Казахстан vs Кыргызстан: факты о реэкспорте

Реэкспорт (entrepôt trade) – это, по сути, экспорт товаров, не произведенных страной. Реэкспорт это часто главный источник доходов стран, называемых перевалочными центрами, торговыми и географическими хабами.

Нидерланды и Сингапур являются основными странами-реэкспортерами, которые учитывают объемы реэкспорта в своих данных. Большая часть товаров, импортируемых из Китая этими странами, предназначена для других стран. В число других крупных стран-экспортеров входят Бельгия, Германия и США, где более 10 процентов экспорта является реэкспортом. Дубай стал главным центром реэкспорта для всего ближневосточного региона.

…например, учитывается 1200 таджикских машин, которые идут через пропускной пункт Иркештам — во всех накладных Таможенной службы Китая пишется, что точка назначения машин Кыргызстан...
Гонконг с его стратегическим расположением, хорошо развитой отраслью торговли услугами и сложной финансовой системой зарекомендовал себя как важный центр международной торговли между Китаем и остальным миром (до недавнего времени до 20% в рост ВВП Гонконга вкладывал реэкспорт, и реэкспорт занимал до 95% от всего экспорта). Гонконг был фронт-офисом, а материковый Китай – бэк-офисом такой стратегии.

Рост реэкспорта происходит по всему миру, это легко проверяется, так как объем мировой торговли растет быстрее, чем объем мирового экспортного производства.

В рамках соглашения о свободной торговле реэкспорт часто происходит, когда один из членов имеет более низкие тарифы с внешними странами, а затем реэкспортирует тот же товар другому партнеру в торговом соглашении.

Реэкспорт может использоваться в ситуации, когда одна из стран находится под санкциями. Например, Объединенные Арабские Эмираты могут реэкспортировать товары в Иран в обход торговых санкций США против него. Точно также страны ЕАЭС могут заниматься реэкспортом в Россию, находящуюся под санкциями.

Реэкспорт состоит из иностранных товаров, экспортируемых в том же состоянии, в котором были импортированы. То есть, реэкспорт не предполагает дальнейшей обработки или преобразования товара, который был импортирован.

Например, Финляндия импортировала сырую нефть из Советского Союза в рамках соглашения о двусторонней торговли между этими двумя странами и перерабатывала нефть на экспорт в другие страны Западной Европы, в то время как Советский Союз не собирался продавать нефть этим капиталистическим странам.  Но это не было реэкспортом, поскольку сырая нефть была доработана до продажи. Если Кыргызская Республика импортирует комплектующие из Китая и делает из них продукт, отправляемый на экспорт в страны ЕАЭС, это не является реэкспортом.

При работе с данными о торговле крайне важно вычесть реэкспорт из обычного экспорта, чтобы получить конечную стоимость экспорта. Это необходимо, потому что реэкспорт не претерпевает никаких добавочных процессов, поэтому его нельзя считать экспортом страны.

Если одна сторона, в нашем случае Китай, «наносит серьезный ущерб отечественного производству», этот вопрос должен решаться путем выработки политики Союза и со всех сторон, а не введения протекционистской политики в одной...
Латвийские исследователи провели исследования реэкспорта в своей стране на фирменном уровне по очень подробным товарным категориям. Подход такой: если конкретное предприятие экспортирует и импортирует один и тот же продукт в течение определенного года, реэкспорт определяется как наименьший из двух торговых потоков. Это позволяет оценить уровень реэкспорта Латвии по товарным группам, странам происхождения и странам назначения, что также приводит к полезным выводам о экспорте внутри страны.

Причины реэкспортной торговли многогранны. Чаще всего это географическое расположение, наличие транспортных узлов или больших гаваней. Также на этот вид деятельности влияет информационная асимметрия, стремление уклониться от налогов и тарифов.

Реэкспорт – это часть такого феномена, как косвенная торговля. Косвенная торговля – это когда страна А не имеет то, что хочет страна Б, поэтому страна А торгует со страной С, чтобы получить товар, который хочет страна Б. Страна С часто имеет удобное месторасположение и значительные складские и таможенные ресурсы, где можно проконтролировать качество товаров, а также разделить партии в разные адреса и провести торги.

Таким образом, реэкспорт это часть стратегии развития многих, в том числе развитых стран мира.

Как отличить реэкспорт от контрабанды

Реэкспортом часто занимаются крупные официальные предприятия, которые импортируют товары через официальные каналы и экспортируют через сложную цепочку распространения. В определенных странах реэкспорт проходит через неформальные механизмы.

То есть, если импорт ввозится легально, экспорт (реэкспорт) осуществляется контрабандой (нелегально). Для осуществления контрабанды в больших масштабах в Центральной Азии, где пограничный контроль особенно строго осуществляется из-за наркотрафика и другого незаконного трафика, в это должны быть вовлечены чиновники высокого ранга с обеих сторон.

Таким образом, контрабанде способствуют институциональные слабости, неформальные сети, клановость, коррупция и бюрократия на таможне. Контрабанда является ответом на серьезные искажения политики и репрессивная политика не всегда может эффективно бороться с контрабандой, если есть сильные экономические стимулы и социальные условия для ее осуществления. Масштабам и факторам контрабанды в Центральной Азии посвящено не так много исследований и поэтому достоверных оценок ее нет.

Конкуренция за торговые пути в Центральной Азии?

Вернемся к нашим баранам. Понимать природу реэкспорта важно в свете текущего кыргызско- казахского конфликта, где Казахстан обвиняет Кыргызстан в реэкспорте и считает упущенную прибыль от таможенных платежей. Упрощенное применение «зеркального метода» для оценки объема реэкспорта (или «контрабанды», что также часто упоминается) показывает, что расхождения в экспорте и импорте с Китаем существуют как у Кыргызстана, который давно сделал фокус на реэкспорте как части своей стратегии развития, так и Казахстана, который только недавно стал конкурентом Кыргызстану из-за бурного роста торговли с Китаем на Хоргосе, где (удобное географическое расположение!) проходят тонны грузов из Китая, предназначенные в Россию и ЕС.

Предложения казахстанских экономистов «инициировать трехсторонние консультации таможенных органов “Китай-Казахстан-Кыргызстан” для налаживания информационного обмена данными внешней торговли на этапе проведения таможенных операций и предотвращения занижения таможенной стоимости и количества при растаможке в Казахстане и Кыргызстане» вряд ли реализуемы. Аналогичная комиссия начала работу в прошлом году между Китаем, Казахстаном и Россией и хотя утверждается, что Россия смогла уточнить данные о торговле с Китаем, у нее по-прежнему есть расхождения не только с Китаем, но и другими странами: Финляндией или Германией, например.

Реэкспорт – это не обязательно контрабанда, а расхождения в зеркальной статистке – это и расхождения в методах учета, и транзит в через территорию Кыргызстана, и завышение китайскими партнерами стоимости своего экспорта.
Ситуация с Китаем, конечно, уникальна, из-за большого объема торговли (в том числе онлайн) и широкого ассортимента товаров, а также методологии. В 2011 году Государственная таможенная служба Кыргызстана всерьез начала заниматься вопросами расхождений в зеркальной статистике. Как отмечал, будучи в то время председателем таможни КР, К. Кулматов, «например, учитывается 1200 таджикских машин, которые идут через пропускной пункт Иркештам — во всех накладных Таможенной службы Китая пишется, что точка назначения машин Кыргызстан. Власти Китая видят точку отправления в Китае, а точку назначения границу КНР. И естественно, что та часть груза, которая уходит в Узбекистан, Казахстан и Таджикистан, отображается как часть, уходящая в Кыргызстан. И поэтому все те суммы, на которые ввозится товар на территорию КР, показаны Китаем в объеме внешней торговли между нашими странами».

Бывший зам. министра финансов, член экспертного совета НБКР, Рафкат Хасанов считает, что другая мера казахстанских экономистов – «применение Казахстаном временных специальных защитных мер ВТО на 200 дней в виде квот на импорт по 22 товарным позициям легкой промышленности, ввозимым с территории Кыргызской Республики ввиду серьезного ущерба отраслям отечественного производства Казахстана» – является явно протекционистской мерой, которая в корне противоречит природе таможенных союзов и единых экономических пространств.

«Это вопрос многосторонних отношений, а никак не односторонних. Вопросы введения определённого порядка таможенного декларирования, таможенного учета, превентивных мер должны решаться на уровне Евразийского экономического союза. Если одна сторона, в нашем случае Китай, «наносит серьезный ущерб отечественного производству», этот вопрос должен решаться путем выработки политики Союза и со всех сторон, а не введения протекционистской политики в одной».

Какой ущерб экономике России, Казахстана или Кыргызстана приносит реэкспорт? Если есть такие расчеты, то должна быть закрыта граница, а этот реэкспорт должен рассматриваться как нелегальная торговля. Но, как мы уже писали, реэкспорт – это не обязательно контрабанда, а расхождения в зеркальной статистке – это и расхождения в методах учета, и транзит в через территорию Кыргызстана, и завышение китайскими партнерами стоимости своего экспорта.

Пока ситуация, которая никак не комментируется официальными лицами Казахстана и России, а также Комиссии ЕАЭС, больше похожа на спекуляцию и откровенную демонстрацию узких интересов.

Дордой базар в Бишкеке. Автор: Vmenkov. CC-BY-SA-3.0,2.5,2.0,1.0

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments