы на пользу нынешней стратегии США, которые как раз провоцируют глобальный раскол между «тройкой» Россия – Китай – Иран, с одной стороны, и Индо-Тихоокеанским и Евро-Атлантическим сообществами – с другой. Данный раскол для России не только невыгоден, но даже губителен. В её интересах обратное: сопряжение и взаимодополняемость Большой Евразии, Евро-Атлантики и Индо-Пацифики». 

Отмечая тенденции сближения и разобщённости в регионе, следующий материал классифицирует векторы многостороннего взаимодействия государств Центральной Азии (“Многостороннее взаимодействие в Центральной Азии. Второе дыхание?“). Представлены следующие векторы: постсоветский вектор (СНГ, ОДКБ, ЕАЭС); китайский вектор (ШОС); тюркский вектор (ССТГ, ТЮРКСОЙ); европейский вектор (ЕС – Центральная Азия); американский вектор («С5+1»); каспийский вектор (саммиты прикаспийских государств, Рамочная конвенция по защите морской среды Каспийского моря); восточноазиатский вектор (Диалог «Центральная Азия + Япония», Форум сотрудничества «Центральная Азия – Республика Корея»). Описывая акторов и их активности в рамках каждого из векторов делается вывод, что именно многовекторность придает интенсивность многостороннему взаимодействию государств региона.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
"Месть истории: подъем Евразии» – обзор прессы - Central Asia Analytical Network Central Asia Analytical Network
2018-06-12 20:30:55
[…] Также читайте: С чем вернулись лидеры Центральной Азии из Китая?С чем вернулись лидеры Центральной Азии из Китая? […]