Большая или небольшая узбекская свадьба?

Свадебные торжества – это не только радости и мечты влюбленных, гордость и общение с родственниками, но и часть экономики, и индикатор состояния общества – вмешиваться в сложное и тонкое дело свадеб или нет, решать каждой стране. В Узбекистане решили вмешаться.

30-ого марта 2018 года парламент Узбекистана принял постановление, согласно которому предлагается сокращение свадебных расходов и обрядов. Постановление включает в себя ряд предложений, нацеленных на снижение расходов семей, и предусматривает создание рабочей группы по изучению общественного мнения по этому поводу. Так, количество гостей на свадьбах предлагается ограничить до 150 человек, на свадебном плове до 200 человек, а некоторые церемонии вовсе упразднить. За нарушения предусмотрены административная ответственность и проведение разъяснительных бесед с провинившимися в махаллинских комитетах.

Данное постановление стало логическим продолжением дискуссий о расточительных свадьбах и связанных с ними торжеств, которые с новой силой разгорелись в августе 2017 года, когда во время визита в Ташкентскую область президент Шавкат Мирзиёев призвал чиновников принять меры к упорядочиванию свадебных торжеств.

Пусть весь мир узнает, что я сына женил

Узбекские свадьбы славятся своим размахом, гостеприимством и колоритом. Согласно традициям, семейные церемонии должны быть многолюдными. В общественном понимании, чем больше торжеств и чем больше гостей приходит на праздник, тем выше статус хозяев и разветвлённость их социальных связей. Поэтому, обычным делом для узбеков является торжество, рассчитанное на 400 или 500 человек, а иногда и большее количество людей.

Парадоксом является то, что, несмотря на увеличивающуюся разницу в доходах в постсоветское время, даже небогатые узбекские семьи стараются держать эту марку и поныне. Ориентируясь на яркие празднества, устраиваемые обеспеченными людьми, некоторые семьи добровольно влезают в долги, продают машину или другое имущество (включая домашний скот в сельской местности), а также экономят на собственном питании, чтобы не ударить в грязь лицом перед соседями и знакомыми. Из комментариев в социальных сетях Узбекистана видно, что скромная свадьба на 300 человек в Ташкенте обходится до восьми  тысяч долларов США. В провинциях эти цифры могут быть поменьше, но, в стране, где годовой доход на душу населения в 2017 году составил 5,8 млн. сум (эквивалентно 713 долларам США по сегодняшнему курсу), подобные траты действительно обременяют семейный бюджет. Это отчасти объясняет новую решимость властей упорядочить свадебные торжества и свести расходы к минимуму. Хотя, по мнению некоторых экономистов, свадебная индустрия – необходимая часть экономики, создающая рабочие места и стимулирующая потребление.

Работать всю жизнь ради одного дня счастья

В Узбекистане к свадьбе готовятся чуть ли не всю жизнь всем семейством. Матери невест собирают им приданое с детства, а отцы мальчиков откладывают средства и готовят жильё к расширению и принятию нового члена семьи. В связи с этим, можно вспомнить и извечную реалию жизни среднестатистической семьи в Узбекистане – ремонт (постоянное обновление или расширение жилплощади, будь то квартира в многоэтажном доме или пристройка к земельному участку). Как отмечалось в книге исследователя Рассела Занка (Russell Zanca), «свадьбы осознанно рассматриваются как центральные события в узбекской культуре – т.е., это и есть способ «делать как узбек» и «быть узбеками». Свадьбы становились своеобразной демонстрацией узбекскости, где гостеприимство рассматривается не только как эквивалент денежного состояния семьи, но и как степень её открытости, щедрости и широты души.

Впервые указ, запрещающий помпезность, чрезмерную расточительность, неуважение к народным обычаям и традициям, а также особо упомянутое «пренебрежение к нуждам живущих вокруг людей», был принят первым президентом Исламом Каримовым в 1998 году. Поскольку он не сильно исполнялся на практике, в октябре 2008 года президент издал новый указ об упорядочении торжеств. Пользуясь инструкциями сверху, СМИ, а также городские и областные администрации время от времени критиковали излишние расходы и призывали к ограничению семейных торжеств в ресторанах. В результате сократилось количество обязательных обрядов, и некоторые семьи стали проводить определённые церемонии в один день со свадьбой (ЗАГС или келин-салом – «приветствие невесты» с узб., подразумевающее знакомство невесты с родней мужа). Однако это соблюдается не всеми, и узбекам никак не удаётся сделать нормой меньшее количество гостей – расширенные семьи здесь остаются большими. Большие празднества и традиции продолжаются как в столице, так и в других городах и областях.

После критики свадеб действующим президентом в августе 2017 года, парламент начал разрабатывать проект, регулирующий проведение семейных торжеств и других событий. Постановление парламента от марта 2018 года вновь намерено положить конец расточительности. Помимо проведения мероприятий длительностью не более чем несколько часов между 10:00 до 23:00, предложено урезать количество легковых автомобилей в свадебном кортеже до двух машин, а на свадьбу приглашать не более чем одного исполнителя песен/группы музыкантов и значительно сократить количество приглашённых. В отдельном случае, администрация Ташкента опубликовала порядок проведения свадеб и потребовала, чтобы будущие узбекские невестки были освобождены от обязанности заполнить жилье жениха мебелью, коврами и кухонной утварью.

Лекарство от разводов ищите в меньшей трате для свадеб

Молодой человек развёлся с женой в Ташкенте, потому что сторона жены не подарила обещанную машину в течение трех месяцев после свадьбы
Отличием постановления является не только обеспокоенность о финансовых затруднениях народа, но и нацеленность властей на уменьшение количества разводов в стране. В последнее время государство активно противодействует разводам среди пар. Для желающих покончить с браком в Узбекистане уготовано прохождение через все круги «разводного ада», от походов в махаллинские комитеты до экспертиз примирительных комиссий и судебных решений. Некоторые случаи отличаются нелепостью, ибо каждая инстанция считает своим долгом дать людям время на примирение от 6 месяцев до года, причём это делается и в отношении тех, кто давно проживает отдельно.

Также читайте: Каждая десятая узбекская пара распадается. Власти собираются вмешаться (цифры)

В самом документе парламента о свадьбах отмечается, что “в большинстве случаях причиной разводов становятся конфликты, связанные с проведением дорогостоящих мероприятий”. Власти полагают, что избавление семей от чрезмерного финансового бремени свадеб поможет снизить количество разногласий, приводящих к разводу.

Связь быта бракосочетания c разводами прослеживается и из приватных бесед со знакомыми. Так, семья, проживающая в Ташкентской области, говорит о случаях, когда между сторонами невесты и жениха происходили ссоры по поводу недостаточно хорошего качества мебели или проявлялось недовольство по поводу приобретения ненужного пылесоса вместо ожидаемого плазменного телевизора. В другом случае, молодой человек развёлся с женой в Ташкенте, потому что сторона жены не подарила обещанную машину в течение трех месяцев после свадьбы. Схожий случай недавно обсуждался и на узбекском телевидении, когда муж подал на развод через шесть месяцев, не получив автомобиль Chevrolet Lacetti узбекского производства от отца невесты.

Что скажут люди?

Есть немало людей, отмечающих свадебные торжества скромно, по мере своих возможностей
Сенат опубликовал свой документ на портале нормативно-правовых актов для общественного обсуждения. Комментарии на сайте свидетельствуют о том, что идея ограничений в целом поддерживается, но с целым ворохом контр-предложений и критики, что показавыет, что единого консенсуса в этом вопросе нет.

Ранее проект постановления также обсуждался в СМИ, махаллях и социальных сетях. Согласно опросу, проведенному одним из интернет-изданий Узбекистана, 61% из 3333 проголосовавших, согласны с тем, что нужно запретить пышные свадьбы, считая их просто «понтами». Однако среди них есть и 27%, которые считают, что никто не имеет права ограничивать траты людей. Опрос другого источника также показывает негативное отношение большинства к роскоши (59,8% опрошенных). Мои знакомые говорят, лишь недалёкие люди влезают в долги, чтобы сыграть свадьбу, и что есть немало людей, играющих скромные свадьбы по мере своих возможностей. Но скорее всего, это зависит не столько от интеллектуальных способностей человека, сколько от бедности и места проживания. Если урбанистическая пара может позволить себе путешествие в Европу вместо свадьбы, то молодые люди в деревне, скорее всего, покорятся воле старших и традиций, хотя родители и родственники часто берут на себя ответственность за расходы.

Постановление также не совсем учитывает микроэкономику свадеб, многие предприниматели, занятые в этой и смежных индустриях, говорят о возможных больших потерях. Свадебные залы будут вынуждены поднимать цены, так как для них сокращение числа гостей означает убытки. Источники в Ташкенте говорят, что уже сейчас владельцы крупных ресторанов часто не хотят принимать малые заказы на 150 человек, а если принимают, то оформляют по цене как за 300 человек.

Такая древняя традиция, как утренний плов, тоже вряд ли уйдет быстро. Многие пользователи социальных сетей пишут о ненадобности ограничения гостей на плов. На это мероприятие обычно приглашается от 500 до 1000 мужчин, которые приходят с 5 или 7 утра. Возмущенные люди говорят, что будут делать плов по три раза, если надо. На сайте парламента некоторые комментаторы отметили, что для сельских жителей и их уклада жизни проводить плов подходит только в утреннее время, как это предписывают традиции, а не с 12:00 до 15:00.

Запретим “love story”, позволим “one-dish only”

За проведением семейных мероприятий предлагается установить общественный контроль, в том числе, со стороны махаллей и других различных общественных организаций. В прошлом проверки в г. Самарканде выявляли количество стульев в ресторанах, чтобы узнать о масштабах свадеб. Теперь кажется, будут считать не только количество стульев, но также и современные обряды, которые власти считают не соответствующими национальным традициям. Судя по всему, таковыми видятся исполнение вальса женихом и невестой, совместное разрезание торта, бросание букета, показ “love story” и “безнравственные” шоу (последние два пункта выделены в постановлении).

Скриншот постановления на сайте Сената Республики Узбекистан

Возможно, список «чуждых» ценностей расширится. Например, в Ташкенте с его более избалованным населением всегда важно не только количество, но и умение отличиться. Знакомые в столице рассказали случай, когда гостям, в дополнение к привычным для местных блюд, подали также суши. При этом выяснилось, что многие из присутствующих не знали, что такое суши и с чем их едят.

Для Узбекистана, скорее всего, существует два варианта развития событий. Отдельные чиновники не исключают принятие закона, регулирующего эту сферу, как в Таджикистане, где за нарушение предусмотрен штраф. Так, в соседней республике в 2017 году за слишком затратные праздники были оштрафованы чиновники и предприниматели на два миллиона сомони (220, 000 долларов США). Если рабочая группа, созданная парламентом, а также исполнительная власть сочтут это нужным, то с новыми правилами придётся считаться. Но есть и другой вариант из опыта Пакистана, где в борьбе с экстравагантными свадьбами был принят закон об одном блюде (One-dish law). По отдельным данным, в Пакистане это пошло на пользу лишь владельцам ресторанов, которые оставили те же цены на еду, а также привело к тому, что состоятельные люди просто откупались от полиции взятками.

Kак подсказывает история указов прошлых лет, чиновники и состоятельные люди Узбекистанa редко могут ограничиться свадьбами в 120-150 человек. Поведение элиты является эталоном, на который люди хотят равняться. Причем, не только в Узбекистане, но и во всем регионе, например, в Кыргызстане, где сами парламентарии проводят пышные свадьбы и пресекают попытки запретить их. А принятие закона вовсе не означает, что перед ним все будут равны – например, в соседнем Таджикистане, если и задерживают чиновников, то не тех, у кого есть настоящая власть (силовики) или деньги (финансовые могикане). 


Фотография двух братьев и их невест на свадьбе в Ташкенте, вошедшая в число 57 лучших снимков 2017 года журнала National Geographic. Если требования к свадьбам вступят в силу, фотографам, как Джон Стэнмейер, будет нелегко попасть на узбекскую свадьбу как “незваным гостям”. По признанию фотографа в Инстаграмме, на свадьбу он попал случайно во время прогулки по ночному городу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments