Создание безопасных сообществ в постлиберальный век: взгляд из Кыргызстана

Как обеспечить устойчивый мир и основу для развития и жизнедеятельности?

Эти вопросы в центре интересов исследований развития, мира и конфликтов и региональных исследований, среди прочих. К концу третьего десятилетия после окончания «холодной войны» становится все более очевидным, что либеральная демократия и свободные рынки не являются единственным путём или, по крайней мере, достаточным условием для достижения устойчивого развития экономики и общества. Среди стран Центральной Азии это особенно заметно в Кыргызстане, где несмотря на произошедшие фундаментальные политические, экономические и социальные изменения, стабильность и благосостояние, обещанные сменяющимися правительствами, не были достигнуты.

Вместо того, чтобы относиться к такому “недоразвитию” как якобы свойственному стране или всему региону Центральной Азии, мои исследования пытаются понять, как эта «постлиберальная» политика перехода Кыргызстана связана с активностью глобальной сети международных организаций, правительств и других геополитических акторов.

«Постлиберализм» указывает на то, что Кыргызстан, как и другие «молодые» государства, осуществляющие переход из социалистических или других режимов, сталкивается с таким количеством условностей, ожиданий и императивов, что применение неолиберальной политики и либерально-демократической риторики является не столько политическим выбором, сколько логическим следствием интеграции в международное сообщество. С другой стороны, эта инерция развития приводит к тому, что реформы, новые политики и практики осуществляются по указке, и, более того, вызывают сопротивление и усталость от пустых обещаний и негативных последствий капиталистического развития. В этом контексте неорбходимо понимать те вызовы, которые стоят перед устойчивостью и безопасностью общества.

Автор

Филипп Лоттхольц

Филипп Лоттхольц – научный ассистент «Программы ООН и Глобального Порядка» в Университете Рединга и в настоящее время заканчивает кандидатскую диссертацию в Отделе международного развития Университета Бирмингема. Ему была присуждена награда имени Кристиана Раевски за лучшую работу молодых ученых в Германской Ассоциации исследований мира и конфликтов. Помимо основного интереса к практике безопасности и миростроительства в Кыргызстане, он работает над такими темами, как диалог и сотрудничество между научными исследователями и практиками по вопросам мира и безопасности; безопасность исследователей; деколониальная теория и строение государства и миростроительство в странах Центральной Азии и Восточной Европы

Экономическая неустойчивость, конфликты и международные программы миростроительства и безопасности

Кыргызстан известен как страна Центральной Азии, которая была наиболее восприимчива к программам и указаниям западных доноров, международных финансовых институтов (МФИ) и многосторонних организаций. Быстрый переход к рыночной экономики, роспуск колхозов и приватизация государственных активов и промышленности привели к резкому падению ВВП и занятости в производственных отраслях, которые в 1995 году составляли половину и 35 процентов от уровня 1990 года, соответственно. Поскольку рост в отрасли услуг и розничной торговли смог лишь частично компенсировать сокращение промышленного производства, горнодобывающей отрасли и сельского хозяйства, значительная часть населения стала зависеть от трудовой миграции в страны СНГ или другие, такие как Китай, Турция или более удаленные страны.

Таким образом, Кыргызстан сталкивается с похожими проблемами других стран в периферийных и структурно слабых регионах мировой экономики. Миграция из села в город усиливает нагрузку на инфраструктуру и администрации городских центров, таких как столица Бишкек на севере и Ош на юге. Широкомасштабная трудовая миграция привела к разрушению социальных, общинных и семейных отношений, поскольку детей часто оставляют с родственниками, а также с соседями или даже в так называемых «интернатах», которые часто не могут обеспечить необходимую поддержку и воспитание. Кроме того, ряд факторов приводит к тому, что государственные учреждения в образовательной и социальной сферах неспособны решить проблемы, изложенные выше.

Как разрешить эти проблемы, давно назревшие и укоренившиеся, при отсутствии адекватного управления государством?

Частично содействием таких многосторонних организаций, как ООН, ЕС, доноров (особенно Германия, Япония и Китай) и неправительственных организаций (НПО). После межэтнических столкновений в южных городах Ош и Джалал-Абад и окрестностях в июне 2010 г., Кыргызстан, очевидно, стал «горячей точкой» для международных программ по миростроительству и безопасности. Только Фонд ООН по миростроительству выделил около 4,2 млн. фунтов стерлингов в период между 2010 и 2016 годами, в тот же период Кыргызстан получил более 1,1 млрд. долларов США официальной помощи в целях развития согласно статистике ОЭСР.

Вопрос, однако, заключается в том, какие изменения эти программы производят в долгосрочной перспективе, и как они влияют на то, как сообщества справляются с конфликтами, вопросами безопасности и факторами, лежащими в их основе. К примеру, исследователь Ник Мегоран и его коллеги обнаружили, что проекты в области обеспечения мира и примирения ограничивались, во-первых, концептуальным смещением на примирение, и, во-вторых, географическим фокусом на вышеупомянутые городские центры, где, по сообщениям, люди не чувствовали враждебности и даже помогали друг другу во время конфликта. С другой стороны, и особенно в свете таких недостатков, проекты по примирению, повышению толерантности и предупреждению конфликтов и преступности, оказываются особенно важными более всего в сельских и уделённых местностях на юге Кыргызстана. Кроме того, в среднесрочный период, профилактика и предупреждение конфликтов стали более важными, чем помощь в разрешении последствий конфликта в непосредственный постконфликтный период.

Мир и безопасность на местном уровне: муниципальные инициативы, гражданское общество и государство

В моих исследованиях я рассматривал усилия различных международных и местных акторов по реформированию, укреплению или воссозданию органов, помогающих справляться с конфликтами, вызовами безопасности и преступностью на муниципальным и более высоких уровнях.

Кейс 1: Местные Общественно-профилактические центры (ОПЦ)

Британская международная НПО Saferworld, например, ведет всеобъемлющую программу по обеспечению местной безопасности, в рамках которой она, сотрудничая с кыргызстанской НПО Фонд «За международную толерантность», создает в ряде сельских администраций (айыл окмоту) рабочие группы по обеспечению местной безопасности. После прохождения обучения по анализу безопасности; планированию и выполнению конкретных мер по безопасности; и окончательной оценке (см. стр. 6 в этом отчете Saferworld), эти рабочие группы войдут в состав местных Общественно-профилактических центров (ОПЦ).

Последние были созданы в 2008 г. Законом «О предупреждении преступности» для координации различных институтов общественной жизни, таких, как, например, суды аксакалов (т.е. старейшин), женские и молодежные советы, квартальные комитеты и правоохранительные органы. Во время визитов по созданию профилей ОПЦ и последующих интервью с их представителями, последние продемонстрировали, как успешно справляются с разными проблемами, включая незаконное пересечение границы или нарушения соглашений между общинами по использованию воды, а также с такими вопросами, как ранний брак, школьный рэкет и конфликты среди молодежи. Меры, принимаемые ОПЦ, включали организацию круглых столов и других мероприятий для совместного анализа и диалога с населением и органами власти более высокого уровня, а также разъяснительные меры во время культурных и спортивных мероприятий или через брошюры и другие информационные материалы.

Кейс 2: Территориальные молодежные советы (ТМС)

Аналогичный подход применили Территориальные молодежные советы (ТМС), куда входят группы из около 30 человек в каждом из двенадцати административных районов города Ош. Вскоре после конфликта или так называемых «событий» 2010 года, активистами г. Ош и рядом НПО были сформированы группы молодых лидеров под девизом «Я – кыргызстанец», которые хотели продвигать толерантность, обмен и взаимодействие среди молодежи разных сообществ и различных происхождений. При поддержке Организации по сотрудничеству и безопасности в Европе (ОБСЕ) и Ошской НПО «ИРЕТ», представители ТМС проходили тренинги и семинары как в Кыргызстане, так и за рубежом – в Северной Ирландии и австрийской столице Вене. Для достижения устойчивости созданных молодежных команд и закрепления за ними муниципального статуса, в 2013 г. ТМС получили официальный статус как структурное подразделение мэрии города Ош и двенадцать председателей ТМС города Ош были включены в штат сотрудников Комитета по делам молодежи, который с тех пор руководил деятельность ТМС.

По сей день ТМС вносят важный вклад в мирные общественные отношения в городе Ош и районах Ошской области. В качестве позитивного примера миротворчества, модель работы ТМС г. Ош была перенята в других городах, таких как Баткен на юго-западе и Токмок на севере Кыргызстана. Один председатель ТМС объяснил, как обменные визиты между почти моно-национальными кыргызскими и узбекскими сообществами дали молодым людям возможность познакомиться с людьми, с которыми они бы не встретились иначе:

Мы все посмотрели, подружились, и своими глазами увидели, что узбеки тоже хорошие люди; что не бывает плохих наций, но только бывает плохие люди. И они также приезжали в [наш район] и бывали там, тоже видели кыргызов, какая у нас кухня, школы какие, школьники как учатся … да и мы уже подружились и до сих пор дружим.

Толерантность и разрушение стереотипов также продвигаются в творческих конкурсах и мероприятиях под названием «Ребята с нашего двора», которые предлагают площадку для выступлений и демонстрации талантов и интересов (см. фотографии ниже).

Мероприятие «Ребята с нашего двора», Ноябрь 2015 г., Фотография: Ф. Лоттхольц

На этих районных мероприятиях, а также муниципальных или национальных праздниках молодежные группы дают разнообразные спектакли, с танцами хип-хоп и брейк-данс, или даже представления о легенде Курманджан датка, предводительницы кыргызских племен XIX века и знаменитой национальной героине. Команды ТМС организовали фестивали для усиления межкультурного обмена между народами города Ош под такими названиями, как «Мы все разные, но вместе мы едины» или «Фестиваль дружбы», во время которых были сделаны презентации костюмов, блюд и фольклора этносов, проживающих на юге Кыргызстана.

Наконец, ТМС поддерживают предотвращение преступности, насилия и конфликтов через проведение разъяснительных работ и инициирование диалогов о возможных решениях таких проблем, как гендерное насилие, ранний брак или школьный рэкет, или вышеупомянутой проблемы “социального сиротства”. Представители ТМС даже организовали лагерь для молодых людей, участвовавших в школьным рэкете, и дали им ​​возможность познакомиться с потенциалом молодежного активизма и присоединиться к работе ТМС, что вызвало у них интерес и желание участвовать, по словам одного представителя ТМС. Активисты ТМС заявили, что, помимо выполнения своей миссии по продвижения мира и толерантности, они видели свою деятельность как возможность изменить к лучшему и «развивать свой город» и страну в целом, а также, как сказали другие, как возможность «развивать себя» и свои таланты, получить навыки и открыть новые карьерные перспективы.

Попытки предотвращения преступности среди несовершеннолетних, как и инициативы по снижению уязвимости молодых людей через сбор средств для нуждающихся семей и благотворительные мероприятия представляют собой большой вклад в общественную жизнь. Однако, они тоже указывают на ограничения мандата ТМС. Работая с местными советами, школами, университетами и другими властными органами, они сфокусированы на своей главной цели – помочь молодым людям в Оше справиться с их проблемами. В то же время, изменение этой ситуации в более широком смысле, например, через влияние на политику местного самоуправления и государства в разных сферах – это деятельность выходит за рамками миссии ТМС. Этот факт вызвал желание некоторых молодых активистов представлять интересы молодежи на более высоких уровнях управления, например, на сессиях Ошского городского кенеша, на общественных слушаниях или в «молодежных парламентах» на муниципальном и национальном уровнях. Последние инициативы тоже ограничены, так как организуются не чаще одного раза в год и представляют собой больше модели и симуляции, а не парламенты в настоящем смысле.

В этой связи стоит отметить достижения, достигнутые организациями на национальном уровне, включая Институт развития молодежи и сеть НПО под названием «Молодежная политика в действии». Эти акторы успешно лоббировали принятие конкретных шагов по разработке систематической национальной политики в отношении молодежи, которая учитывает нужды и способности молодежи Кыргызстана.

Такие инициативы развиваются очень позитивно, но им пока не удается влиять на выработку политики на национальном уровне и на введение институциональных реформ, так как это может привести к несогласию с властями, как продемонстрировал третий кейс в моем исследовании.

Кейс 3: Гражданский Союз «За реформы и результат»

Сеть НПО под названием Гражданский Союз «За реформы и результат» была создана после сбора почти 11,000 подписей за «Альтернативную концепцию реформы правоохранительных органов в Кыргызской Республике» представителями 28 НПО, расположенных по всей территории КР. В своих анализах я рассказывал, как активисты приглашались на консультации с разными премьер-министрами и должностными лицами Министерства внутренних дел (МВД), через которые вносили вклад в новое законодательство о сотрудничестве между милицией, местным самоуправлением и населением, а также о создании национальных органов гражданского надзора по реформированию правоохранительных органов.

Однако активисты критиковали, скорее, откровенно тот факт, что правоохранительная практика на местном уровне, а также внутренние структуры и управление аппарата внутренних дел по сути не изменились, несмотря на привлекательные меры, как переименование и реструктурирование Патрульной Дорожной Службы и других служб МВД. Проекты «Гражданского союза» на местном уровне доказали, что их подход по совместному обеспечению безопасности, в рамках которого местное самоуправление, гражданское общество и милиция работают вместе, может улучшить ситуацию в пилотных сообществах; и необходимость такого сотрудничества была даже подтверждена бывшим премьер-министром Сапаром Исаковым на недавней конференции. Но несмотря на эти усилия и позитивную реакцию со стороны властей, еще предстоит предпринять значительные шаги по фундаментальной реформе правоохранительной системы Кыргызстана, которую требуют активисты.

Активисты «Гражданского Союза» обсуждают вопросы на национальном и на местном уровнях. Фото: Гражданский Союз, Ф. Лоттхольц

Постлиберальное строительство государства: аутсорсинг и отстаивание суверенитета

Все три инициативы, проанализированные в моем исследовании, демонстрируют постлиберальный путь развития, который взяли Кыргызстан и другие страны Центральной Азии в реформах, расширении и укреплении государственных структур. Властные органы, как МВД и региональные или местные подразделения правоохранительных органов, и местные самоуправления, демонстрируют свою готовность и способность изменять структуры и практику предупреждения преступности и миростроительства на муниципальном уровне. Однако, такие изменения обычно предпринимаются при поддержке международных акторов и финансирования доноров, предоставленных НПО Saferworld и ОБСЕ в первых двух случаях, а в третьем ­– Управлением ООН по наркотикам и преступности, финансировавшем строительство новых Поселковых отделов милиции (ПОМ) в рамках своей программы по реформе милиции. Между тем, мандаты местных органов и инициатив ограничены решением проблем и превентивной деятельностью. Главная задача и ОПЦ, и ТМС – предотвращение преступности и насилия, а также продвижение мира, толерантности и приспособляемости (resilience) в местных сообществах на юге Кыргызстана. Хотя эти инициативы служат укреплению сознания о ценностях прав человека и мира среди различных культурных, религиозных и этнических групп, политические деятели на региональном и национальном уровнях не всегда действуют в соответствии с теми же самыми принципами. Другие авторы считают, что политические элиты действительно могли бы делать больше, чтобы смягчить факторы, лежащие в основе продолжающейся напряженности и экономической неустойчивости в стране.

Наблюдаются два главные процесса в этой постлиберальной ситуации. Что касается миростроительства и обеспечения безопасности на местном уровне, то мы можем наблюдать процесс передачи такой деятельности местным активистам и гражданскому обществу, а также международным партнерам и донорам, поддерживающим их проекты – привлечение соисполнителей или так называемый «аутсорсинг». В то же время официальное толкование вызовов, с которыми сталкиваются местные активисты, и мер, которые необходимо принять для их решения, остается в сфере ответственности соответствующей местной администрации (айыл окмоту, территориальный совет, акимат или мэрии), правоохранительных органов и органов внутренних дел. Последние, вместе с политическом руководством страны, таким образом, сохраняют за собой право определить, что такое единство и мир, и как они как продвигаются в Кыргызстане. Таким образом, процесс политического обсуждения в стране структурирован в строгой иерархии. В отличие от полностью открытой, доступной публичной сферы, которую можно было бы воображать в «классически» либеральном государстве, это представляет собой постлиберальный механизм упорядочения, миростроительства и строительства государства, направленный на поддержание суверенитета и безопасности режима.

Нормативные выводы такого анализа через постлиберальную линзу не являются такими простыми, как показывалось в некоторых анализах. Горячие споры вокруг будущего пути Кыргызстана и особенно языковой и культурной политики предшествовали так называемой «апрельской революции» в 2010 году и насильственным конфликтам в июне того же года. Иерархическое разделение труда в нынешней постлиберальной политике миростроительства способствует – по крайней мере, частично – предотвращению такого рода политических конфликтов и, соответственно, националистических настроений. Тем не менее, для решения вызовов, с которыми сталкиваются маргинализованные экономически, культурно или в другом плане люди, необходимы меры, обеспечивающие устойчивость жизни всех жителей Кыргызстана, за которые ответственны политические лидеры и ключевые экономические актеры. Хотя эти проблемы имеют важное значение в Кыргызстане, совершенно очевидно, что они и постлиберальная линза, способствующая их понимания, применимы ко многим другим контекстам в нынешний поздний капиталистический период.

Оригинал на английском

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments