Зачем Узбекистану (и Центральной Азии) атомная энергостанция?

Узбекистан в настоящее время активно реализует ряд реформ с целью ускорения экономического роста. С экономическим ростом возрастет и потребление энергии – эта взаимосвязь хорошо известна. Для обеспечения планируемого прироста Узбекистан собирается развивать диверсифицированные источники энергии, в числе которых и атомная. Возможно, это поможет и региональной кооперации в сфере энергетики.

Энергетические ресурсы

По запасам и производству природного газа Узбекистан в мире занимает восьмое место. Хотя Узбекистан в состоянии полностью удовлетворять свой внутренний спрос и экспортирует более 20% газа, власти планируют высвовбодить больше газа на экспорт и сократить его внутреннее потребление.

Узбекистан также обладает и запасами нефти. Однако с 2006 по 2016 годы производство нефти в Узбекистане сократилось более чем в два раза.

Несмотря на то, что 100% населения Узбекистана электрифицированы, говорить об устойчивости доступа к электроэнергии в стране нельзя. Основа энергетической системы Узбекистана – это тепловые электростанции (ТЭС), в которых генерируется почти 86% электроэнергии, производимой в республике. Лишь 14% электроэнергии вырабатываются на гидроэлектростанциях (ГЭС). На ТЭС в качестве первичного топлива в основном используются природный газ (94%) и уголь (5%).

Сегодня производство электроэнергии в Узбекистане крайне волатильно. В 2017 году выработка электрической энергии по республике составила 60.7 млрд. кВт·ч, при общей установленной мощности в 14.1 гигаватт электроэнергии. При этом за 2006-2017 годы потребность в электроэнергии возросла практически на четверть (с 49.3 млрд. кВт·ч в 2006 году до 60.7 млрд. кВт·ч в 2017 году). По прогнозам экспертов, к 2020 году потребность электроэнергии в республике составит 71.8 млрд. кВт.ч., что на 18% больше объема электроэнергии, выработанной в 2017 году.

Благодаря своему географическому расположению и климатическим условиям, Узбекистан имеет значительные запасы солнечной и ветряной энергии. Продолжительность солнечных дней для различных регионов страны изменяется в пределах от 2650 до 3050 часов в году. Валовый потенциал солнечного излучения оценивается от 525 млрд. кВт.ч. до 760 млрд. кВт.ч в год. Прогнозный потенциал ветровой электроэнергетики Узбекистана составляет более чем 520 гигаватт установленной мощности с производством более 1 триллиона кВт.ч. электроэнергии в год.  По данным АО «Узбекэнерго», до 2021 года в республике планируется ввод в эксплуатацию трех солнечных фотоэлектрических станций и одной ветроэлектростанции с общей суммарной мощностью 402 МВт и годовой выработкой электроэнергии до 830 млн. кВт.ч.

Диверсифицировать и оптимизировать

Для того, чтобы удовлетворить растущий спрос, энергетической отрасли страны необходимо постоянно наращивать производственные мощности, либо увеличивать закупки электроэнергии извне, что в текущих условиях не всегда положительно отражается на энергетической безопасности. Известно, что уже при текущих мощностях Узбекистан импортирует энергию из Кыргызстана. Более того, несмотря на значительные доказанные запасы природного газа в 1.1. трлн. куб. метров, его запасы не безграничны. Наряду с сокращением производства нефти, появляется необходимость как в развитии альтернативных источников энергии, так и в реабилитации существующих, а также в модернизации процесса управления энергетическим сектором.

На сегодняшний день энергетический сектор Узбекистана полностью монополизирован. После реорганизации сектора в 2001 году Министерство энергетики и электрификации было трансформировано в государственную акционерную компанию – Узбекэнерго. Узбекэнерго полностью подчиняется Кабинету министров, а министерство финансов устанавливает тарифы на электроэнергию. При этом, как говорят эксперты, развитие энергетического сектора Узбекистана невозможно без реструктуризации Узбекэнерго. Основная цель — это внедрить элемент конкуренции на некоторых этапах производства и распределения энергии, увеличить человеческий капитал занятых в энергетическом секторе и осуществить трансформацию менеджмента и бизнес-процессов.

С другой стороны, изношенная и устаревшая инфраструктура приводит к перегрузкам энергосистем, что в большей степени сказывается на ситуации с доступом к электричеству в сельской местности. При этом доля потребления электроэнергии населением из года в год увеличивается и уже составила одну четвертую в общем потреблении электроэнергии. Возраст большей части инфраструктуры, вырабатывающей электроэнергию, превышает 40 лет, она находится в бедственном положении, и ей необходима реабилитация. По результатам оценки АБР, с 1991 года было осуществлено только два проекта по расширению мощностей ТЭС – это реабилитация Сырдарьинской ТЭС и строительство Талимарджанской ТЭС.

В отношении модернизации инфраструктуры и строительства новых мощностей Узбекистан планирует реализовать 32 инвестиционных проекта на водохозяйственных объектах страны, начиная с 2017 года и 42 «перспективных» инвестиционных проекта в период после 2020 года. При этом стоимость этих проектов ориентировочно составит 4.3 млрд. долларов США, из которых 43% будут из иностранных инвестиций и кредитов, в том числе от Эксимбанка Китая, Азиатского банка развития, Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, Исламского банка развития, Международной ассоциации развития. За счет строительства новых ГЭС планируется повысить генерирующие мощности в 4.8 раз к 2021 году, а за счет модернизации существующих – только на 14%. Фактически до окончания строительства новых ГЭС, производство электроэнергии будет в большей степени полагаться на модернизацию существующих, что опять же при малом потенциале модернизации, накладывает некоторые риски.

Новая “мирная” энергия

Узбекистан входит в число стран, располагающих запасами урана. По различным оценкам, Узбекистан располагает около 4% мировых запасов урана. Основу минерально-сырьевой базы уранового производства составляют 20 месторождений и 10 перспективных площадей. В связи с этим, 29 декабря 2017 года Правительства Узбекистана и России заключили Соглашение о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях. Данное соглашение предусматривает «создание и совершенствование национальной инфраструктуры и подготовка кадров для атомной энергетики Узбекистана, строительство АЭС и исследовательских реакторов в стране, а также их поддержку на протяжении всего жизненного цикла, разведку и разработку урановых месторождений с изучением минерально-сырьевой базы страны; рекультивацию урановых хвостохранилищ, производство радиоизотопов и их применение в промышленности, медицине и сельском хозяйстве, научные и фундаментальные исследования».

Правительство России предложило Узбекистану строительству АЭС из двух современных блоков нового поколения с суммарной мощностью 2.5 гигаватт генерации электроэнергии. При этом российская сторона озвучила Узбекистану несколько вариантов финансирования строительства АЭС (строительство бесплатным не будет) от государственного кредита до схемы  Build-Own-Operate (финансирование по схеме государственно-частного партнерства).

Посетивший недавно Ташкент генеральный директор российской госкорпорации «Росатом» Алексей Лихачев заявил, что Узбекистан предложил России построить АЭС в Навоийской области. Там же располагается Навоийский горно- металлургический комбинат (НГМК), монополист по добыче, переработке и экспорту урана в стране. Три года назад Lenta.ru указывала, что строительство АЭС будет вестись неподалеку от озера Айдаркуль (крупное бессточное озеро в Арнасайской системе озёр на границе Навойинской и Джизакской областей), которое предоставит воду для охлаждения реакторов. Кроме того, это расположение позволит обеспечивать дешевой электроэнергией города, находящиеся в первой десятке по численности населения, — Ташкент, Бухару и Самарканд.

В интервью радио Sputnik в начале года Лихачев упоминал об экономических и политических эффектах такого проекта для Узбекистана: диверсификация энергетического комплекса, создание 5-6 тысяч рабочих мест на стройке и от 1,5 до 2 тысяч рабочих мест, “высокооплачиваемых и высокотехнологичных”, уже на периоде эксплуатации станции. Прирост генерации, по словам Лихачева, позволит не только диверсифицировать внутренний объем энергоснабжения, но и увеличить экспортную выручку за счет большего количества газа, которого Узбекистан сможет поставлять на экспорт. “А саму электроэнергию, которая будет вырабатываться на новой станции, без сомнения можно будет экспортировать в соседние страны» – сказал глава «Росатома».

“Росатом” является мировым лидером по строительству таких станций и возводит 33 энергоблока в таких государствах, как Турция, Беларусь, Иран, Египет, Индия, Венгрия, Бангладеш, Китай.

Региональная кооперация

Узбекистан может стать первой страной в Центральной Азии с собственной атомной электростанцией, хотя Казахстан также вынашивает планы в сотрудничестве с «Росатомом» построить две АЭС (в Курчатове в Восточно-Казахстанской области и в районе озера Балхаш).

Как приводит исследование Галии Ибрагимовой “Атомная энергетика в Центральной Азии: есть ли перспективы?”, запасы урана в Центральной Азии, унаследованный опыт по эксплуатации научно-исследовательских атомных реакторов, а главное – осознание республиками, что из урана возможно создавать более высокотехнологичную, а значит, дорогостоящую продукцию, – могут стать основой для развития в регионе атомной энергетики.

Казахстан существенно нарастил добычу урана в последние 10 лет и вместе с Узбекистаном занимал 43% от мировой добычи в 2016 году. Месторождения урана имеются и в Кыргызстане, и Таджикистане.

В 2006 г. глава Росатома С.В. Кириенко в ходе своей поездки по Центральной Азии озвучил идею по созданию единой горнодобывающей урановой компании с привлечением возможностей Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана. А в 2011 году два эксперта из Узбекистана Алексей Строков и Владимир Парамонов предложили Европейскому союзу и России построить атомную электростанцию, которая бы могла бы удовлетворить потребности всего региона в электроэнергии, базируясь на урановых залежах Узбекистана и Казахстана. По их мнению, данная станция могла бы обеспечить не только потребности стран Центральной Азии, но и Афганистана, Пакистана и Индии.

Возможно, такая региональная кооперация сегодня осуществима с активизированными отношениями стран Центральной Азии в области экономического сотрудничества. Но, скорее всего, странам региона, хотя и обладающими большими запасами урана, будет непросто создать собственную производственную цепочку самостоятельно. К урановой отрасли, кроме России, проявляют интерес Китай и Япония. Китайские инвесторы являются одними из основных кандидатов на покупку акций казахстанской урановой госкомпании “Казатомпром”, где Казахстан собирается приватизировать 25% акций.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments