О душанбинских автобусах или каково это – жить в столице? (фотографии)

Зелено-бело-красные автобусы и троллейбусы в Душанбе – это не только средство передвижения, но и креативный инструмент строительства нации или, точнее, воспитания идентичности новых душанбинцев. Посредством лозунгов, размещенных на автобусах, государство пытается адаптировать людей к жизни в городе и поощряет чувство принадлежности и единства.

В последних научных работах о Центральной Азии авторы все чаще фокусируются на том, что государства региона укрепляют власть за счет личной свободы граждан. Исследователи находят подтверждение этого тезиса и в Таджикистане, на примере происходящей реконструкции городского пространства в Душанбе, ужесточения политики в отношении использования национального языка, а в последнее время – и на примере поощрения определенного женского дресс-кода. Такие меры обычно рассматривались как стремление государства заполучить послушных граждан через принуждение. Однако перспектива изнутри Таджикистана показывает, что эта картина имеет свои тонкости. История бело-зеленых автобусов и троллейбусов в Душанбе показывает, что государство пытается применять и другие меры, а не только принуждение.

Нет большего богатства, чем культура (Хеҷ ганҷе беҳтар аз фарҳанг нест)

В отличие от других центральноазиатских столиц, общественный транспорт в Душанбе не раскрашен рекламами. Вместо этого автобусы и троллейбусы, медленно бороздящие широкие улицы Душанбе, покрыты красными лозунгами. Эти автобусы являются одним из символов современного Душанбе. Решение о том, чтобы покрасить общественный транспорт в цвета таджикского флага, было принято в 2005-ом году мэром города на тот момент, Махмадсаидом Убайдуллоевым. Душанбинские автобусы, в то время старые индийские ТАТА и венгерские Икарус, были перекрашены. Кроме того, администрация города заказала 90 новых российских ЗиУ и несколько более коротких китайских Huanghai в таджикских национальных цветах. Такая окраска автобусов и троллейбусов также сопровождалась увеличением маршрутов и частотой их рейсов. Эти события символизировали восстановление старой советской системы общественного транспорта в Душанбе.[i] Однако, надо отметить, что эти бело-зелено-красные автобусы и троллейбусы – это больше, чем средства передвижения.

Автобусы и троллейбусы общеизвестны, как самый медленный вид транспорта в столице. Водители могут припарковать свой транспорт перед остановкой, долго простаивать там в ожидании, пока наберется большое число пассажиров, и только затем продолжить путешествие. Так, неспеша передвигаясь по городу, эти транспортные средства являются креативным, государственным инструментом строительства нации или, точнее, воспитания новых душанбинцев (тадж. душанбегӣ) – новой городской идентичности. Этот процесс происходит не путем принуждения, а посредством социализации населения города с ценностями, которые, по мнению государства, должны быть приняты жителями столицы. Эти ценности передаются через красные лозунги, размещенные городской администрацией на автобусах.

Зачем нужна новая городская идентичность? В 90-ые годы, во время и после гражданской войны, в Душанбе произошел значительный отток интеллектуалов и образованной части населения. В то же время, пока интеллигенция эмигрировала из страны, направляясь в Россию и дальше, происходил одновременный приток населения в столицу. В частности, новые жители Душанбе прибывали с юга страны, понесшего значительные разрушения во время Гражданской войны. Через лозунги, размещенные на автобусах, государство пыталось социализировать вновь прибывших людей, интегрировать их с городской жизнью, а также продвигало чувство принадлежности и единства, подразумевая его под формой «мы», используемой в лозунгах.

Почетно быть жителем Душанбе! (Сокини пойтахт будан шараф аст!)

Надписи на автобусах сообщают о том, что жить в Душанбе – это привилегия (Наш город – наша гордость: Шаҳри мо – ифтиҳори мост). Благополучие столицы должно быть общей целью всех граждан, которым нужно совместно работать на благо города (Приближаем наш дорогой город к уровню прогрессивных столиц мира: Шаҳри азизамонро ба сатҳи пойтахтҳои пешрафтаи дунё менамоем). В этом посыле быстрое развитие Душанбе приносит надежду на будущее не только жителям столицы, но и всем гражданам, живущим в стране и за ее пределами (Душанбе – это дом нашей надежды: Душанбе хонаи умеди мост; Город Душанбе – это надежда таджиков всего мира: Шаҳри Душанбе умеди тоҷикони ҷаҳон аст). Автобусы напоминают жителям и гостям Душанбе, что столица страны – это символическое место мира, находящееся вне сильных региональных делений, сыгравших роль роль в гражданской войне (Душанбе – это город дружбы и мира: Душанбе шаҳри дӯстиву сулҳ).

Некоторые из лозунгов напоминают принципы советской эпохи. Например, некоторые автобусы стимулируют к заботе о своем здоровье (Спорт – это суть здоровья: Варзиш гавҳари саломатист). Другие автобусы напоминают о значении сохранения национальной культуры и знания истории страны (Нет большего богатства, чем культура: Хеҷ ганҷе беҳтар аз фарҳанг нест), рекомендуют заботиться об окружающей среде (Заботимся о каждом цветке, саженце и кусте: Ҳар гулу гиёҳ ва ниҳолу бутаи сарсабзро эҳтиёт намоем!). В свою очередь, взамен принятия городского образа жизни и ценностей, как сообщают автобусы, государство обязывается предоставить общественные услуги высокого качества, такие как образование, в том числе гражданское образование (Наша цель – это высокое гражданское образование: Маърифати баланди шаҳрвандӣ мароми мост).

Автобусы также обещают государственные гарантии прав и свобод человека (Люди, их права и свободы являются самыми высокими ценностями: Инсон, ҳуқуқ ва озодиҳои он арзишҳои олӣ мебошанд). Так, с точки зрения государства, лозунги на автобусах могут убеждать и способствовать воссозданию космополитического городского населения. Согласно этому видению, новая идентичность города сочетает в себе идеалы советской эпохи, таджикские традиции, а также некоторые ценности, типичные для либеральных демократий.

Спорт – это суть здоровья (Варзиш гарaви саломатист)

Пример автобусов и троллейбусов в Душанбе тоже опровергает аргумент о том, что люди склонные подчиняться политике государства, направленной на послушание через принуждение. Реакция людей на душанбинские автобусы, неспеша разъезжающие по городу, свидетельствуют о том, что на первый взгляд пассивная реакция людей необязательно означает согласие.

Таджикский язык ‘высокого уровня’ на автобусах слишком далек от таджикского, который используется в повседневной жизни
Есть две главные причины, объясняющие восприятие лозунгов на душанбинских автобусах и троллейбусах населением. Первая причина касается языка. Лозунги используют чистый и поэтический таджикский язык, известный, как адабӣ литературный. Однако, этот язык ‘высокого уровня’ часто бывает недоступным для значительной части населения города. Для большей части жителей города, которые являются преемниками советского рабочего класса, а также людей, прибывших в конце 90-ых, с более низким уровнем образования, лозунги могут звучать искусственно и непонятно. Таджикский язык ‘высокого уровня’ на автобусах слишком далек от таджикского, который используется в повседневной жизни (кучагӣ “уличный). Лозунги также непонятны для другой группы душанбинцев, которую можно назвать «новой» интеллигенцией – молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет, многие из которых закончили русскоязычные школы и, как правило, говорят лучше на русском (или английском), чем на таджикском. В обоих случаях большинство людей среди этих групп, которых я опрашивала относительно лозунгов на автобусах, изначально не понимали вопрос, так как они никогда не обращали на эти лозунги внимания. Только одна подруга, переехавшая в Душанбе для поступления в университет 10 лет назад, призналась с азартом: “До сих пор помню, как увидела эти лозунги в первый раз. Я стояла на остановке, смотрела на автобусы, которые проезжали мимо и с восторгом читала предложения, одно за другим!”

Душанбе – украшение мира! (Зеби дyнёи Душанбе!)

Вторая, еще более актуальная причина, объясняющая восприятие лозунгов, касается их содержания. Автобусы изображают картины, которые говорят про прошлое и, предположительно, будущее, но не про настоящее. Вспоминая советскую дружбу народов, душанбинские автобусы поощряют граждан уважать людей со всего мира и жить дружно (Не забудь про единство народов мира: Ваҳдати ҳалқи ҷаҳонро гум макун!). Тем не менее, Советский Союз уже больше 25 лет, как почил в бозе, а современные таджики часто подвергаются дискриминации в России. Автобусы стимулируют людей к ответственному использованию общественных благ (Рациональное отношение к воде, электроэнергии и другим богатствам: Ба об, барқ ва дигар сарватҳо муносибати сарфакорона!), в то время как в большинстве домохозяйств в Таджикистане не хватает электроэнергии и отсутствует вода. Автобусы убеждают людей о ценности образования (Нация без образования – невежественна: Миллати бехирад бесавод аcт), но уровень образования в стране неуклонно снижается. «Новая» интеллигенция считает данные лозунги слишком отстраненными от реальности, а для более низких социальных классов их содержание слишком философское и абстрактное, чтобы обращать на них внимание.

Рациональное отношение к воде, электроэнергии и другим богатствам (Ба об, барқ ва дигар сарватҳо муносибати сарфакорона!)

Это общее отсутствие интереса среди населения Душанбе говорит само за себя. Государство пытается взаимодействовать с гражданами, однако делает это неправильным путем. Не имея аудитории, государство продолжает свой монолог само с собой. Люди в Душанбе проходят мимо благородных лозунгов, не обращая на них внимания, и продолжают жить своей жизнью, которая бежит параллельно великим лозунгам государства. Красочное и выразительное городское пространство в Душанбе – это отличный материал для изучения взаимодействия между государством и гражданами. 

 

[i] В 90-ые годы общественный транспорт в Душанбе был в значительной степени заменен частными маршрутками (маршрутными такси, типичными для постсоветских стран – обычно южнокорейскими Старекс) и так называемыми совместными такси «три сомони» (обычно старыми Опель или Мерседес), которые представляют собой более спонтанный вид транспорта и дополнительный приработок для молодых людей.

Один проезд на маршрутке стоит, в зависимости от маршрута, 1-2 сомони (официально от 80 дирам до 1,6 сомони, но пассажирам редко выдается сдача), на общем такси – 3 сомони, а на автобусе или троллейбусе – 1 сомони (официально 80 дирам). 1 сомони соответствует 0,11 доллара.

Короткая автобиография автора текста и фотографий: 

Каролина Клучевска – научный сотрудник по программе Марии Склодовской-Кюри в Университете Сент-Эндрюс, Шотландия. Пишет свою диссертацию о помощи в целях развития в Таджикистане, рассматривая взаимодействие между международными и местными акторами. С 2013 года проживает в Душанбе.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments