«А вы инвестируете в таджикские бонды?» Центральная Азия в фокусе мировых СМИ

«А вы инвестируете в таджикские бонды?» спрашивает ресурс для инвесторов ValueWalk.

«Таджикистан входит в число беднейших стран Азии с годовым ВВП на душу населения в 968 долл. США. Считается, что самым крупным источником иностранных доходов является торговля наркотиками, поскольку нация разделяет границу с крупнейшим в мире производителем опиатов — Афганистаном. Трудовые мигранты в России также являются твердым источником иностранной валюты. Основная отрасль — алюминиевый завод, хотя сама страна не имеет бокситов для добычи и зависит от импорта. Потребность в больших объемах электроэнергии для производства алюминия является предполагаемой причиной выпуска долговых ценных бумаг — десятилетних облигаций на сумму 500 млн. долл. США со ставкой 7.125%.

Учитывая все эти очевидные риски, вы бы одолжили Таджикистану?
Презентация для инвесторов включала десять слайдов по потенциальным рискам в Таджикистан. К ним относятся: потенциал социальных беспорядков, зависимость от хороших отношений с Россией и Узбекистаном, слабая банковская система, очень низкий уровень иностранных резервов, относительно высокий долг к ВВП. Тем не менее, рисковые инвесторы готовы игнорировать эти факты ради хорошей прибыли. Украина (тоже с рейтингом B-rated) только что продала пятнадцатилетние облигации на 15 миллиардов долларов. Для держателей облигаций Таджикистана потенциальные пути к дефолту очевидны. Средства могут быть растрачены президентом страны. Президент может быть смещен народным восстанием. Плотина никогда не может быть построена или построена с задержками из-за перерасхода средств, технических трудностей или отсутствия финансирования. Российские и китайские инвестиции могут иссякнуть. США могут озаботиться торговлей наркотиками и наложить санкции в отношении Афганистана и Таджикистана. Таджикистан может исчерпать терпение своих кредиторов и не сможет перефинансировать свои долги. Учитывая все эти очевидные риски, вы бы одолжили Таджикистану?»

В центре внимания – Узбекистан. The Diplomat пишет о предстоящей ноябрьской конференции ООН в Ташкенте, куда приглашен генсек ООН Гуттериш.

Сердце Центральной Азии может способствовать позитивным изменениям во всем регионе.
«На Узбекистане сейчас возлагают больше надежды, чем когда-либо. Сердце Центральной Азии может способствовать позитивным изменениям во всем регионе. Восстановление двусторонних отношений — это всего лишь одна часть этой головоломки, вторая — появление в Ташкенте разворота на многостороннее сотрудничество. Поскольку Ташкент стремится играть более важную и активную роль в регионе, он планирует провести в начале ноября большую конференцию высокого уровня, проводимую под эгидой ООН и совместно с Региональным центром ООН по превентивной дипломатии (UNRCCA) и Управлением ООН по наркотикам и преступности (ЮНОДК). 10-11 ноября в Самарканде состоится конференция под названием «Центральная Азия: совместное прошлое и общее будущее, сотрудничество в интересах устойчивого развития и взаимного процветания». Концептуальный документ и проект программы для ноябрьской Самаркандской конференции демонстрирует амбициозную повестку, призванную выделить несколько важных вопросов, касающихся безопасности и развития в центральноазиатском регионе. Конференция, согласно концептуальному документу, станет форумом для «открытого обмена мнениями по текущим проблемам безопасности и устойчивого развития в регионе», а также сосредоточит внимание на разработке решений и определении «конкретных перспективных направлений» для укрепления межрегионального сотрудничества и привлечения международной поддержки и инвестиций. Среди вопросов, на которые организаторы надеются выступить с конференцией, входят пять ключевых областей: региональная безопасность с уделением особого внимания борьбе с терроризмом и торговлей наркотиками; Афганистан; региональное сотрудничество в политической, торговой, коммуникационной и гуманитарной сферах; решение проблемы катастрофы в Аральском море и других региональных водных проблем; и, наконец, международная помощь в Центральной Азии».

Что будет, когда уйгурские джихадисты вернуться в Китай? Об этом пишет статья Defense One.

Жесткая политика, принятая Коммунистической партией Китая, только усугубляет проблему.
«Уйгуры западного Китая составляют коренное этническое меньшинство суннитских мусульман в стране. Теперь, когда ИГИЛ рушится, кажется неизбежным, что некоторые из уйгурских боевиков вернутся в Китай. ИГИЛ и лидеры «Аль-Каиды» часто критиковали Китай за политику, дискриминационную в отношении мусульман. Один из журналов ИГИЛ опубликовал статью с лидером ISIS Абу Бакром аль-Багдади, в которой утверждается, что права мусульман в Китае «насильственно нарушаются». Китай не может позволить себе дальнейшую нестабильность в Синьцзяне. Но жесткая политика, принятая Коммунистической партией Китая, только усугубляет проблему. Китайское правительство с помощью гнетущей политики во многом способствовало росту уйгурской идентичность и усилило радикализацию: запрет на некоторые религиозные имена для уйгурских детей, ограничение мужских бород, ограничение соблюдения Рамадана и предоставление преференциального режима китайским ханьцам — самой большой этнической группе в Китае, на долю которой приходится более 90 процентов общей численности населения — в сфере занятости и образования. Власти поддерживают жесткий контроль над остальным уйгурским населением в Синьцзяне и, вероятно, будут продолжать делать это посредством репрессивных мер, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Но это может только усилить внимание транснациональных джихадистов, и Пекин вскоре может оказаться в средоточии религиозно мотивированного, ожесточенного возвращения иностранных боевиков».

Натали Коч пишет для PONARS об отношениях Катара со странами Центральной Азии.

Развертывание новой стратегии Катара может разочаровать центральноазиатские элиты, так как ей движет политика, а не экономика
«Отношения между государствами Центральной Азии и арабскими монархиями Персидского залива быстро росли за последнее десятилетие. Катар предпринимает все больше усилий по укреплению двустороннего сотрудничества с Таджикистаном, Туркменистаном и Казахстаном. В 2008 году страна открыла свое посольство в Астане, вскоре после того, как Казахстан открыл свое в Дохе в 2007 году. В Туркменистане находится посольство Катара, но в Дохе его нет, в 2012 году были открыты взаимные посольства Таджикистана и Катара. Эти растущие политические и экономические связи между Катаром и Центральной Азией поднимают ряд вопросов. Почему Катар заинтересован в развитии двусторонних отношений в регионе? Региональная блокада Катара, начавшаяся в июне 2017 года, ставит новые вопросы об эффективности его «мягкой силы» перед лицом территориальных угроз. Развертывание новой стратегии Катара может разочаровать центральноазиатские элиты, так как ей движет политика, а не экономика, и надежды на катарские инвестиции могут не оправдаться».

Победители и проигравшие туркменской Азиады – об этом пишет RFE/RL.

Команда Туркменистана, возможно, выиграла, но народ Туркменистана проиграл
«Спортсмены Туркменистана, которые никогда не выигрывали медали на каком-либо крупном международном спортивном мероприятии, вышли на первое место с большой разницей. Туркменские спортсмены завоевали 245 медалей (89 золотых, 70 серебряных и 86 бронзовых), легко опередив 31 другую команду, включая Китай, Южную Корею, Индию, Иран и Японию. Китайская команда завоевала 97 медалей, заняв второе место (по количеству золотых медалей). Расходы на Азиаду составили не менее $ 7,3 млрд. Еще больше денег было потрачено на вспомогательные услуги, в том числе на питание и новые автобусы для перевозки посетителей, поэтому окончательная стоимость может быть и 9 или 10 миллиардов долларов. Для сравнения, сметная стоимость строительства ТАПИ составляет около 10 млрд. Долл. США. Команда Туркменистана, возможно, выиграла, но народ Туркменистана проиграл, и будет продолжать терять многое из-за тщеславия и расточительности Аркадага».

Два отличных расследований, фокусирующихся на Центральной Азии. Одно – об исламской оппозиции в Таджикистане. Другое – о борьбе казахстанского режима с бывшим министром и банкиром Мухтаром Аблязовым. Must read!

Айжан Шаршенова в статье для Central Asia Survey рассматривает вопрос о том, подрывает ли сотрудничество Китая со странами Центральной Азии усилия ЕС и США по продвижению демократии.

Китай демонстрирует, что демократия не является необходимым условием процветания, верховенства закона и социального благосостояния
Выводы подтверждают, что Китай действительно бросает вызов западным усилиям, но косвенно. Во-первых, предоставление существенной и безусловной финансовой помощи Китаем конкурирует с помощью Запада, оказываемой с условиями политических реформ, и показывает ту в негативном свете: как посягательство на суверенитет. Во-вторых, Шанхайская организация сотрудничества создает институциональные средства, с помощью которых полуавторитаризм государств-членов легитимируется и бросает вызов западным усилиям в продвижении демократии и прав человека. Наконец, в силу своего собственного примера Китай демонстрирует, что демократия не является необходимым условием процветания, верховенства закона и социального благосостояния.

На тему регионализма Китая и России рассуждает статья в International Affairs, журнале Оксфордского университета.

Анализируя главные региональные инициативы Китая и России, Новый Шелковый Путь и Евразийский Экономический Союз, эта статья утверждает, что у Китая и России разные взгляды на регионализм и различные взгляды на то, как должен быть организован региональный порядок. «Китай определяет регионализм в функциональных, а не территориальных терминах и рассматривает его проект как всеобъемлющий. Правящая элита Китая рассматривает Новый Шелковый Путь как способ укрепления связей Китая с внешним миром и содействия тем выгодам, которые он извлекает из глобализации. Россия, в свою очередь, интерпретирует регионализм в пространственных и исторических терминах, рассматривая его, прежде всего, как способ реорганизации постсоветского пространства. Российская элита считает Евразийский экономический союз протекционистской мерой против глобализации и барьером против влияния других субъектов. Китай определяет принципы, на которых сотрудничество основано в неопределенных выражениях, и подчеркивает гибкость и открытость его проекта. Россия выбирает универсальные и юридически обязательные нормы, которые укрепляют оборонительный характер его регионального проекта».

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
Центральная Азия в фокусе мировых СМИ - Central Asia Analytical Network Central Asia Analytical Network
2017-10-16 01:18:20
[…] Читать предыдущий обзор«А вы инвестируете в таджикские бонды?» Центральная Аз… […]