Центральная Азия в фокусе иранских СМИ – май 2018 г.

О Центральной Азии в иранских СМИ в мае было написано необычайно много – писали о подписанном договоре с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и о предстоящем саммите Шанхайской организации сотрудничества, не забывали о Каспии и обсуждали политику Китая, России, и США в Центральной Азии, пытались понять больше внутренние события в республиках Центральной Азии и обсуждали перспективы сотрудничества с ними.

Иран подписал соглашение с ЕАЭС…

Подписание соглашения о зоне свободной торговли между Ираном и ЕАЭС состоялось в самой евразийской из всех столиц – Астане. Соглашение временное, и в течение трех последующих лет члены ЕАЭС должны прийти к более объемному полноформатному соглашению. Информагентство Ирана “ИРНА” пишет, что стороны получат тарифные таможенные льготы на перевоз продуктов питания, овощей и фруктов, сухофруктов, стройматериалов, кондитерских изделий, косметики, разного рода электроники и т.д.  Объем торговли между Ираном и членами ЕАЭС не превышает 2,7 миллиардов долларов и соглашение пока что охватывает 50% данного объема.

Новостное агентство цитирует Тиграна Саргсяна, председателя коллегии Евразийской экономической комиссии, который утверждает, что ЕАЭС заинтересован в полнообъемном экономическом сотрудничестве с соседом. Саргсян отметил, что страны союза при экспорте товаров в Иран встречают жесткую конкуренцию со стороны Китая – объем торговли Ирана с Китаем достигает почти 100 миллионов долларов в год. Соглашение о свободной зоне торговли может добавить еще полтора миллиарда долларов в общую торговлю между ЕАЭС и Ираном.

…и еще хочет в ШОС

Иранский президент Хасан Рухани возглавит делегацию своей страны на очередном саммите глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества, который состоится в первой декаде июня в Китае по приглашению принимающей страны.

Неправительственная исследовательская организация «Институт изучения Ирана и Евразии», базирующаяся в Тегеране, 27 мая написала, что китайский город Циндао (Qingdao) в провинции Шаньдун на востоке Китая, является третьим после Пекина и Шанхая, где проводится саммит глав государств-членов ШОС с момента основания организации. Данная встреча станет первой после расширения организации с принятием Индии и Пакистана. «ШОС стала основной платформой для евразийских стран, где синхронизируется стратегия развития и совместно реализуется проект «Один пояс – Один путь». Китай хочет, чтобы ШОС рассмотрела глобальные и региональные проблемы с коллективной мудростью, что поможет организации играть более значительную и конструктивную роль в международных делах», пишет автор данного материала, ученый из пакистанского Исламабада.

Встречу в Китае иранские СМИ называют возможностью для Ирана защитить соглашение с мировыми державами по своей ядерной программе, известное как «Совместный всеобъемлющий план действий» (на фарси: برنامه جامع اقدام مشترک یا برجام). Соединенные Штаты недавно вышли из данного соглашения. «ИРНА» пишет, что если ШОС выступит в поддержку данного соглашения, то Хасан Рухани не станет предпринимать какие-то заменяющие шаги, а продолжит сотрудничество в рамках соглашения. Иран сейчас смотрит на Китай, Россию и Европу, и особенно ждет от своего главного торгового партнера последнего десятилетия – Китая, ясной и открытой поддержки ядерной сделки с Ираном.

Наряду с этим, Иран заинтересован в членстве в ШОС, зная, что организация способна превратиться в такую же мощную силу, как НАТО, и противодействовать влиянию США в регионе. «Иран, в качестве одного из главных игроков в Ближнем Востоке, и как важный член энергетического клуба с большими запасами нефти и газа, заявлял, что готов близко сотрудничать со странами ШОС в сферах инвестирования, экономики и энергетики, и надеется, что официально будет принят в организацию».

Кто купается в Каспийском море?

Еще одной точкой соприкосновения между Ираном и Центральной Азией, по крайней мере, двумя ее странами, является Каспийское море. Сообщается, что в конце мая Тегеран принимал третью конференцию по сотрудничеству в Каспийском море. Безопасность в море, продвижение механизмов по инспекции кораблей, а также проведение спасательных операций – такие вопросы были на повестке данной конференции. А неделю ранее, в рамках встречи рабочей группы в Астане были согласованы несколько рабочих документов по юридическому статусу Каспийского моря.  Рабочая группа готовит саммит прикаспийской пятерки, который, как ожидается, состоится в Казахстане в сентябре этого года.

Портал «Восточный Иран», который принадлежит мешхедскому «Учреждению изучения Центральной Азии и Афганистана», анализирует политику США по отношению к Каспийскому морю. Начав материал с обсуждения недавно появившейся возможности у США по использованию двух казахстанских портов в Каспийском море для отправки грузов в Афганистан, портал ссылается на мнения экспертов о возможном появлении американских военных баз в Казахстане. Если так произойдет, пишется в материале, то это будет откровенно антироссийским шагом Казахстана, так как любая военная активизация США на берегах Каспийского моря нервирует Москву. Вспомнив основные вехи военного сотрудничества Казахстана и Туркменистана с США, таджикский исследователь Касым Бекмухаммадов резюмирует, что американские власти активизируют свое военное сотрудничество с Казахстаном и Туркменистаном и тем самым усиливают военный потенциал данных стран. Это в итоге поможет США в их операциях в Афганистане, а также может снизить геополитический вес России в регионе Каспийского моря.

Как Центральная Азия вернет китайские долги?

“Как Центральная Азия вернет китайские деньги?” – задается вопросом международный отдел информагентства «Тасним». В материале с заголовком «Кризис китайских долгов Кыргызстана и Таджикистана: земля и золото за долги» сообщается, что общие долги Кыргызстана составляют почти 4.4 миллиарда долларов, а долги Таджикистана превысили уже 2.3 миллиарда долларов США, из которых 1.2 миллиард Душанбе должен китайцам. Госдолг Кыргызстана уже составляет почти 58% ВВП страны. Агентство, ссылаясь на кыргызского депутата, пишет, что за последние пять лет доля Китая во внешнем долге Кыргызстана выросла от 2% до 40%. Сейчас Кыргызстан должен Китаю 1.7 миллиарда долларов, 1.5 миллиардов из которых должен вернуть в следующие пять лет. Данный долг не подлежит реструктуризации, а все споры по ним должны решаться по китайским законам.

Статья утверждает, что Китай забирал земли у Таджикистана, Пакистана и Шри-Ланки, и Бишкек поэтому опасается, что Пекин применит ту же политика в его отношении. Китай никогда еще не прощал долги своим должникам, и Кыргызстану нужно задуматься над тем, как вернуть китайские долги – например, можно одолжить у другой страны, чтобы заплатить китайцам. Таджики пошли другим путем и заплатили китайцам золотоносным рудником на севере страны, отдав его в обмен на постройку ТЭЦ в Душанбе. Китайская компания, которая построила ТЭЦ, получила право добывать золото пока не вернут долги, а потом будет подписано новое соглашение с новыми условиями. Доступ к китайским деньгам страны Центральной Азии получают легче, чем к финансам из России и Запада, и именно это является главной причиной роста их долга Пекину.

Двусторонние отношения

В середине мая туркменский министр иностранных дел Рашид Мередов в Тегеране встретился с рядом высших чинов Ирана, включая президента Рухани, который заверил своего соседа в «дружественных и братских» намерениях. По сообщению официального сайта иранского президента, Хасан Рухани сказал: «На пути развития отношений между двумя странами нет препятствий … Иранские компании готовы предоставлять Туркменистану технические услуги и реализовывать проекты, например, строить дороги… Содействие перемещениям между двумя странами и развитию туризма может углубить отношения во всех областях».

«ИСНА», студенческое новостное агентство Ирана, сообщает, что туркменский министр передал Рухани письмо от своего президента, заверяя о готовности укрепить отношения и предлагая больше сотрудничать в энергетических и транспортных сферах.

Pars Today, информационный портал Иновещания Гостелерадио Исламской Республики Иран, сообщает уже о встрече иранского министра с туркменским президентом. «​​​​​​​Министр дорог и градостроительства Исламской Республики Иран Аббас Ахунди на встрече с президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов, приветствуя открытие нового порта Туркменбаши, подчеркнул роль этого порта в расширении торгового и регионального транзитного сотрудничества».

Этот же иранский министр сообщил журналистам, что новые воздушные направления откроются между Ираном и Узбекистаном. Аббас Ахунди, сообщает иранский веб-сайт «Хабари Муфид», говорил об этом во время своего визита в Ташкент.

Тем временем, посол Узбекистана в Тегеране пригласил иранских бизнесменов инвестировать в его страну, сообщает «ИРНА». Бахадур Абдуллаев проинформировал иранских бизнес-менеджеров о деятельности семи свободных экономических зон в Узбекистане.

“А в Таджикистане таких зон – четыре”, – сообщил таджикский посол в Иране Нематулло Имомзода властям провинции Бушер. Странно, что ни один иранский информационный сайт ни слова не написал о кризисе в отношениях Ирана и Таджикистана, недавней критике, которой подвергнул Иран таджикский президент Эмомали Рахмон, заявлении Совета улемов Таджикистана против Ирана, а также протестах около посольства Ирана в Душанбе.

Зато написали о конференции академических кругов Ирана, прошедшей в Университете имени Фирдавси в Мешхеде, посвященной Центральной Азии. Один из организаторов, мешхедское «Учреждение изучения Центральной Азии и Афганистана» опубликовало подробный репортаж с конференции. Эксперт Хасан Бихиштипур назвал шесть главных, по его мнению, барьеров региональному сотрудничеству в Центральной Азии: проблема идентичности, инфраструктура, легитимность и согласие, вмешательство региональных и международных держав, этнические разногласия и местничество, а также терроризм и религиозный экстремизм.

Иран боится салафитов и ИГИЛ в Центральной Азии

«Центр изучения масджидов», расположенный в Тегеране, выражает обеспокоенность, что секулярный Кыргызстан движется по направлению к исламизации. Портал, ссылаясь на Культурный центр Ирана в Кыргызстане, пишет, что в этой центральноазиатской республике количество зарегистрированных мечетей превышает количество школ, и еще в стране действует много незарегистрированных молелен. Исламизация ведет страну в средневековье, пишется в данной заметке, которая приводит пример о том, что многие религиозные люди при болезни обращаются к религиозным целителям, а не в официальные больницы, а программы шейха Чубак Хаджи (бывший муфтий) интересует людей больше, чем концерты. Автор заметки приводит цифры, свидетельствующие о том, что в стране увеличивается количество так называемых “спящих” салафитов, а 1000 граждан страны примкнули к игиловцам.

О видео ИГИЛ на кыргызском языке пишет “Pars Today”. Кыргызские игиловцы пригрозили потопить Бишкек в крови, если пострадает задержанная по подозрению в экстремизме преподавательница Американского университета в Бишкеке некая Мукаррам Токтогулова. Сейчас, когда ИГИЛ теряет позиции на Ближнем Востоке, террористическая организация будет стремиться усилиться за счет Центральной Азии, пишет автор. Кыргызстан должен усиленно бороться с любым проявлением терроризма, а также сокращать уровень бедности, которая также является одной из причин радикализации в стране, рекомендует автор.

О таджикских членах ИГИЛ рассказывает «ИРНА» в своем длинном материале о роли иностранных наемников и иностранных государствах в террористической организации. Материал начинается рассказом о судьбе таджикских детей, рожденных в ИГИЛ, которых таджикские власти в настоящее время всеми силами возвращают из Сирии и Ирака. Тегеранский автор материала приводит причины, по которым граждане разных государств и регионов, происходящие из разных культур и говорящие на разных языках, воюют на стороне ИГИЛ в Сирии и Ираке.

Против международного терроризма нужно выступить на международном уровне, утверждает иранский дипломат. Заместитель министра иностранных дел Ирана Гуломхусейн Дехкани на международной конференции по борьбе с терроризмом в Душанбе в начале мая призвал международное сообщество совместно бороться с терроризмом. Он заявил, как передает «ИРНА», что в политике против радикализации нужно также бороться с бедностью, сокращать безработицу, предотвращать маргинализацию части общества, закрывать финансовые ресурсы терроризма, улучшать прозрачность, не допускать принятия политики двойных стандартов, а также предотвращать злоупотребления СМИ и социальными сетями.

О политике Таджикистана против радикализации подробно рассказывает информационный портал «Тасним». «Одним из главных приоритетов Таджикистана после обретения независимости от Советского Союза было огосударствление религии. Главной целью властей было предотвращение проникновения радикальных идей из Узбекистана и Афганистана в страну». Материал подробно описывает религиозную политику и инициативы властей по управлению религией в Таджикистане. Рассказывая об одной из последних громких инициатив против исламизации в стране, запрещении Партии исламского возрождения Таджикистана, портал говорит, что усилия Душанбе по объявлению этой партии террористической на международном уровне провалились и наткнулись на протесты многих мусульманских и немусульманских стран. В материале вообще не упоминается ухудшение отношений между Душанбе и Тегераном из-за данной партии, но звучит упрек в сторону официального Душанбе в ограничении прав шиитских исмаилитов, и в качестве примера приводится отсутствие представителей данного религиозного меньшинства в Совете улемов страны.

Еще одним инструментом таджикских властей по борьбе против радикализации является запрет на ношение черной одежды и мусульманских никабов и хиджабов. Иранский туристический журнал «Эли Гашт», вспоминая данный запрет, пишет о разнообразии традиционного платья таджичек, знакомя своих читателей с красками, принтами и значениями одежды, которую власти рекомендуют носить женщинам.

Что происходит там?

Раздор между Алмазбеком Атамбаевым и Сооронбаем Жээнбековым, бывшим и нынешним президентами Кыргызстана, не укрылся от внимания иранских исследователей. «Учреждение изучения Центральной Азии и Афганистана» подробно описывает всевозможные причины раздора. Автор материала пишет, что изначально Атамбаев не принял во внимание желание окружения Жээнбекова монополизировать власть и ошибся насчет действенности законов, думая, что может и в дальнейшем повлиять на нового президента посредством Сапара Исакова. Исаков лишился должности при Жээнбекове, а теперь даже стал фигурантом расследования. Разделение элиты на южную и северную также играет роль: Жээнбеков и его команда – из юга, а северянин Атамбаев не вхож в эту группу. Власть является источником богатства в стране, и автор пишет, что самыми богатыми людьми страны являются не бизнесмены, а чиновники.

В подтверждение этих слов в новостной заметке веб-сайт «Афкар Нюз» сообщает, что кыргызское министерство по борьбе с коррупцией само является самой коррумпированной государственной структурой в стране.

Корреспондент агентства «Фарс Нюз» из Бишкека передает, что по данным представителя Минэкономики Кыргызстана, страна обеспечивает себя только тремя из девяти основных продуктов питания. Кыргызстан не имеет проблем с производством молочных изделий, фруктов и овощей, но должен импортировать другие продукты питания, такие как мука, сахар, масло и мясо.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
Центральная Азия в фокусе иранских СМИ – май 2018 г. - Единый Таджикистан
2018-06-07 08:13:40
[…] Источник — CAA-Network […]