Высшее образование в Узбекистане и необходимость альтернатив. Возможный перезапуск «Умид»?

В последнее время в Узбекистане участились разговоры о реформировании сектора высшего образования. Шаги в этом направлении пока идут в форме указов о модернизации образования[1], но остаётся ряд структурных проблем, без решения которых постановления не будут эффективными. Среди них – демографически обоснованный рост абитуриентов, высокие цены и невысокое качество местных ВУЗов, распространенная коррупция, нехватка бюджетного финансирования, отсутствие частных ВУЗов и т.д. Один из выходов по увеличению предложения ВУЗов – расширение сотрудничества с международными партнерами преимущественно в форме филиалов. Однако, можно рассмотреть и вариант повторного открытия возможностей для учебы узбекских студентов зарубежом в форме перезапуска предыдущей инициативы государства.

Фото: Uznews

Опыт фонда «Умид»

В первое десятилетие независимости Узбекистана государство начало финансирование фонда «Умид», который предусматривал образование зарубежом талантливой узбекской молодёжи. Он был основан в 1997 году и предоставлял гранты в размере от 35,000 до 100,000 долларов США для учёбы в университетах США и Европы с последующим возвращением на родину. Сообщается о 800 молодых людей, которые получили образование в университетах США, Великобритании, Германии, Франции, Италии и Японии в конце 1990-х и начале 2000-х годов[2]. Выпускники «Умид» должны были проработать в правительственных структурах как минимум 5 лет и использовать знания для блага страны.

К сожалению, результаты «Умид» оказались не столь успешными в долгосрочной перспективе. Некоторые учащиеся не смогли добиться поставленных целей, вернувшись на родину, или не вернулись вовсе[3]. Согласно впечатлениям выпускников, по возвращению им предоставлялись должности в государственных структурах с низкой заработной платой, и работа не всегда отвечала уровням знаний выпускников, их идеи не учитывались вышестоящими руководителями под бременем ярлыка «неподходящих» реалиям Узбекистана. Ввиду последнего некоторые участники решили не возвращаться совсем, продолжив учёбу и работу зарубежом, даже если это означало, что их семьи должны были погасить этот долг перед государством. В итоге указом президента от 2003-го года фонд «Умид» был соединен с с Республиканским фондом «Устоз» по подготовке преподавателей. На их слиянии был образован фонд «Истеъдод» по повышению квалификации молодых педагогов и научных кадров. На данный момент этот фонд больше не отправляет студентов зарубеж[4].

Высокий спрос и цены, низкое предложение и качество

В то же время в самой стране ощущается продолжительная нехватка учебных мест и, как следствие, специалистов.  В Узбекистане число принимаемых студентов определяется постановлением Кабинета Министров, а не самими университетами. Студенческие беспорядки в Ташкентском ВУЗ-городке в начале 1990-х гг послужили одной из причин, почему в стране стали нормой небольшие квоты приема. Таким образом в своё время власти решили снизить число потенциальных смутьянов. Однако эта практика продолжилась и в 2000-е гг. В итоге, общий охват системой высшего образования составил всего лишь 9% от населения, согласно докладу Всемирного Банка в 2014 году. План приема в бакалавриат в 2016-2017 учебном году был 57,907 человек, но в это же время колледжи и лицеи окончили в десять раз больше учащихся (общее население Узбекистана – 32 миллиона). К 2020 году планируется увеличить прием на 18%. Упрощённо говоря, на одно место в ВУЗе приходится по 10 человек, а в иных ВУЗах  наблюдается интерес 20-ти человек на 1 место, особенно по направлению юриспруденции[5].

Большинству из счастливчиков, которые всеми правдами и неправдами поступили в ВУЗ, предстоит оплатить учебу по контракту. Согласно докладу  Всемирного Банка, из 8 процента ВВП, выделяемых для сферы образования Узбекистана, лишь 0.4% приходится на систему высшего образования. Возможно, это и есть причина, почему контракты на учёбу в ВУЗах стоят немалых денег. По состоянию на 2015-2016 год, одним из самых дорогих направлений в столице было изучение права, международных отношений и международной экономики – стоимостью 9 850 000 сум в год (или 1,228 долларов США). Одними из более доступных направлений были инженерное дело и охрана окружающей среды стоимостью 6 650 000 сум (или 829 долларов США)[6].

Несмотря на рыночные цены, качество образовательного процесса в стране не отвечает требованиям рынка. По недавним словам представителя Всемирного Банка, многие работодатели недовольны уровнем подготовки выпускников узбекских образовательных учреждений. Некоторые отмечают чрезмерную идеологизированность в образовательном процессе и недостаточные знания по специальности. Кроме этого, дипломы государственных образовательных учреждений не котируются зарубежом, за исключением степеней филиалов иностранных университетов в Узбекистане, находящихся в Ташкенте.[7]

В погоне за качеством

В Программе Узбекистана по развитию системы высшего образования на 2017-2021 годы отметили необходимость ее модернизации и приближении к мировым стандартам. Было предложено ежегодно привлекать 350 преподавателей из Европы, Японии, Южной Кореи и других стран. Страна также становится более открытой для иностранных университетов. В этом учебном году начнет работу филиал Национального исследовательского технологического университета МИСиС  России.  В прессе также сообщалось, что в Узбекистане может открыться филиал британского университета Де Монфорт по инициативе узбекской стороны.

Нужно отметить, что в 2018 году население Узбекистана превысило 32,5 миллионов человек, из них около 29 миллионов постоянно проживает в республике. Cредний возраст граждан составляет 26 лет, а подавляющее большинство населения – молодые люди, которым нужны перспективы в жизни. Учитывая высокий темп демографического роста, открытие считанных иностранных филиалов и ещё не опробованное привлечение иностранных профессоров в местные ВУЗы могут не решить проблему высокого спроса на образование. Многие ВУЗы пока недоступны для семей с более низким уровнем достатка. В филиалах иностранных ВУЗов в Узбекистане обучается всего лишь 1% студентов.  В то же время ограниченное количество мест в государственных ВУЗax приводит к возникновению коррупционных схем.

 

В пользу «Умид 2.0»

В свете всего вышеперечисленного, более щедрые государственные ассигнования на высшее образование вкупе с сотрудничеством с иностранными партнерами для образования студентов зарубежом могли бы помочь решить проблему нехватки специалистов. Кроме модернизации ВУЗов и значительного увеличения квот приёма, Узбекистан может объединиться с международными партнерами для запуска новых грантов под гарантии или по специальным учебным визам, не подлежащих продлению. Такие варианты можно обговорить с университетами и иммиграционными службами принимающих стран. В свою очередь, государство должно обязаться обеспечивать выпускников работой с достойным окладом, а также назначать их не на стартовые, а ведущие должности в правительственных структурах, включая учреждения, занимающиеся вопросами образования, стимулируя создание настоящей технократической элиты (по опыту казахстанской программы «Болашак»).

При надлежащем перезапуске «Умид» мог бы осуществлять две различные программы, с полным или частичным финансированием от государства для того, чтобы расширить охват. По возращению выпускники могут работать по пилотным проектам правительства с зарплатами не ниже рыночных в силу статуса высококвалифицированных специалистов. Это может способствовать проведению дальнейших реформ в стране, а также обеспечению страны нужными специалистами в ключевых отраслях. Они могли бы также способствовать развитию автономии и повышения качества преподавания в государственных ВУЗах. Не исключена и польза от создания совместных или частных ВУЗов по стране для повышения количества людей с высшим образованием.

Кроме этого, проект можно поддержать и с помощью международных доноров,  например, в рамках партнёрства с программой Всемирного Банка или организаций как Erasmus+ (программа Европейского союза), JICA (Японское агентство международного сотрудничества), KOICA (Корейское агентство международного сотрудничества). Возможно, перезапуск «Умид» можно было бы рассмотреть в дополнение к уже существующему кредитному соглашению между Узбекистаном и Всемирным Банком на 42,2 млн долларов США по модернизации системы высшего образования. Одна из идей соглашения говорит о стимулировании местных ВУЗов для лучшей связи с отраслями экономики через инновационные инициативы. Дополнительным аспектом могло бы стать и сотрудничество для перезапуска программ фонда “Умид” по профильным для экономики направлениям в магистратуре.

Опыт других стран

В пользу дерегулирования, приватизации и сотрудничества с иностранными партнёрами говорит oпыт других развивающихся стран. Некоторые азиатские страны успешно провели и продолжают реформы в сфере образования именно так.

Отличный пример подает Корея, правительство которой софинансирует программу Фулбрайта Соединенных Штатов Америки. Корейско-американская образовательная комиссии (KAEC) с ежегодным установленным бюджетом администрирует программу при помощи совета директоров, состоящего из равного количества корейцев и американцев, и принимает решения по общей политике программы Фулбрайта в Корее. Корейские студенты имеют финансовую поддержку своего правительства в поступлении в университеты США, а американцы помогают управлять программой, в том числе обеспечивая прозрачность и конкурентность, а также отправляют на учебу в Корею преподавателей, говорящих на английском языке. В программе приняли участие 1400 студентов с момента ее создания и действует сеть выпускников Fulbright Korea, в которую входят более 6500 американских и корейских ученых, исследователей и специалистов.

В других густонаселенных странах, где есть неравенство доступа к образованию, также действуют всевозможные программы, у которых можно поучиться. Например, в 250-миллионной Индонезии программа Всемирного Банка способствовала проведению двух реформ с начала 2000-х гг, в особенности в проектах по продвижению профессионально-технического образования и децентрализации. Банк поддержал планы Министерства oбразования Индонезии (RENSTRA) на 2005-2009 и 2010 гг приняв широкий портфель проектов для поддержки главных программ по дошкольному, школьному и высшему образованию, в результате которых Индонезия получила более 830 миллионов долларов США.  В результате этих и других мер, охват населения высшим образованием в стране состaвлял 31,1% в 2014 году.

При этом, цены на образование в этой стране вполне приемлемые. Оплата за семестр бакалавриата в Университете Индонезии, входящего в топ-500 университетов мира QS World University Rankings 2018, зависит от платёжной способности студентов и варьируется от 100,000 до 5,000,000 индонезийских рупий (7 – 356 долларов США). Министество финансов страны поддерживает студентов и после бакалавриата. В стране есть зарубежные гранты LPDP Scholarship Programme для студентов магистратуры и докторантуры, полностью финансируемой государственной казной через Национальный Фонд для Развития Образования (National Trust for Education Development).

У Филиппин также есть опыт расширения охвата населения высшим образованием. Он вырос до 35.7% в 2014 году с более скромных 27% в 2005 году, а число студентов в ВУЗах выросло с 2.2 миллионов в 1999 до 4.1 миллионов  в  2015-2016.  В стране функционирует  1,943 ВУЗов: из них 1,710 частные и 233 государственные. Частные университеты были изначально созданы для того, чтобы заполнить пробелы в предложении, а самыми престижными являются государственные ВУЗы.

Решив проблему количества, сегодня правительство Филиппин работает над качеством и продвигает идею транснационального образования (TNE)[8]. Для этого оно сотрудничает со многими организациями, и в особенности с Британским Советом (British Council), который расценивает Филиппины как идеальный хаб TNE из-за растущего населения и широкое использование английского языка. Так, по итогам соглашения между Комиссией по высшему образованию (Commission on Higher Education) и Британским Советом от 2017 года, 10 топ-филиппинских ВУЗов[9] получили щедрое финансирование для новых программ с британскими университетами.  На инициативу в предстоящем учебном году 2018-2019 выделено 1.4 миллионов долларов США из фонда Комиссии и  500,000 фунтов стерлингов (или 698,000 тысяч долларов США) Британского Совета[10].

Вместо заключения

Ввиду высокого демографического спроса на обучение, Узбекистан должен будет одновременно решить несколько задач: модернизировать ВУЗы, увеличить квоты приёма, выделить больше денег из бюджета и одновременно дать разрешение на функционирование частных инициатив. Правительство может также заново рассмотреть вариант спонсирования (полного или частичного) образования талантливой молодёжи зарубежом при необходимом условии возвращения их на родину. На данный момент, представленность узбеков в университетах Западной Европы и США значительно уступает числу студентов из Казахстана. Перезапуск «Умид» окажется успешным, если государство обеспечит выпускников работой с достойным окладом и назначит их не на стартовые, а ведущие должности в правительственных структурах. При этом государство может инициировать партнёрство с международными организациями. В совокупности это даст Узбекистану шанс не только удовлетворить спрос абитуриентов, но и решить проблему дефицита ценного человеческого капитала для проведения необходимых для экономики и общества реформ.

Сноски:

[1] Постановление президента Республики Узбекистан «О мерах по дальнейшему развитию системы высшего образования» и 2017- Программа развития системы высшего образования на 2017-2021 годы

[2] Для сравнения, стипендия «Болашак» Казахстана с 1993 помогла подготовить 9 645 специалистов. Источник:https://www.bolashak.gov.kz/ru/o-stipendii/istoriya-razvitiya.html

[3] Нужно отметить, что у “Болашак” как и у “Умид” была проблема долгов выпускников.  Студенты лишённые стипендии за обучение, проживание и перелёты должны в казну 4 миллиарда 968 миллионов тенге. В бюджет пока вернулось только 1 миллиард тенге. Источник: https://informburo.kz/stati/kto-podstavil-zhanbolata-meldeshova-i-chto-zhdyot-stipendiyu-bolashak.html

[4] В последнее время ограниченную возможность на гранты даёт новый благотворительный фонд имени Ислама Каримова,  который в конце 2017 года объявил о конкурсе на учёбу в магистратуре по различным специальностям. B апреле 2018 года было объявлено об 11 победителях.

[5] Если сравнить общее число студентов Узбекистана – 62, 907 (включая 5000 учащихся на магистратуре) и 65 ВУЗов в 2016-2017 учебном году с цифрами  Казахстана, где за последний год было зарегистрировано 477,074 студентов и 126 университетов, становится очевидными незавидные шансы узбекской молодежи. Кроме этого, желающим поступить в Узбекистане разрешается  сдавать экзамен только в одно государственное высшее учебное заведение. Это положение означает, что человек теряет год обучения если экзамен был неуспешным (были случаи, когда люди сдавали экзамены из года в год и принимались на учебу с 3-й, а то и 4-й попытки). С 2017 года, некоторые ВУЗы стали внедрять практику «суперконтрактов», когда недобравшие проходной балл абитуриенты могли быть зачислены в студенты заплатив более высокую цену за учебный контракт. Сумма может превосходить обычную цену в 2-3 раза и более в зависимости от набранных баллов.

[6] В то же время минимальная зарплата в Узбекистане составляла 172 240 сум (или 21,4 долларов США), а средняя зарплата 1 000 346 сума (или 124,5 долларов США) по состоянию на 1-е декабря 2017 года.

[7] Они включают в себя Туринский политехнический университет, Вестминстерский международный университет, Сингапурский институт развития менеджмента, университет ИНХА Южной Кореи и др, где цены на порядок выше чем в госВУЗах (например, год учёбы в Вестминстерский международный университете стоит 5 220 у.е по данным  2015/2016 года).

[8] В 2011 году таких филиалов было 200, в 2020 жидается увеличение до 280. Больше всего внимания уделяется таким странам, как Малайзия, Сингапур и ОАЭ. Источник: «Horizon Scanning: What will higher education look like in 2020?» 2013;  http://www.obhe.ac.uk/documents/view_details?id=934

[9] К слову, обучение на юриста в University of the Philippines, входящего в мировые рейтинги, стоит 26,379 песо в семестр, около 500 долларов США.

[10] Начиная с 1970-х, правительство Филиппин также продвигает инициативу «Balik Scientist Program» (Программу возвращающихся учёных) для того, чтобы мотивировать возвращения высококвалифицированных филиппинцев в страну. Среди льгот – гранты для исследований, страховка для здоровья и расходы связанные с переездом.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments