Шелковых путей много не бывает. Центральная Азия в фокусе мировых СМИ

Председательство Казахстана в Совете безопасности ООН, начавшееся с этого года, вызвало рост интереса мировых СМИ к стране, прочно ассоциируя Казахстан с центром мира и перекрестком шелковых путей. А вообще в конце 2017 года Центральной Азии – ее расположению, туристическим достопримечательностям и культуре – было посвящено немало материалов в ведущих мировых СМИ. Кроме того, в фокусе, как обычно – автократы, коррупция и русскоговорящие боевики в Ираке и Сирии.

Обзор мировых СМИ за последние две недели

Председательство Казахстана в Совете безопасности ООН, начавшееся с нового года, вызвало рост интереса мировых СМИ к стране.

Британский Телеграф приводит довольно стандартный список достопримечательностей, которые могут заинтересовать британских туристов: сохранившиеся буддистские артефакты, мечеть Нур-Астана, конское мясо, местный Гранд Каньон, «башня, увешанная яйцом», и если денег хватит, путешествие в космос c космодрома «Байконур». Журнал «Форбс» также присоединился к восхвалению туристических красот Казахстана. Издание пишет про «семь чудес Казахстана», и туда входят: «башня, увешанная яйцом» – Байтерек, шар Нур Алем, оставшийся от ЭКСПО, театр оперы в Астане, мавзолеи в Шымкенте, молл Есентай, Кок-тобе и лыжный курорт в Шымбулаке.

О том, что Казахстан играет важную транзитную роль на современном Шелковом пути, написали сразу несколько солидных изданий. New York Times посвятила материал «сухому порту» Хоргос, который, благодаря Китаю, превратился из «конца мира» в его центр.

В ближайшие три года порт планирует увеличить объем транзита в пять раза. Автор указывает, что тесная интеграция с Китаем играет на руку президенту Казахстана Назарбаеву в его попытках сохранить баланс отношений с Москвой. Китайские проекты в Хоргосе автор назвал дорогим упражнением в социальной инженерии. Для того, чтобы обслужить Хоргос, был создан целый город – Нуркент, где сотрудникам хаба предоставляют бесплатное жилье, и хотя пока там проживает только 1200 человек, планируется, что население города возрастет до 100 000 человек. «Китайцы – «не дураки», говорит местный управляющий-казах, «бизнесмены считают свои деньги. Если они вкладывают деньги, они знают, что через пять-десять лет получат свои деньги с прибылью». Но Тереза Фаллон, эксперт из Брюсселя по китайскому проекту «Пояс – Путь», говорит, что не видит никакой экономической логики в Хоргосе и что весь китайский мегапроект пропитан больше политикой, чем экономикой.

Материал на сайте американского исследовательского института Brookings продолжает тему Хоргоса.

”Через этот ультрасовременный перекресток в конечном итоге будет проходить 2200 грузовиков и 300 небольших транспортных средств каждые 24 часа. Здесь также начинается впечатляющее шоссе с четырьмя полосами: оно станет «автомобильной трассой между Западным Китаем и Западной Европы». Правительство в Астане стремится извлечь выгоду из проекта «Пояс и Путь» – если удастся, это может помочь Казахстану перейти от среднего дохода к стране с высоким доходом. Авторы призывают США, Европейский Союз и другие крупные азиатские страны проявить стратегический интерес к Казахстану и региону.

Как и другие материалы, опубликованные по экономическим отношениям Казахстана и Китая, авторы, правда, спрашивают в конце статьи:

Казахстан был и остается частью русскоязычной сферы, наследия царской России и Советского Союза, и имеет мало общего с китайской культурой, и это обеспечивает Казахстану какой-то, возможно, временный уровень защиты, но в конечном итоге вся инфраструктура, созданная в Хоргосе, скорее всего, послужит интересам китайской машины. Может ли Казахстан разбогатеть на «новом шелковом пути» и принести процветание своему населению, не задохнувшись под китайскими объятиями?

Фотографии Шелкового пути и Казахстана появились в начале января и в журнале New Yorker.

А канадская газета The Hill Times поставила Казахстан в один ряд с Канадой, как «среднюю державу», зажатую между Россией и Китаем, а также мусульманским миром.

Жизнь в степи, на перекрестке бывших империй и религий, ориентировала казахстанскую внешнюю политику на важность сохранения дружбы со всеми соседями и содействию этнической и религиозной гармонии. Как и для Канады, открытые границы, религиозный плюрализм и мультикультурализм необходимы для политического и экономического процветания Казахстана.

Более детальный отчет также вышел в Brookings в декабре, где экономисты Всемирного банка и IFC размышляют о том, какие отрасли помогут Казахстану диверсифицировать экономику.

Казахстан сможет достичь статуса страны с высоким доходом в течение десяти лет, если экономика будет расти примерно на 7 процентов в год. Но для этого Казахстану придется приложить большие усилия, чем просто экспортировать природные ресурсы. Будет необходим структурный сдвиг в экономике в сторону роста конкурентоспособности в неторгуемых товарах и услугах. Авторы исследования считают, что учитывая географию, размер и природные богатства, к секторам с наибольшим потенциалом развития относятся пшеница, животноводство, транспорт и логистика.

Казахстан уже является одним из главных производителей пшеницы в мире, хотя наименее производительным из всех основных мировых конкурентов. Из-за роста среднего класса в Азии открываются также возможности для экспорта мяса и мясных изделий. Что касается транспортп и логистики, Казахстан является естественным транзитным коридором нового Шелкового пути, а железнодорожный и автомобильный транспорт сможет оживиться из-за сдвига производства в Китае в западном направлении в сторону от более дорогого востока страны.

Влиянию иммигрантов на экономику Кыргызстана посвящен отчет ОЭСР. По данным отчета, около 4% населения в Кыргызстане родились в других странах (в основном, Россия, Казахстан, Таджикистан), неофициальная статистика указывает на рост иммиграции и из Китая. Анализ фокусируется на том, каков экономический вклад иммигрантов в Кыргызстане на рынки труда, экономический рост и государственные финансы.

Основные выводы можно резюмировать следующим образом: иммигранты обычно не влияют на снижение рабочих мест и доходов среди коренного населения Кыргызстана, так как большая доля иммигрантов находится в пенсионном возрасте и, соответственно, меньше участвует в трудовой деятельности по сравнению с коренным населением. Экономический вклад иммигрантов – около 5%. Но они оказывают давление на государственные финансы из-за сравнительно щедрой пенсионной системы и концентрации иммигрантов среди населения, вышедшего на пенсию.

«Маленький Кыргызстан в Москве» – так называется новое видео-расследование Аль-Джазиры о коррупции, притеснениях и ксенофобии, испытываемых сообществом мигрантов из Центральной Азии в России.

Как показывает этот фильм, многим мигрантам удалось хорошо устроиться в Москве, но большинство из них также регулярно сталкивается с коррумпированной бюрократией, полицейскими домогательствами, расизмом и ксенофобией.

Еще про туристические достопримечательности и культуру.

Китайская газета South China Morning Post перечисляет пять причин посетить Узбекистан, от объектов наследия ЮНЕСКО на старом шелковом пути до монументальных мечетей. Туристический портал Bradt Guides рассказывает, что можно делать в Таджикистане, если туда съездить на неделю, две недели или месяц. ЮНЕСКО включил центральноазиатскую игру в козлодрание, известную в Кыргызстане как кок-бору и в Таджикистане как бузкаши, в список мирового наследия. National Post старается объяснить эту игру понятными словами: «это полу-поло, полу-баскетбол». Прекрасные фотографии из Казахстана и Узбекистана публикует National Geographic.

Но помимо Шелковых путей, мировые СМИ не забывают и об автократическом наследии региона.

The Guardian возмущается планами ведущего британского скульптора Пола Дея возвести мемориал в Москве Исламу Каримову. Проект финансируется правительством Узбекистана и младшей дочерью Каримова.

«На протяжении более 25 лет при Каримове произошли действительно ужасные нарушения прав человека, – сказал Хью Уильямсон из Human Rights Watch. «Возведение ему памятников – это переписывание истории, что должно вызывать серьезную озабоченность у всех вовлеченных».

Human Rights Watch также сделала официальное заявление по ситуации с известным журналистом Крисом Риклтоном, которому запретили въезд в Кыргызстан.

О кризисе в Туркменистане пишут Лука Анчески и Брюс Панниер.

Перичисляя нынешние экономические проблемы в стране, авторы пишут: «Различные экономические трудности подрывают поддержку режима среди населения: затяжная серия неудачной экономической политики проверяет пресловутую устойчивость обычных туркмен, что подтверждается случайными, но значимыми случаями массовых беспорядков». Авторы ставят под вопрос устойчивость режима и предлагают подумать над сценарием, где власти могут начать обещать (по примеру Узбекистана) либерализацию и широкие реформы. «Если нет, то, что недавно произошло в Хараре, может повториться в какой-то форме в Ашхабаде».

Между тем, новый отчет CSIS посвящен русскоговорящим боевикам в Ираке и Сирии и тому, какую угрозу они представляют для России и Центральной Азии.

Несмотря на то, что цифры варьируются от источника к источнику, можно предположить, что по меньшей мере 8500 человек из этих пяти стран Центральной Азии и России отправились воевать в ряды ИГИЛ.

Отчет фокусируется на нескольких факторах: 1) История репрессированных государством мусульман в Центральной Азии, которая привела к радикализации группы людей 2) Некоторые мигранты из Центральной Азии, проживающие в России, также оказались восприимчивыми к радикализации. 3) С 2011-2016 гг. Федеральная служба безопасности России (ФСБ) и местные власти способствовали перемещению сильно радикализированных русскоязычных иностранных боевиков с Северного Кавказа в Турцию и, в конечном счете, в Сирию. 4) Крупные русскоязычные диаспоры в Турции способствовали перемещению боевиков в военное поле. 5) В первые годы сирийской гражданской войны турецкие разведывательные службы способствовали перемещению русскоязычных иностранных боевиков в Сирию, чтобы использовать их в качестве боевой силы суннитов, способной уничтожить Асада 6) В результате внутренних терактов и усиления международного давления Турция перешла к политике задержания и содействия неофициальной «депортации» русскоязычных иностранных боевиков. Многие уехали в Украину, а не в Россию, и движение в новые страны, такие как Египет, растет. 7) Иностранные боевики с Северного Кавказа сыграли значительную роль на поле боя в Ираке и Сирии, занимая руководящие должности в ИГИЛ и Аль-Каеде.

В результате из предполагаемых тысяч людей, которые выехали из России и Центральной Азии, только около 900 вернулись в свои страны происхождения. Русскоязычные боевики, которые приобрели навыки и авторитет в боевом пространстве, могут искать убежища в крупных русскоязычных диаспорах в Турции, Украине и по всей Европе.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
"Будущее будет евразийским". Центральная Азия в фокусе мировых СМИ - Central Asia Analytical Network Central Asia Analytical Network
2018-01-30 02:50:57
[…] […]