Бабанов, Жээнбеков или тандем? О кыргызских выборах рассуждает Брюс Панниер

Брюс Панниер, корреспондент RFE/RL (Radio Free Europe/Radio Liberty), изучающий Центральную Азию с начала 90х и ведущий блога Qishloq Ovozi, в котором на экспертном уровне обсуждается внутренннее развитие региона, делится с нами своим мнением о предстоящих выборах президента в Кыргызстане. Что представляют собой кандидаты, каковы возможные сценарии и реакция общества? Кто, наконец, может стать следующим президентом КР?

Каково общее настроение среди кыргызского общества за два месяца до президентских выборов? Что от них ожидают?

Я бы сказал, что, к сожалению, как это было на предыдущих выборах, так и перед этими выборами, побочные события доминируют над политическими новостями. Ведутся судебные дела в отношении членов партии «Ата-Мекен», включая лидера партии Омурбека Текебаева, заведены судебные дела в отношении СМИ и журналистов, в частности, онлайн-издания «Заноза» и журналиста Нарына Айыпа (Идинова). Поскольку официальная кампания стартует только в сентябре, новости в основном обсуждают эти проблемы. Кыргызское общество уже проходило через это раньше. Вероятно, будут протесты, поддерживающие кандидатов, которым откажут в участии в выборах, и Текебаев это только один из примеров. С таким количеством претендентов почти наверняка будет один или несколько кандидатов, которые не смогут выполнить какое-либо требование или будут исключены по каким-либо юридическим основаниям. Обычно такие действия вызывают протесты, хотя городские власти Бишкека запретили демонстрации в столице до первого тура президентских выборов. Но время покажет, действительно ли это может предотвратить митинги и демонстрации. Есть достаточно оснований, чтобы предположить, что такой указ не помешает людям выйти на улицы. Поэтому я думаю, что преобладающее настроение среди людей — это выждать и понаблюдать за развивающимися событиями. Ожидания от следующего президента, вероятно, невелики. Народ Кыргызстана наслышался обещаний. С другой стороны, некоторые проекты начинают приносить свои плоды. Построенные линии электропередач, такие как Кемин-Датка, уже приносят некоторое улучшение в жизни людей, и приобретение «Газпромом» газовой сети Кыргызстана, по-видимому, также имеет позитивные результаты. Кто бы ни был президентом, такие проекты, скорее всего, продолжатся.

Читать о политике в КР:

Какая из политических фракций в Кыргызстане пользуется народной поддержкой электората? Какие группы населения являются наиболее активными и наименее активными в избирательном отношении?

Это сложный вопрос. Есть региональные интересы и даже локальные интересы, а также и деловые интересы, как законные, так и преступные. Например, необходимо иметь некоторый компромисс между севером и югом. Президенту из северного Кыргызстана действительно нужен кто-нибудь близкий ему или ей, представляющий интересы людей и групп на юге, и наоборот, если президент из юга. Тем не менее, Социал-демократическая партия Кыргызстана (СДПК), по всей видимости, имеет хорошие позиции по всей стране для сбора поддержки. СДПК будет помогать ее «технический кандидат» — Партия Кыргызстан, заявившая, что поддержит кандидатуру нынешнего премьер-министра СДПК Сооронбая Жээнбекова. Президент Алмазбек Атамбаев уже одобрил кандидатуру Жээнбекова, что неудивительно, поскольку сам Атамбаев из СДПК, но будучи президентом, был вынужден конституционно отказаться от партийной принадлежности. Многие люди определяют СДПК как «партию Атамбаева» и, скорее всего, будут голосовать за кандидата СДПК, как это делали многие на парламентских выборах 2015 года.

Лидер партии «Республика» Омурбек Бабанов — северян (родился в Таласской области), но у него хорошая репутация на всей территории Кыргызстана. Бабанов — бизнесмен, и поэтому он, скорее всего, ищет поддержку среди бизнес-сообщества. Он также рассматривается как сторонний человек во внутренней политике, что привлекает многих, кто устал от карьерных политиков, с момента обретения независимости занимающих высшие места в правительстве. Поскольку я не могу обсудить всех вероятных кандидатов и их базы поддержки из-за нехватки времени, я скажу в целом, что голосование может быть наиболее активным в средних и третичных городах Кыргызстана, а также в районах и деревнях. Явка избирателей в Бишкеке, как правило, составляет около 50% и в некоторых случаях значительно ниже, а в Оше — не намного больше. Кажется, что этнические меньшинства голосуют все меньше. Я предполагаю, что многие из узбекской диаспоры, например, не проявят большого интереса к президентским выборам. К чести Кыргызстана, молодежь страны, похоже, проявляет энтузиазм во время выборов, и я ожидаю значительную явку 18-30-летних, безусловно, этнических кыргызов в этом возрасте. Плохо то, что голоса можно купить, и в некоторых местах они стоят очень недорого.

Читать по теме: Эволюция протестной культуры в Кыргызстане со времен Аксыйских событий

Практика оплаты митингов и голосов нарушает конкуренцию и влияет на результаты выборов
Насколько честно проходят выборы в Кыргызстане? Можно ли сказать, что в стране созданы все необходимые условия и институты для справедливого избирательного процесса?

Пока неясно, будут ли все подавшие заявки кандидаты зарегистрированы для участия в выборах. Опять же, Текебаев, похоже, движется к тому, что его не допустят к участию в выборах. Есть еще достаточно времени, чтобы организовать «черный» пиар против других кандидатов или внести какие-то «внезапные» юридические затруднения, которые не позволят кандидату баллотироваться, или, по крайней мере, отвлекут его внимание от кампании. Условия для свободных выборов, вероятно, созданы, но практика оплаты митингов и голосов нарушает конкуренцию и влияет на результаты выборов. Кто-нибудь из проигравших кандидатов наверняка объявит о нарушениях и потребует пересчета или аннулирования результатов, хотя такие усилия в прошлом никогда ни к чему не приводили. И, конечно же, существует биометрическая идентификационная система. Некоторые люди боялись предоставить свои данные до парламентских выборов 2015 года, и в системе были сбои.

Даже если не все 59 кандидатов будут участвовать в гонке, насколько важно разнообразие и количество кандидатов для избирателей?

Число кандидатов уже снизилось до 50. Я ожидаю, что не больше пяти, а может быть, восьми кандидатов, дойдут до дня выборов. Я думаю, что большинство жителей Кыргызстана считают, что это приемлемое число.

Читать по теме: Кто хочет стать президентом Кыргызстана? (инфографика)

По вашему мнению, кто из кандидатов на пост президента Кыргызстана имеет наиболее реалистичные шансы на победу на выборах в октябре и почему?

Я думаю, Бабанов. Он имеет хорошую поддержку по опросам, и, как уже упоминалось, пользуется репутацией стороннего человека в политике, хотя и был премьер-министром. Он относительно молод и харизматичен. Жээнбеков пользуется поддержкой СДПК и президента Кыргызстана. Если он сможет договорить с этим новым появляющимся блоком – Ташиев, Келибеков, Мадумаров и Торобаев – то такая поддержка могла бы поставить его на уровень с Бабановым. То же самое теоретически можно отнести к другим кандидатам. Кыргызстан имеет долгую историю политических слияний в преддверии выборов, наиболее громким из которых был союз «Республика-Ата Журт» в преддверии парламентских выборов 2015 года. То же самое верно для отдельных кандидатов. Помните тандем Бакиева-Кулова в 2005 году?

Как вы думаете, почему правительство не будет использовать административную силу для продвижения Жээнбекова?

Нам еще предстоит выяснить это, ведь уже выдвигались обвинения в использовании «адмресурсов». Центральная избирательная комиссия сделала свое расследование и заключила, что поездки Жээнбекова по Кыргызстану или официальный визит в Турцию не представляют собой злоупотребление административными ресурсами, потому что в то время Жээнбеков был премьер-министром, и его освещали СМИ во время исполнения служебных обязанностей.

Вопрос заключается в том, что термин «административные ресурсы» имеет множество интерпретаций. Жээнбеков должен провести кампанию, и финансирование его кампании будет вызывать вопросы — откуда деньги? Имеет ли он доступ к избирателям, который, по-видимому, отсутствует у других кандидатов? Имеет ли он доступ к средствам для проведения митингов, которых нет у других кандидатов?

СМИ Кыргызстана и избиратели будут пристально следить за проведением его кампании и возможным использованием им административных ресурсов, поэтому я думаю, что он хотел бы попытаться избежать таких обвинений (интервью взято до того, как Жээнбеков ушел с поста премьер-министра КР – прим.ред.).

Важно то, как может победить Жээнбеков. Если он выиграет в первом раунде, это будет большой проблемой
Как вы думаете, в случае победы Жээнбекова, будут ли протесты со стороны какой-либо группы?

Наверняка. Опросы, которые я видел, показывают, что Жээнбеков отстает от лидера «Республики» Омурбека Бабанова. На самом деле Жээнбеков находится в группе с несколькими другими кандидатами, никто из которых никогда не получал двузначную поддержку, по данным этих опросов кыргызских СМИ, в то время как Бабанов всегда получал двузначную поддержку.

Это одна проблема. Важно то, как может победить Жээнбеков. Если он выиграет в первом раунде, это будет большой проблемой. Опросы, о которых я упомянул, и я знаю, что эти опросы часто ошибались в последние месяцы, указывают, что он не может получить больше, чем 50% голосов, необходимых для победы.

Если это произойдет, это вызовет возмущение со стороны многих политических партий Кыргызстана и гражданских движений, а мы знаем, что может быть, если народ в Кыргызстане посчитает, что его обманывает грязная политика.

Более вероятный сценарий победы Жээнбекова это второй раунд, и в нем Жээнбеков столкнется только с одним конкурентом. Политические партии, лишившиеся кандидатов во втором раунде, могут начать переговоры о поддержке того или иного кандидата. Жээнбеков может выиграть законно во втором туре, если сможет договориться с достаточным количеством этих других политических партий.

Конечно, партия, чей кандидат проиграла, и партии и движения, которые поддерживали этого кандидата, будут протестовать, заявлять о нарушениях где-либо в кампании или голосовании и требовать пересчета или даже аннулирования результатов выборов.

Как вы оцениваете освещение избирательной кампании в СМИ?

Выборы — это то время, когда СМИ Кыргызстана действительно активизируются, блистают и выделяются по сравнению с другими странами Центральной Азии.

Кыргызские СМИ освещали подготовку к выборам, действия и слова лидеров, судебные процессы над политиками, которые хотят баллотироваться на этих президентских выборах, заявления Центральной избирательной комиссии, обвинения политиков в отношении других политиков, практически все.

Тем не менее, продолжающиеся судебные процессы против некоторых СМИ и их журналистов — например, сайта «Заноза» — это тревожное явление в любое время, но в преддверии выборов такие иски вызывают (и уже вызвали) спекуляции, что власти выставляют грани того, что допустимо, а что нет.

Следует отметить, что судебные процессы против средств массовой информации официально, ведутся по иным причинам, независящим от предстоящих президентских выборов. Большинство из них были возбуждены по обвинению в оскорблении чести и достоинства президента.

Атамбаев уходит, оставляя за собой все еще неразвитую парламентскую систему, и в этом есть частично его вина — он все еще стремился сохранить полномочия исполнительной власти
Как вы оцениваете президентство Алмазбека Атамбаева? Какие изменения в Кыргызской Республике можно отметить в его время?

Алмазбек Атамбаев стал президентом в конце очень неспокойных времен в Кыргызстане. Революция в апреле 2010 года и межэтническое насилие на юге Кыргызстана в июне 2010 года действительно поставили Кыргызстан на грань. Кроме того, новая конституция, принятая в 2010 году, сменила политическую систему Кыргызстана с президентской формы правления на парламентскую форму правления. Учитывая этот контекст, Атамбаеву надо отдать должное за сохранение стабильности в Кыргызстане в течение шести лет. Кыргызстан также столкнулся с экономическими трудностями, которые в значительной степени были вызваны экономическими проблемами России, что, конечно же, затронуло динамику денежных переводов от граждан Кыргызстана, работающих в качестве рабочих-мигрантов в России.

Читать по теме: Внешнеполитический курс президента Атамбаева: хроника и анализ

Кыргызстан пережил экономические трудности лучше, чем страны Центральной Азии, экспортирующие углеводороды (Казахстан, Туркменистан и, в меньшей степени, Узбекистан). И хотя экономику Кыргызстана нельзя назвать процветающей, она сохранила устойчивость, хотя это, по крайней мере, частично связано с китайскими кредитами и инвестициями. Некоторые из основных событий во время пребывания Атамбаева включают в себя завершение строительства линии электропередачи Датка-Кемин и продажу «Кыргызгаза» Газпрому, что улучшило распределение электроэнергии для граждан и, вероятно, сохранит его устойчивым на долгие годы. Военная база США в Канте была закрыта, ликвидировав источник недовольства многих граждан Кыргызстана. Кыргызстан был принят в члены Евразийского экономического союза, хотя выгоды от этого вступления еще не ясны, даже если они и устранили некоторые препятствия для кыргызских трудовых мигрантов в России. Атамбаев уходит, оставляя за собой все еще неразвитую парламентскую систему, и в этом есть частично его вина — он все еще стремился сохранить полномочия исполнительной власти. Я не видел никаких сильных усилий со стороны Атамбаева в продвижении парламентской системы. Судебные дела, которые он инициировал или поддерживал против политических оппонентов, средств массовой информации и журналистов, несомненно, не красят его как президента, но я думаю, что в целом его время пребывания на посту запомнится относительной стабильностью и некоторым улучшением экономики.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments