Вокруг Евразии за 60 дней – Проект “Новый Шелковый путь”

Команда из четырех энтузиастов планирует проект «Новый шелковый путь» – захватывающую экспедицию через всю Евразию, чтобы документально запечатлеть территорию, которую охватит китайская инициатива «Один пояс – один путь». В рамках экспедиции энтузиасты планируют посетить древние центры Шелкового пути и ознакомиться с другими инфраструктурными проектами будущего, включая крупные модернизированные железные дороги, морские порты, интермодальные хабы, индустриальные парки и жилые комплексы. Экспедиция начнется в июне 2018 года в Лондоне и завершится в августе в Иу (город в округе Цзиньхуа, провинции Чжэцзян КНР) – то есть прямой британско-китайский грузовой маршрут.
Посещая эти центры, знакомясь с проектами и людьми, проект нацелен описать более ясную картину изменений, происходящих на всей территории Евразии.
О том, как проект будет реализован и какие результаты ожидаются от его реализации, мы поговорили с основателем проекта, студентом из Великобритании Чарльзом Стивенсом.
В монгольской юрте

Какова миссия и маршрут вашего проекта? Каковы конечные цели?

В июне 2018 года, я с тремя коллегами из университета Сент-Эндрюса, Оксфордского университета, университета Бата и Джорджтаунского университета начнем нашу 60-дневную одиссею длиной в 10 000 миль, то есть по всему Экономическому поясу Китая из Лондона в Иу. В сотрудничестве с проектом CSIS «Reconnecting Asia», мы исследуем и оценим текущие возможности и вызовы огромной китайской инициативы, которая собирается преобразовать евразийский и глобальный экономический ландшафт.

Мы сосредоточим наше исследование на более двадцати экономических и стратегических центров Шелкового пути по всей Евразии. Мы начнем с Лондона, дальнего конца инициативы «Один пояс – один путь», и Роттердама, так называемого «атлантического порта Китая». Экспедиция закончится на юге Китая – в Иу, новом городе, где расположен крупнейший в мире оптовый рынок, и который находится в центре инициативы «Один пояс – один путь». По пути мы рассмотрим возникающие торговые точки, о которых большинство жителей Запада никогда не слышали: китайско-белорусский парк «Великий камень» в Беларуси; новый грузинский портовый город Анаклия; линия Тегеран-Мешхед, которая перестраивается в Иране китайскими компаниями; Актау, новый стратегический порт на Каспии; массивная новая дорога, соединяющая Казахстан Алматы с Кыргызстаном; и Хоргос, новый огромный железнодорожный вокзал, откуда китайские грузовые перевозки отправятся в Центральную Азию.

В Казахстане

Мы опубликуем наше исследование, выпустим документальный фильм, а также напишем научные работы для наших университетов. «Один пояс – один путь» – это проект, масштаб которого мы никогда ранее не видели. По прогнозам, на его разработку будет потрачено не менее 4 трлн. долл. США, и это затмит американский План Маршалла, которые по нашим деньгам стоит всего 130 миллиардов долларов. Все, что разработано в таком масштабе, важно для привлечения и повышения осведомленности. Вероятность того, что это окажет на нас влияние, высока. Это тем более актуально, что мировой экономический центр тяжести продолжает смещаться от Запада в Азию.

Как вы планировали маршрут? Почему, например, был добавлен китайско-белорусский парк и линия Тегеран-Мешхед?

Я планировал маршрут в 2017 году. Я хотел охватить весь масштаб проекта «Один пояс и один путь», как экономической зоны, так и инициативы, которая состоит из многих отдельных проектов. Это поможет связать теорию этого проекта и отдельными его составляющими. С развитием этого проекта, возможно, будет трудно представить его масштаб, а его понимание глазами очевидцев – одна из наших ключевых целей. Я также хотел, чтобы маршрут передавал контекст проекта. Мы расскажем об успешном сотрудничестве, а также о напряженных моментах, возникающих в двух ключевых коридоров: экономическом коридоре «Новые Евразийские экономические мосты» и экономическом коридоре «Китай-Центральная Азия-Западная Азия».

Маршрут

Мы также хотим посмотреть на разные проекты. Железная дорога Тегеран-Мешхед является важным событием. Еt электрификация свидетельствует о больших инвестициях, приходящих в Иран. Линия кредита в размере 1,5 млрд. долл., которую китайцы открыли для иранцев, является первой и самой крупной из всех инвестиций, поступивших в Иран после того, как были сняты санкции против страны в январе 2016 года. Этот кредит профинансирует проект вместе с долей в размере 200 млн. долл. США, выделенной самим Ираном. Проект важен для Ирана, так как увеличит пропускную способность, сократит загрязнение окружающей среды и сократит длительность транспортировки между двумя крупнейшими городами Ирана. Этот проект является началом более широкой электрификации иранских железных дорог, которая должна быть завершена к 2025 году и принесет значительные выгоды стране.

Что касается более широкой визуализации «Нового Шелкового пути», эта линия является частью новой Транс-евразийской железной дороги, которая должна стать альтернативой Транссибирской магистрали. Планируется, что она подключится к сети Турции, чтобы связаться с Европой, а также с сетью Центральной Азии, которая разрабатывается для связи с провинцией Синьцзян в Китае. Рост этих новых транспортных сетей невероятно увлекателен и заслуживает внимания.

Транссибирская магистраль

Китайско-белорусский индустриальный парк «Великий камень» иллюстрирует попытки Китая для облегчения доступа в Европу. Он также показывает, что «Один пояс – один путь» – это не только транспортные связи, но и более широкие инвестиции в 65 стран, с которыми он в настоящее время сотрудничает. Подобно историческому Шелковому пути, легко понять, что китайская инициатива является единственным транспортным маршрутом, рассекающим всю Евразию, и даже больше. Он включает в себя электростанции, ветряные электростанции и даже «Цифровой шелковый путь». Чтобы понять и оценить «Один пояс – один путь», нам необходимо понять, что в нем есть много отдельных элементов.

Как вы относитесь к понятию «коннективности»? Насколько отличаются китайские и европейские взгляды на Шелковый путь?

Коннективность – очень интересная концепция, а значимые экономические связи – это основа того, к чему стремится проект «Один пояс – один путь». Коннективность можно понять как нечто чисто цифровое, относящееся к Wi-Fi и онлайн-платформам, таким как Facebook, Weibo или WeChat. Понятие, однако, может иметь много разных обликов – экономический, политический, цифровой, культурный и языковой, к примеру. Я считаю, что связь становится гораздо более значимой, когда она сопровождается взаимным пониманием целей и позиций друг друга. Мы видим это в договоре об аренде между индийскими и иранскими компаниями касательно порта Шахид Бехешти в Чабахаре, который был недавно подписан. Если такого взаимного понимания нет, то коннективность рискует быть пустой концепцией, используемой политиками для риторики, а корпорациями – в рекламных лозунгах.

В то время как технологические достижения, распространение авиаперевозок и наш мгновенный доступ к обширным информационным ресурсам увеличили уровень культурного взаимопонимания, лингвистического знакомства и экономической взаимозависимости в развитых регионах, многие места нашей планеты остаются изолированными. Инициатива Китая «Один пояс – один путь» направлена на расширение экономических связей с частично исключенными из глобализации регионами и такими странами, как Казахстан, Иран и Пакистан. Некоторые из этих стран не имеют большого выбора в инвестиционном партнере и приветствуют возможности, представляемые Китаем.

Богатая история и культура Китая, частью которой является Шелковый путь, превратила китайцев в чрезвычайно гордых людей.

Что касается Шелкового пути, мы должны помнить, что китайцы, особенно китайцы-ханьцы, считают себя центром этой евразийской сети. На протяжении тысячелетий Китай управлял трибутарной, зависимой от него системой в Восточной Азии, сохраняя контроль над ней. Но этот контроль был подорван только в результате европейского колониализма и сопутствующего Века унижения. Богатая история и культура Китая, частью которой является Шелковый путь, превратила китайцев в чрезвычайно гордых людей. Инициатива Китая «Один пояс – один путь» – или ее новый «Шелковый путь» – это проявление их исторических амбиций, и, как главный фокус внешней политики Си Цзиньпина, данная инициатива является путем восстановления роли Китая как регионального и глобального гегемона. Шелковый путь, несмотря на то, что неологизм XIX века развился на Западе, представляет собой концепцию, менее абстрактную для китайцев. Китай видит себя в центре Шелкового пути. Это делает термин политическим и экономическим (не игнорируя культурные или языковые аспекты этого термина). Европа, с другой стороны, выступала в качестве конечной точки потребления предметов роскоши, включая шелк, из Китая и прилегающих регионов. Я думаю, что Европа рассматривает себя не сколько как значимого актора в развитии Евразии, а больше как конечную точку в древней торговой сети.

Новое строительство в Китае

Многие люди и товары идут с Востока на Запад и меньше с Запада на Восток – может ли Шелковый путь функционировать в обоих направлениях?

Исторически говоря, вы правы, что предметы роскоши преимущественно путешествовали с Востока на Запад, а Европа экспортировала товары и менее ценные предметы в восточном направлении. Сегодня из Китая в Европу поступает намного больше грузов по суше, но эта ситуация постепенно меняется. В прошлом году впервые было отправлено вино из Европы в Китай на поезде. Очень реалистично, что такие предметы роскоши могут путешествовать по суше с Запада на Восток. Это интересный поворот схемы в историческом Шелковом пути. В апреле 2017 года поезд отправился из Лондона в Иу – крупнейший оптовый рынок в мире – и на борту находились произведённые в Великобритании виски, витамины и другие ценные предметы. Такой экспорт из Западной Европы может увеличиваться, по мере укрепления связей. Кроме того, по мере роста китайского среднего класса он будет формулировать спрос на другие предметы роскоши. К ним относятся французское вино, итальянская кожа и британский виски. Это все предметы роскоши, которые китайцы начинают покупать в больших количествах. Пока еще неясно, будет ли перевозка по суше поездом основным способом перевозки этих товаров или нет. Это будет зависеть от многих факторов, включая доступ к более точной транспортной информации, снижение коррупции и таможенных пошлин.

Что вы, как житель Лондона, получаете от Шелкового пути?

Лондон действует не просто как энтрепот; он также является ведущим мировым финансовым центром, который может финансировать многие проекты, которые формируются вдоль основных коридоров нового Шелкового пути. Хотя Китай неохотно сотрудничает с частным сектором во многих своих проектах в рамках «Одного пояса – одной пути», лондонские учреждения должны взять на себя эту роль. HSBC, как пример, очень увлечен Шелковым путем и использует это для своего маркетинга. В первом присуждении награды New Silk Road Finance Awards от журнала Asiamoney в сентябре 2017 года этот банк был назван лучшим глобальным международным банком для «Одного пояса и одной пути». HSBC не единственный заинтересованный банк, и Black Rock, Standard Chartered и Credit Suisse рассматривают потенциальные возможности. По мере того, как китайский долг по отношению к ВВП продолжает расти, и его инвестиции становятся все более рискованными, например, в Пакистане вдоль коридора CPEC, и в Таджикистане, это создает прекрасную возможность для инвесторов в формирующиеся рынки.

The London Stock Exchange Group также играет ведущую роль в поддержке инициативы «Один пояс – один путь». Банк Китая через венгерский филиал разместил первые еврооблигации на Лондонской фондовой бирже для финансирования проектов «Один пояс – один путь». В проекте представлены около 290 компаний из 38 стран, и он смог собрать 170 миллиардов долларов на долговых рынках. Это лишь небольшая функция, которую Лондон выполняет и будет продолжать выполнять.

Какие барьеры на местах вы ожидаете увидеть и как справитесь с ними? Пограничники? Коррупция и преступный мир?

Наиболее значительным будет лингвистический барьер. Нам повезло, что Том – наш коллега – говорит на русском языке, и это сделает нашу жизнь в Центральной Азии намного проще. С нами может отправиться человек, знающий персидский язык, но пока мы этого точно не знаем. Побывав в центральноазиатском регионе в 2016 году, я знаю, что многие люди владеют английским языком, но русский язык гораздо более распространен, особенно среди тех, кто вырос в советское время. Мы также планируем найти переводчика в Китае. Это особенно поможет в провинции Синьцзян, где существует напряжение между центральными властями и коренным уйгурским населением.

Мой опыт работы с пограничниками заключается в том, что, пока вы терпеливы, вежливы и все документы у вас правильные, у вас не будет слишком много проблем. Имея с собой пачку Marlboro Golds, вы никогда не знаете, добавит ли это вам проблем или наоборот, поможет. Каждое пребывание заграницей является хорошей практикой, чтобы быть бдительным, а также нужно провести небольшую исследовательскую работу на предмет безопасности. Это должно помочь сократить количество проблем, с которыми можно столкнуться наша команда.

В Таджикистане

Что интересного можете рассказать про ваше путешествие из Пекина в Тегеран в 2016 году? Какой опыт вы получили?

Одним из любимых впечатлений было гостеприимство в Иране. Мы увидели доброжелательность почти везде, где путешествовали. В Иране люди были особенно дружелюбны. Большинство владельцы магазинов и ресторанов отказывались брать с нас плату за услуги и питание. Нам приходилось оставлять деньги на столе и быстро уезжать, чтобы нам их не вернули. Я помню, как сидел в Бойнурде, городе, расположенном к востоку от национального парка Гулистан, с мороженым в руках. Каждый раз, когда я заканчивал есть мороженое, мне давали еще одно. Они не хотели ничего взамен, даже благодарность.

Другой случай произошел с Уиллом, моим спутником, который спускался вниз с горы на велосипеде со скоростью 30 миль в час. Я ехал за ним и увидел, как белая машина подъехала к Уиллу. Водитель, не сводя глаз с дороги, протянул ему мешок с яблоками. Как только Уилл взял пакет, машина ускорилась, а водитель так и сохранил невозмутимость. Он и не думал о том, чтобы искать признания своей доброты; не было улыбки, поднятия бровей или особенного выражения глаз. Столь красивая самоотверженность! Я ранее никогда не испытывал такого выражения культуры, которая способствует столь сильному чувству общности и щедрости, особенно в отношении иностранцев. Культурные нормы могут быть достаточно мощными, чтобы пересилить экономические стимулы. Никогда не судите народ или страну, пока вы не узнаете их. Это то, чего я никогда не забуду.

Каково ваше впечатление от Центральной Азии? Как далеко регион находится от превращения в реального транзитного узла? Почему вы не включили Узбекистан в свой маршрут?

Центральная Азия – прекрасный регион. Люди добры и щедры, культура богата и аутентична, пейзаж удивительно разнообразен, а архитектура и археологическое наследие являются очень примечательными среди всей планеты. Это также регион, который еще не видел огромного притока туристов, поэтому я бы рекомендовал переместить его в верхнюю часть списка и посетить его сегодня, а не завтра.

Дорога в Кыргызстане

Путь становления региона в реальный транзитный узел будет длинным. Трудно сказать точно, но нужны триллионы для создания инфраструктуры. Это будет зависеть от того, как будет реализовываться проект «Один пояс – один путь» и другие соответствующие проекты, не столкнутся ли они с препятствиями. Например, техническое обслуживание уже стало проблемой для некоторых дорог в регионе. Кроме того, многое зависит от того, сохранят ли волю и энтузиазм политические лидеры в этих странах. Учитывая прошлые пять лет, а также прогресс, который я вижу, я надеюсь на лучшее.

Было бы интересно побывать в Узбекистане. Но мы можем уделить время, насколько это возможно, только тем проектам и регионам, которые, по нашему мнению, будут представлять наибольший интерес для нашего расследования. Приоритетом для нас было развитие западного Казахстана, Актау. Мне было бы интересно отправиться в Узбекистан в будущем, чтобы посмотреть на проекты «Один пояс – один путь», но в другой поездке.

В Туркменистане – газовый кратер Даваза

Все больше книг о путешествиях по Шелковому пути публикуются в последнее время (последняя книга – «Рассвет Евразии» – вы ее читали?). Как ваш рассказ будет отличаться от них?

«Рассвет Евразии» – следующая книга в моем списке для чтения. Я видел много обзоров о ней. Наш проект станет первой попыткой проехать по всей длине самого большого торгового маршрута в мире. Поэтому наш рассказ не только о путешествии по проекту «Один пояс – один путь», но и о самой поездке и свидетельствах из первых рук. Наш проект касается людей, чья жизнь трансформируется этой инициативой, поскольку речь идет об инфраструктуре, создаваемой в ошеломляющем масштабе. Поскольку это инициатива, которая быстро развивается, мы также сможем подготовить самые последние данные – как количественные, так и качественные.

Как люди могут поддержать ваш проект?

Пожалуйста, посетите наш сайт – http://www.thenewsilkroadproject.com – и расскажите другим о нашем проекте.

Главное в нашей цели – повышение осведомленности о происходящих глобальных сдвигах и понимание их влияния на всю нашу жизнь. Это не то развитие, которого следует остерегаться, но то, которое стоит осознать и понять.

Пожалуйста, пишите нам на [email protected] по любым вопросам и возможностям партнерства. Мы обязательно ответим.


Все фотографии автора. Фотографии на велосипедах сняты во время благотворительного марафона из Пекина в Тегеран в 2016 году.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
Вокруг Евразии за 60 дней – Проект “Новый Шелковый путь” - Union Logistics
2018-03-03 01:33:07
[…] Источник — caa-network.org […]