Реформы и ограничения: как поддержать демократизацию Узбекистана?

Узбекистан реформируется. Среди последних реформ – либерализация визового режима, отдельных отраслей, таких как туризм, а также реформа правоохранительных органов. Даже критически настроенные люди, обрадованные арестом бывшего генпрокурора Рашида Кадырова, руководившего генпрокуратурой Узбекистана на протяжении 15 лет и уволенного в апреле 2015 года, надеются на лучшее, полагая, что с исчезновением одного автократа или целого карательного аппарата, жизнь в стране наладится, а общество быстро примет ценности демократии и открытого общества.

Но любые реформы, какими бы они благими не были, не могут достигнуть успеха, пока не будут направлены на изменения общества. Общество, а не персоналии государственной власти, должны интересовать сторонников больших изменений и модернизации, так как общество, а не власть является социальным «атомом» государства.

Нефункциональная интеллигенция

За годы правления Каримова в стране сложилась особая категория людей, которая доминирует во всех сферах общественной жизни страны: от образовательных учреждений до СМИ и властных структур. Данная категория людей, монополизировавшая госуправление и общественную сферу, состоит из крайне инфантильных и социально беспомощных людей, которые с легкостью меняют своих идолов.

Идеология нового Узбекистана еще формируется, а это значит, что большинство еще не имеет четкого понимания о том, что есть истина
За два десятилетия они потеряли способность бороться за свои права, и в результате мы видим примерных приспособленцев и «гибких винтиков», особенно это наблюдается среди интеллигенции. Они постоянно публично говорят о высоких ценностях, в то время как ничего не знают о содержании этих ценностях, или просто не имеют никаких ценностей, боясь артикулировать, что именно может означать мораль, патриотизм, духовность в такой стране, как Узбекистан. Идеология нового Узбекистана еще формируется, а это значит, что большинство еще не имеет четкого понимания о том, что есть истина, а что нет, а всякие альтернативные дискуссии еще происходят в маргинальной среде. Пока, под предлогом указания президента критиковать больше и чаще, государственные СМИ ограничиваются в основном словесными осуждениями и оттачивают агрессию на случай, если понадобится борьба с «каким-нибудь угрозами».

Отсюда истекает неспособность к критическому восприятию ситуации в стране со стороны интеллигенции. Та часть интеллигенции, которая не хотела довольствоваться ролью «придворных певцов», спасла себя в эмиграции и пока не выказывает желания вернуться.

Тотальный контроль, подозрительность, стукачество сделали свое дело на десятилетия вперед. Доминирование спецслужб во всех аспектах общественной жизни, говоря словами Вячеслава Пяцуха, автора книги «История города глупого: в новое и новейшее время», привело к тому, что, «глуповцы влюбляются в своих собственных палачей».

Уповать же сегодня на эмиграционную интеллигенцию как неких спасателей страны – не слишком правильная трактовка. Как и внутреннюю интеллигенцию, внешнюю интеллигенцию затронул процесс определенной деградации, и она утратила былую силу и влияние на общество.

Загнанная же в угол внутренняя интеллигенция исполняет даже худшую роль, став проводником конспирологических представлений о мире и окружающем регионе, примитивных новостей и информации, развивая резистентность огромной части населения к прогрессивным мыслям и изменениям. Изолированность страны в течение длительного времени, блокирование мирового информационного окна и несокращающийся brain drain сделали свое дело. Надолго ли?

Неформальные отношения

Сегодня президент Узбекистана Мирзиеев позиционирует себя сильным и решительным реформатором. Последний доклад Amnesty International о соблюдении прав человека в мире в 2017 году, отмечает положительные изменения в Узбекистане. «Правительство пошло навстречу многолетним требованиям правозащитников, – освобождение сразу нескольких активистов и правозащитников в Узбекистане, которые провели долгие годы в заключении по итогам политически мотивированных судов. Также в стране было положено начало реформированию системы уголовного правосудия, включая подписание президентом указа о прямом запрете применения пыток при проведении следственных действий», отмечается в докладе организации, которая долгое время была непримиримым оппонентом режима Каримова.

Лидер и реформатор Узбекистана – не мягкотелый добрый «очкарик» или «мальчик в розовых штанишках»
«Реформы Мирзиеева идут сверху вниз, но их надо поддержать», – так считает большинство как внутри страны, так и за ее пределами. Лидер и реформатор Узбекистана – не тот мягкотелый добрый «очкарик» или «мальчик в розовых штанишках» – как говорил Руцкой про команду Гайдара и Чубайса, потерпевших поражение от грозных «дядечек и тётечек» консервативного толка. Шавкат Мирзиеев обладает всеми силами и полномочиями для даже больших реформ, и вряд ли пресловутое противостояние СНБ и других «консерваторов» может остановить стремительно набирающие ход изменения в стране. Но нельзя не признать, что эти изменения нацелены только на экономические императивы (плюс создание «либерального имиджа» перед инвесторами). Но что главнее – экономика или политика? Перейдет ли количество в качество?

Если взять экономический (количественный) аспект, то еще во времена Каримова в деле построения рыночной экономики было сделано много: большие предприятия были приватизированы, доля частного сектора повысилась, экономика диверсифицировалась. Создавался класс больших предпринимателей. Но с точки с точки зрения политического (качественного) аспекта, этот класс не сильно восставал против бюрократии и только жаловался на засилье спецлужб. Бизнес создавался и продолжает управляться родственниками и близкими людьми крупных чиновников, силовиков, а также сомнительных бандитов, как Гафур Рахимов и Салим Абдувалиев. Если силовиков сегодня и убирают из бизнеса, то система, созданная среди чиновничьей элиты, пока выглядит неприступной. Говоря словами Татьяны Становой, неформальные отношения являются всем, а формальные фактически ничем.

Как поддержать демократические реформы реальными шагами?

Уже давно разгадан рецепт успеха «богатых стран»: процветание или упадок государств обусловлены, в первую очередь, характером их экономических и политических институтов.  Узбекистан, ставший классическим примером господства экстрактивных экономических институтов должен перейти к инклюзивным экономическим институтам, где в экономических отношениях участвуют если не все, то большинство граждан, гарантируется неприкосновенность собственности, не допускаются рейдерство и любое другое отчуждение собственности. Инклюзивные экономические институты поддерживаются инклюзивными политическими институтами, которые препятствуют узким группам граждан регулировать экономику государства в свою пользу.

Для этого надо:

а) активно работать над формированием сильного и широкого предпринимательского класса, который будет функционировать не в рамках выстраивания связи с силовиками и чиновниками, а в рамках ясных и работающих законов. 

б) создавать реальные условия для политических свобод – в первую очередь, свободы слова. Перестать, наконец-то, бояться критики и не мешать публикациям критических материалов и расследований (заметьте, большинство независимых интернет-ресурсов, а также Skype и WhatsApp, до сих пор недоступны в Узбекистане).

Хорошо развивающийся бизнес частично сам стимулирует развитие и независимость журналистики (СМИ), где новые газеты и платформы опираются на финансовую базу и спрос не со стороны государственных институтов и структур, а со стороны предпринимателей и общественности. Возможно, это стимулирует рождение новых интеллектуалов, а позже и частных университетов, издательств и целого класса интеллигенции.

Взамен культа «мудрого» и «непоколебимого» Каримова наступает культ «реформаторского» Мирзиеева.

Не допустить нового культа личности

К сожалению, пока реформы Узбекистана не институционализированы – еще не наступила эпоха новых институтов, независимых СМИ, гражданского общества, демократизации. Сегодня реформы в Узбекистане даже чрезмерно персонализированы. Бывшие чиновники, журналисты, интеллигенты, аплодировавшие застойному каримовскому курсу, быстро преобразовываются в сторонников реформаторского курса Мирзиеева. Взамен культа «мудрого» и «непоколебимого» Каримова наступает культ «реформаторского» Мирзиеева.

Периодически сам сталкиваюсь с такими людьми, когда всячески просят упомянуть и похвалить «широкие реформы» президента и рассказать иностранным специалистам об огромных преобразованиях в республике. Такие настоятельные просьбы и подстраивания под трендовое слово «реформы» показывает, насколько общество само толкает себя в культ личности, причем без всякой указки сверху. Именно по этой причине, начиная от руководства, заканчивая интеллигенцией (конечно, самой активной ее частью), все должны работать над подлинным реформированием и изменением общества, избавляя его от неофеодальной шелухи.

Надо, прежде всего, уходить от позорной практики идеологического диктата над деятельностью ученых, творческих деятелей, артистов, преподавателей, ликвидировать бюрократические структуры по унификации поведения и насаждению единомыслия в различных направлениях научной и общественной деятельности. Общество должно выработать в себе критическую беспощадность по всем важным аспектам жизнедеятельности страны. Пора уже всем задавать себе самые жесткие вопросы и извлекать самые неприятные уроки ради сохранения и совершенствования узбекской экономики и общества.

 

Фото: источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments