Почему поссорились два президента, или что действительно мешает региональной интеграции?

Пока страны Центральной Азии делают обнадеживающие совместные заявления, воодушевленные новой «открытой» узбекской дипломатией, президенты двух братских стран –Казахстана и Кыргызстана — начали ссору, которая грозит перерасти в более серьезный конфликт.

В том, что это — «президентская ссора», не стоит сомневаться, так как все крутится вокруг словесной перепалки двух президентов – Нурсултана Назарбаева и Алмазбека Атамбаева.

Перепалка на высшем уровне

19 сентября президент Казахстана Нурсултан Назарбаев провел встречу с одним из главных кандидатов в президенты соседней страны – Омурбеком Бабановым, а 22 сентября обронил, что “объём экономики Алматы в два раза превосходит ВВП Грузии и почти в пять раз ВВП Кыргызстана и Таджикистана”.

Атамбаев открыто поддерживает своего кандидата – Сооронбая Жээнбекова, и 7 октября обрушился с обидой на Казахстан со своей знаменитой речью, в которой не удержался от замечания в сторону Назарбаева, обратив внимание на его преклонный возраст, а также незначительные социальные достижения (низкие пенсии и высокие тарифы), несмотря на большой объем ВВП. Вывод кыргызский президент сделал обличающий, достойный настоящего «казахского оппозиционера» — «потому что богатства Казахстана разворовывают».

Власти обменялись резкими нотами, заявляя решительный протест: кыргызская сторона обвинила  Астану в попытке повлиять на «выбор народа Кыргызстана и вмешательства во внутренние дела Кыргызской Республики», а казахская сторона назвала слова Атамбаева «безответственными, провокационными по своей сути и ложными утверждениями в предвыборных целях».

Хотя обе страны являются членами ЕврАзЭС, казахстанские пограничники усилили контроль над потоком людей и товаров со стороны Кыргызстана на пропускном пункте «Кордай», что привело к скоплению большого числа людей на границе, которым даже пришлось установить палатки. Попытка достижения быстрого компромисса, предпринятая молодым премьер-министром Кыргызстана Сапаром Исаковым, не удалась. Хотя Исаков и cмог переговорить с Назарбаевым, казахстанская сторона наотрез отказалась подтверждать как наличие переговоров, так и урегулирование конфликта.

13 октября Атамбаев на церемонии открытия многоквартирных домов для военнослужащих не остался в стороне и от проблемы на границе и пообещал, что кыргызский народ «никогда не испугается 3-дневной блокады и никогда, ни за какие деньги, ни под каким-то давлением и угрозами не изберет зарубежных шестерок».

Хотя риторику кыргызского президента традиционно нельзя назвать дипломатичной, а в памяти еще живы перепалки Атамбаева и Каримова, в данном конфликте интересна резкая реакция казахстанского президента, который, напротив, обычно предпочитает держать дипломатичное молчание. Но казахстанско-кыргызский конфликт, в отличии более других более острых конфликтов (Узбекистан-Таджикистан или Узбекистан-Кыргызстан), имеет более вялотекущую природу и в центре его не только национальные, но и элитные интересы.

Олигархи или инвесторы?

После двух революций слово «олигарх» в Кыргызстане приобрело стойкий негативный оттенок. «Казахский олигарх» — подавно превратился в страшилку.
После двух революций слово «олигарх» в Кыргызстане приобрело стойкий негативный оттенок. «Казахский олигарх» — подавно превратился в страшилку. Две «братских» страны, действительно, несопоставимы по масштабам экономики, и со времен независимости казахстанские бизнесмены всегда особенно ревностно следили за кыргызским рынком. Небольшое расстояние между столицей Кыргызстана и крупнейшим казахстанским мегаполисом Алматы, обуславливавшее низкие транспортные затраты, имеющиеся возможности арбитража (спекуляций) из-за разности цен и валютных курсов, а также низкие тарифы и «зыбкие» правила игры привлекали в Кыргызстан казахстанский капитал. Горнодобывающий и банковский секторы, розничная торговля, туризм на Иссык-Куле – экономические и торговые связи между двумя странами всегда были тесными, но казахстанский капитал, конечно, играл лидирующую роль.

Торговые конфликты между странами также были частым явлением во времена до вступления Кыргызстана в ЕврАзЭС. Пользуясь статусом члена ВТО, Кыргызстан вел активную торговлю на реэкспорте товаров из Китая в Казахстан и Россию. Казахстан – второй по значению экспортный рынок для Кыргызстана после Швейцарии (куда уходит, в основном, золото — главный экспортный товар КР). Примерно 20% всего экспорта Кыргызстана направляется в Казахстан. И хотя торговое сальдо — в пользу Казахстана (по данным кыргызской статистики, в 2015 году казахстанских товаров было экспортировано в Кыргызстан на сумму 550 млн долл, а импортировано всего на 237 млн долл), следуя логике Атамбаева, возможно, что эта разница и менее значительна, чем должна была бы быть, если бы Казахстаном «управляли более умело».

Вступление Кыргызстана в ЕврАзЭС серьезно переформатировало его экономику и привело к перераспределению доходов, что, похоже, и осложнило внутреннюю политику, и обострило интересы инвесторов. По крайней мере, стали более заметны российские и китайские инвестиции, а казахстанские (когда-то Казахстан был инвестором номер один в Кыргызстане) пошли на снижение.

Частые национализации в Кыргызстане так или иначе затрагивали интересы казахстанских бизнесменов – от пансионатов на Иссык-Куле до месторождения золота «Джеруй». Последнее стало настоящим «яблоком раздора» — казахстанская компания Visor лишилась лицензии после революции 2010 года лет и безуспешно требовала компенсации в течение пяти лет, пока месторождение не перешло в руки российской компании «Восток геолдобыча». К этому проекту имеет отношение кандидат в президенты Омурбек Бабанов, уроженец Таласской области, где расположен Джеруй. Бабанов, по собственным словам, уговорил российского инвестора вложиться в месторождение, а уж те и заключили мирное соглашение с Visor.

Из-за этого, в том числе, Бабанова обвиняют в том, что он представляет казахский бизнес в кыргызских коридорах власти, и даже имеет гражданство Казахстана, так что ему пришлось лично отвергать обвинения.

В результате революции 2010 году кыргызы, по утверждению Атамбаева, подавили клептократию и олигархический капитал в зачатке
Природа капитала выделяет Кыргызстан по сравнению с другими странами региона. В результате революции 2010 году кыргызы, по утверждению Атамбаева, подавили клептократию и олигархический капитал в зачатке. Выставление своего главного оппонента олигархом – в связке с олигархическим Казахстаном – безусловно, краткосрочный политический аргумент. Но противопоставление Кыргызстана как единственной демократии региона уже пустило более глубокие корни.

Островок демократии

Близкое расстояние, экономические интересы и очевидные прорехи в безопасности Кыргызстана обуславливает активный интерес Казахстану к состоянию внутренних дел в Кыргызстане и дает основания Атамбаеву делать громкие заявления о «вмешательстве соседних стран». Такой выбор нарратива (критика внешних акторов) стремится показать электорату, что Атамбаев опирается только на национальные интересы.

Преследуя национальные  и сугубо внутренние цели, Атамбаев редко высказывается по поводу регионального сотрудничества. Выделяя или отделяя Кыргызстан от своих соседей, прежде всего, на основании того, что это более развитая демократия, Атамбаев предостерегает, что «некоторым странам в регионе не нравится выбранный путь парламентской демократии», а «некоторые лидеры думают, что мы даем плохой пример их народам».

В недавней статье «Гардиан» о президентских выборах Кыргызстан называют «демократической аномалией в регионе со стареющими автократами и сфальсифицированными выборами». Британская газета приводит слова одного из западных дипломатов, находящихся в стране: «Это будут самые свободные и честные выборы в истории Центральной Азии. В любом другом  месте региона единственная интрига выборов заключается в том, наберет ли действующий президент 99% или 105% процентов голосов, тогда как здесь мы серьезно не знаем, кто победит».

Действительно, ли страны региона вышли на расходящиеся траектории? Даже если этот аргумент сторонникам региональной интеграции всегда казался натянутым, текущий конфликт показывает, что региону нелегко будет найти общую площадку и конкуренция (прежде всего, политических и бизнес-элит, которые во всех этих странах тесно сплетены) – реальная угроза региональному сотрудничеству.

Что с региональным сотрудничеством?

Может ли вообще конфликт быть улажен путем регионального диалога? Или нужно вмешательство третьего игрока – например, той же России, которая в целях защиты стабильности ЕврАзЭС может торжественно помирить двух президентов (или Назарбаева с новым президентом Кыргызстана, кто бы он ни был).

Сам Назарбаев не спешит исполнять функцию медиатора. Предложив много лет назад Центральноазиатский Союз, он, похоже, потерял к нему интерес и озабочен другими вопросами – передачей власти и состоянием экономики. А учитывая насколько в Казахстане переплелись национальные и элитные интересы, здесь будут, скорее, настороженно наблюдать за развитием и в Узбекистане.

Если даже казахстанские бизнесмены видят потенциальные инвестиционные возможности  в Узбекистане, они, ослабенные экономическими трудностями, опасаются конкуренции, поскольку Узбекистан сейчас стремится к развитию собственной бизнес-элиты. Интересно, что заявления некоторых олигархов из Узбекистана, таких как Алишер Усманов или Фаттах Шодиев, о том, что они будут инвестировать в Узбекистан, демонстрируют их государственный патриотизм (и связь с узбекской идентичностью).

Новые усилия властей Узбекистана, в первую очередь, направлены на Запад в надежде на внешние инвестиции. Другие страны региона приветствуют эти усилия, но они также с подозрением относятся к ним. Они не полностью доверяют новому (старому) правительству и понимают, что теперь могут столкнуться с более жестким конкурентом. Сам узбекский президент пока благоразумно выдерживает доброжелательную и чрезвычайно дипломатичную позицию. Мирзиёев позиционирует себя «младшим партнером» для Назарбаева и даже для президента Таджикистана Рахмона, поскольку он моложе и, конечно, также потому, что во многих предыдущих случаях он был на вторых ролях в глазах этих президентов в качестве узбекского премьер-министра.

Как сложатся отношения новых лидеров Центральной Азии, имеет первостепенное значение. Пока простые люди радуются открытию границ и возможности посещать «братские» страны, эти связи, к сожалению, находятся в сильнейшей зависимости от росчерка чьего-то пера.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
Почему поссорились два президента, или что действительно мешает региональной интеграции?
2017-10-15 19:54:22
[…] http://caa-network.org/archives/10495 […]